Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> Альманах «Светский союз»
Сайт «Разум или вера?», 23.12.2003 г., /humanism/svs/03.htm
 

Rambler's Top100

Альманах «СВЕТСКИЙ СОЮЗ»
к содержанию альманаха

АНТИКОНСТИТУЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ
КЛЕРИКАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ

Сергей БУРЬЯНОВ *

Сегодня в России «определённые» конфессии фактически превратились в административный ресурс власти, позволяющий в значительной мере манипулировать 1 индивидуальным, общественным и массовым сознанием. В результате, что бы ни творилось в России – перманентный экономический кризис, коррупция, война в Чечне, вымирание населения – россияне всё равно просто любят власть, отдавая свои голоса её представителям во время демократических процедур в виде выборов.

Клерикализация органов власти и государственного управления, армии, силовых структур и, наконец, системы государственного образования является одной из главных составляющих современной версии сакрализации власти.

Несмотря на то, что состояние образования вообще, и его государственной компоненты, в частности, уже много лет является предметом дискуссии, а реформы признаны предметом насущной необходимости 2, современные тенденции трансформации государственной системы образования вызывают много вопросов в связи с явным противоречием Конституции РФ и действующему законодательству.

Приказом Министерства образования № 686 от 2 марта 2000 г. в государственный классификатор образовательных направлений и специальностей внесён стандарт по специальности «теология» 3, разработанный при участии Свято-Тихоновского богословского института. В то же время «в начале нового тысячелетия стараниями Минобразования (которое, между прочим, уже не один год ратует за гуманизацию и гуманитаризацию образования) в России перестали готовить педагогов-обществоведов… Правоведение не стало обязательной… курс "Правоведение" вуз может ввести, если сочтёт необходимым. Но если он даже его и введёт, то образовательный стандарт ни по этой дисциплине, ни по какой-либо другой даже не предусматривает таких дидактических единиц, как "Всеобщая декларация прав человека", "Конвенция о правах ребёнка", "Европейская конвенция о защите прав человека…", "Европейский Суд по правам человека", "Культура мира"» 4.

Направление «Теология» было утверждено приказом зам. министра образования ещё в 1993 г. Доцент кафедры религиоведения РАГС Лопаткин Р. А. рассказывал: «На волне эйфории так называемого религиозного возрождения и явно завышенных ожиданий общества в отношении Церкви был "втихую" разработан и, при не слишком активном сопротивлении светских ученых-гуманитариев, членов соответствующей комиссии при Минвузе, принят Государственный стандарт направления "Теология". Помнится, я тогда говорил профессору И. Н. Яблокову, члену этой комиссии, что в гнездо гуманитарных наук подкладывается "кукушкино яйцо". Прошло семь лет, кукушонок вылупился, вырос и, ничем не проявив себя в плане нужности и полезности, тем не менее проявляет завидный аппетит и старается выпихнуть из гуманитарного гнезда или подмять под себя науку религиоведения. Речь на самом деле идёт о подчинении государственной высшей школы Церкви, а за этим последует очередь и общеобразовательной школы» 5. К сожалению, эти слова оказались пророческими, и очередь школы сегодня пришла, но об этом чуть позже.

Следует особо отметить, что в России никогда ранее не было дисциплины с таким названием. В переводе с греко-латинского «теология» это «богословие». Очевидно, что это новое название ввели, чтобы скрыть от широкой общественности явно антиконституционный характер введения богословия в государственную систему вузовского образования.

В государственных вузах некоторых регионов (например, в Алтайском крае, Омской, Тверской, Ивановской областях) много лет действуют кафедры и факультеты богословия на базе местных епархий РПЦ, что противоречит Конституции РФ и ФЗ «Об образовании», предусматривающим светский характер учебного процесса в государственных образовательных структурах. Первым стал Омский университет, в котором еще летом 1994 г. на специальность теология было набрано 25 человек.

Несмотря на то, что в вышеупомянутом стандарте говорится о светском характере подготовки специалистов теологии, она носит ярко выраженный конфессиональный характер – «теологии вообще» не бывает. А без конфессионального выбора студента процесс обучения теологии просто не имеет смысла. По словам сопредседателя Института свободы совести С. А. Мозгового «преподавание теологии возможно лишь в конфессиональных духовных негосударственных учебных заведениях. Если же вводить этот предмет в государственных учебных заведениях, то он должен преподаваться факультативно или на коммерческой основе» 6.

По тексту стандарта «предметом теологии являются накопленные в течение длительного исторического срока религиозный опыт, памятники религиозной культуры, а также интеллектуальное и духовное богатство». Специалисты теологи должны будут осуществлять свою профессиональную деятельность в государственных и муниципальных образовательных учреждениях как преподаватели; в воспитательной работе с детьми и молодёжью и в группах социальной адаптации и реабилитации; в составе экспертных комиссий и в качестве независимых экспертов.

Удивительно, но факт – под светским характером чиновники Минобразования полагают отсутствие культовых обрядов в процессе обучения и то, что «образование специалистов теологии не преследует цели подготовки священнослужителей». В тексте государственного теологического стандарта говорится, что «конфессиональная специфика подготовки специалиста теолога учитывается прежде всего за счёт дисциплин конфессиональной подготовки, которая разрабатывается по предложению конфессии на основе утвержденного инвариантного макета, исходя из общего количества часов, отведенных на его изучение». Цикл дисциплин конфессиональной подготовки (ДКП) составляет только в явной форме более трети (3653 часа) из общего массива (9623 часа).

Как следует из того же текста государственного стандарта, а именно раздела «Требования к разработке и условия реализации основной образовательной программы подготовки выпускника по специальности 020500 теология», при разработке своей основной образовательной программы высшее учебное заведение имеет право «устанавливать необходимую глубину преподавания отдельных разделов дисциплин, входящих в циклы гуманитарных и социально-экономических, математических и естественнонаучных дисциплин в соответствии с профилем цикла дисциплин конфессиональной подготовки» 7.

В зависимости от того, кто и как будет преподавать, реальная конфессионо-ориентированная подготовка может увеличиться за счёт общепрофессиональных дисциплин (ОПД) на 2295 часов; гуманитарных и социально-экономических дисциплин (ГСЭ) на 1800 часов и факультативов (ФТД) на 450 часов. Условно будем считать, что общематематические и естественнонаучные дисциплины (ЕН), ещё 550 часов, не станут преподавать на конфессиональный лад. Но в случае чего, удивляться не стоит.

Такая вот конфессиональная светскость получается. Хотя чиновники Минобразования и представители Патриархии в один голос и на полном серьезе говорят о «светском религиозном образовании» (!), подразумевая «изучение религии и религиозной культуры в образовательных учреждениях разных типов».

С юридической точки зрения максимально корректным является определение светского характера как мировоззренчески нейтрального, равноудаленного, безоценочного. То есть не отдающего предпочтения вообще никакому мировоззрению: религиозному, атеистическому, иному.

Несмотря на то, что термин «традиционная религиозная организация» в качестве правового пока оформить не удалось 8, отмечены попытки ввести его фактически и придать клерикализации государственной системы образования ударные темпы.

Характерно, что инициатива исходит от федеральной власти 9. 10 – 11 октября 2002 г. на федеральном уровне состоялась научно-практическая конференция «Взаимодействие государства и религиозных объединений в сфере образования». Её организаторами выступили, ни много, ни мало, полномочные представители Президента Российской Федерации в Центральном, Приволжском и Южном федеральных округах, Министерство образования Российской Федерации, Комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Межрелигиозный Совет России.

Последний, судя по всему, был заявлен для приличия – фактически конференция была посвящена решению тактических вопросов взаимодействия РПЦ МП с государством в сфере образования. В частности, наряду с региональными чиновниками, было отмечено присутствие представителей епархий РПЦ. Поэтому сложилось впечатление, что главная задача конференции – развернуть клерикализацию государственной системы образования на региональном уровне.

Трудно сказать, понимают ли лидеры остальных религий, что их используют в качестве массовки. Вообще-то для сакрализации власти нужна только одна конфессия – «самая традиционная», да и привилегий на всех не хватит в условиях перманентного кризиса. Тем не менее, председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин в своём выступлении напомнил уважаемому собранию о конституционных принципах, выразил опасение в нарушении прав татар и заявил: «Мы против того, чтобы нас причисляли к инородцам» 10.

Наряду с ростом в обществе православной религиозности полпреды Президента РФ отметили рост наркомании, преступности, беспризорности. Нестыковка получается: или арифметика подводит, или рост религиозности – причина указанных асоциальных явлений.

По тону выступлений государственных чиновников категории «А» было ясно, что стратегические вопросы федерального уровня давно были решены. В проекте резолюции конференции «черным по белому» написано: «обобщая опыт взаимодействия религиозных организаций с федеральными и региональными органами государственной власти Российской Федерации, участники конференции отметили следующее: стратегические цели деятельности Российского государства и традиционных религиозных организаций народов России в сфере образования, направленные на духовно-нравственное просвещение населения, развитие институтов гражданского общества и укрепление российской государственности, полностью совпадают».

Лейтмотивом конференции стал краткий, но ёмкий тезис, также закрепленный в проекте резолюции: «Образовательная деятельность традиционных религиозных организаций, осуществляемая в интересах всего российского общества, нуждается в помощи государства».

Среди конкретных направлений взаимодействия религиозных организаций (читай РПЦ МП) и государства в сфере образования, подготовка специалистов в сфере изучения религии и религиозной культуры в образовательных учреждениях разных типов и профессионального религиозного образования; участие в широком спектре социально значимых проектов, особенно ориентированных на детей, подростков и молодёжь.

В рекомендациях конференции, наряду с техническими моментами прослеживаются следующие приоритеты: «на данном этапе необходимо совершенствование законодательной базы для широкого партнёрства государства и религиозных организаций в сфере образования. При доработке и подготовке нормативно-правовых актов важно учитывать позицию религиозных организаций, их законные интересы, а также привлекать представителей религиозных организаций к участию в разработке нормативно-правовых актов». То же на уровне регионов: «Рекомендовать государственным органам управления образования в субъектах Российской Федерации включать в региональный компонент образования учебные предметы и курсы, направленные на приобщение школьников к общезначимым ценностям традиционной религиозной культуры народов России. Одновременно необходимо совершенствовать региональное законодательство в целях максимального использования возможностей традиционных конфессий в развитии духовного потенциала светской школы, её образовательных, в том числе воспитательных, возможностей».

Министерство образования РФ в очередной раз заручилось поддержкой своей не вполне конституционной деятельности по «интеграции в систему образования общезначимых ценностей религиозной культуры, в том числе путём разработки научного и учебно-методического обеспечения преподавания учебных предметов и курсов традиционной религиозной культуры в светской школе», которая «способствует становлению различных форм изучения традиционной религиозной культуры в системе государственного и муниципального образования, удовлетворению социального запроса на получение образования в соответствии с ценностями национальной культуры».

Как известно, договор «О сотрудничестве Министерства образования РФ и Московской Патриархии РПЦ» 11 был заключён ещё в августе 1999 г. Предметом договора заявлено «осуществления сотрудничества по воспитанию детей и молодежи в духе высоких моральных ценностей, обмену информацией, взаимодействию в учебно-методических вопросах, анализу и обобщению опыта совместной работы в области духовно-нравственного воспитания, подготовке изменений и поправок в нормы действующего законодательства». Среди целей договора: оказание поддержки православного образования; осуществление экспертизы и совместное издание учебной литературы; создание совместных телевизионных и радиовещательных образовательных программ; противодействие осуществляемой в образовательных учреждениях и в СМИ деятельности представителей тоталитарных и деструктивных сект и культов.

Отдельный пункт посвящён конфиденциальности информации: «стороны обязуются соблюдать конфиденциальность в отношении полученной от другой стороны информации».

Заключению вышеупомянутого договора предшествовало совместное письмо 12 от 21.01.1999 г. патриарха Алексия II (А. М. Ридигера), президента РАН Ю. С. Осипова, президента РАО Н. Д. Никандрова, ректора МГУ В. А. Садовничего министру образования РФ В. М. Филиппову. В частности, они призвали решать насущные проблемы образования и воспитания, опираясь на противоречащий Конституции РФ и действующему законодательству, но «разумный эксперимент», уже начатый в ряде регионов. Уважаемые авторы, искренне заботясь о возвращении нашего народа к нормам христианской морали и о противодействии «антигосударственной образовательной деятельности сектантства, которое становится подлинным государственным бедствием», поднимают вопрос необходимости улучшения действующего законодательства об образовании. Очевидно, чтобы узаконить вышеупомянутый «эксперимент».

Таким образом, в некоторых регионах, например Курской, Белгородской и Смоленской областях, преподавание конфессионально ориентированных дисциплин в рамках общеобразовательной программы государственных средних школ велось ещё до заключения вышеупомянутого договора.

На фоне вымирания населения самой циничной выглядит симуляция заботы об улучшении демографической обстановки и положения в семье. Конференция полпредов Президента РФ рекомендует «министерствам образования и культуры, соответствующим органам управления субъектов Российской Федерации спланировать и осуществить конкретные меры, направленные на воспитание у детей и молодежи уважительного отношения к институту семьи, ориентации на создание в будущем устойчивой многодетной семьи, традиционные духовно-нравственные ценности в сфере брачно-семейных отношений». История со всей кровавой наглядностью показывает, что манипулирование сознанием и неограниченная власть является самой большой угрозой для человека и семьи.

По поводу проблем в связи с преподаванием религиозных и церковно-ориентированных дисциплин православными священнослужителями даже существует письмо патриарха РПЦ Алексия II № 5925 от 9 декабря 1999 г. 13. В данном письме он поручает епархиальным управлениям наладить преподавание курса «Основ православного вероучения» в государственных учебных заведениях. В случае возникновения трудностей вышеупомянутый курс предлагается называть как «Основы православной культуры».

Так и назвали. Как следует из текста «Примерного содержания образования по учебному предмету "Православная культура"»: «Актуальность изучения православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях обусловлена насущной социально-педагогической потребностью обновления содержания социально-гуманитарного образования, развития воспитательных функций светской школы в новых социокультурных условиях. Эта потребность находит выражение в педагогической практике интеграции знаний о православной культуре в учебно-воспитательную деятельность образовательных учреждений, которая получила широкое распространение во многих регионах России и свидетельствует о тенденции восстановления культуросообразности российского образования, духовно-нравственных основ обучения и воспитания детей и молодёжи в нашей стране… Одним из направлений модернизации и реформирования светской школы является обновление содержания общего социально-гуманитарного образования, направленное, в частности, на преодоление негативных последствий отказа государства и светской школы в предшествующий период от опоры на ценности традиционной духовной культуры. Культура России исторически формировалась под воздействием Православия, и все её сферы глубоко связаны с Православием. Поэтому православная культура – одна из важнейших для России областей социально-гуманитарного знания» 14.

Примерное содержание образования по учебному предмету «Православная культура» предназначено для ориентации в вопросах содержания и организации изучения православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях руководителей образования, работников методических центров, разработчиков учебных программ и пособий, учителей, учащихся и их родителей, является основой для создания соответствующей системы учебно-методического обеспечения (учебных программ, учебников, учебных и методических пособий, хрестоматий, практикумов и рабочих тетрадей для учащихся, наглядных средств обучения и др.), подготовки преподавателей в учреждениях профессионального образования, центрах повышения квалификации педагогических кадров.

И «соответствующее» учебно-методическое обеспечение создаётся. Как сообщает агентство «За права человека», 18 июня 2002 г. Лев Пономарёв, исполнительный директор Общероссийского общественного движения «За права человека», обратился в Генеральную прокуратуру РФ с ходатайством о возбуждении уголовного дела по факту возбуждения национальной и религиозной вражды, незаконного и антиконституционного внедрения сугубо церковного и пронизанного нетерпимостью и исключительностью учебника в государственных учебных заведениях 15.

15 ноября в Останкинском районном суде г. Москвы федеральным судьёй было сорвано судебное заседание по жалобе Общероссийского движения «За права человека» на отказ Останкинской межрайонной прокуратуры возбудить уголовное дело по факту распространения учебника А. В. Бородиной «Основы православной культуры».

По замыслу Минобразования учебные курсы православной культуры должны «включаться в учебный план общеобразовательной школы на всех образовательных ступенях по концентрической модели».

В начальной школе в виде основного учебного предмета «Православная культура» с нагрузкой 1 ч. в нед. в 1 – 4 (1 – 3) классах и (или) путём интеграции его содержания в преподавание курсов отечественной истории, русского языка, чтения, родиноведения, региональных историко-обществоведческих учебных курсов.

В основной школе в виде основного учебного предмета «Православная культура» с учебной нагрузкой 1 – 2 ч. в нед. в 5 – 9 классах 11-летки (5 – 10 классах 12-летки) и (или) в виде ряда учебных курсов, ориентированных на отдельные аспекты православной культуры («История Церкви», «Библейская история», «Церковнославянский язык», «Церковная музыка», «Традиционная русская культура» и др.).

В старшей школе в виде основного учебного предмета «Православная культура» с учебной нагрузкой 1 – 2 ч. в нед. в 10 – 11 классах 11-летки (11 – 12 классах 12-летки) и (или) в виде модульных учебных курсов по выбору учащихся, ориентированных на отдельные аспекты православной культуры («Православное искусство», «Православная литература», «История Православия», «Православная этика» и др.).

Любопытно, что «изучение православной культуры может проводиться за счёт часов, выделяемых в учебном плане на образовательные области «Обществознание», «Филология», «Искусство», часов региональной (национально-региональной) компоненты образования, часов компонента образовательного учреждения».

С учётом специфики знаний о православной культуре и сложившегося опыта её изучения в общеобразовательной школе, Минобразования рекомендует выделять на изучение курсов православной культуры на всех образовательных ступенях не менее 340 ч. (374 ч. при 12-летке).

Оптимальным же, как следует из приложения к письму Минобразования, «является выделение на её изучение в учебном плане средней школы 544 ч. (612 ч. при 12-летке), в том числе на пропедевтический учебный курс в начальной школе 102 ч.; на основной учебный курс в основной школе 340 ч. (408 ч. при 12-летке); на изучение православной культуры в старшей школе в виде интегрированного повторительного курса или модульных спецкурсов 102 ч.».

Для преподавания ОПК, как сообщил Portal-Credo.Ru, в Калининградском областном институте повышения квалификации и переподготовки работников образования (КОИПКиПРО) недавно состоялся первый выпуск педагогов. 43 квалифицированных педагога дошкольных образовательных учреждений, общеобразовательных школ и вузов Калининграда и Калининградской области прошли курс по специальности (направлению) «Духовно-нравственное образование и воспитание». Организаторами курсов явились Центр духовно-нравственного образования и воспитания КОИПКиПРО и Отдел религиозного образования Калининградско-Смоленской епархии Русской Православной Церкви.

В течение января 2001 – ноября 2002 гг. педагогам читали курсовую программу в объеме 550 лекционных часов, в конце которой они сдавали 12 экзаменов и зачётов по предметам: Библейская история, История христианской Церкви, История Русской Православной Церкви, Православный катехизис, Православная культура, Возрастная психология, Методика преподавания духовно-нравственных дисциплин, Основы христианской нравственности, Православная педагогика и др.

Инициативы Министерства Образования и РПЦ МП не оставили равнодушным и местное калининградское начальство. В мероприятии вручения дипломов и свидетельств о переподготовке, участвовали не только викарий Калининградской и Смоленской епархии епископ Балтийский Серафим, но и начальник управления образования Администрации Калининградской области Л. М. Фуксон, консультант комитета по информации, печати и связям с общественностью Администрации Калининградской области И. Д. Гуров. Все официальные лица отметили важность и своевременность данного начинания.

В связи с проблемой кадров для преподавания ОПК министр образования РФ В. М. Филиппов заявил об обязательном согласовании на местном уровне с опытными практикующими священнослужителями кандидатур педагогов по предмету «Основы православной культуры».

Государственные чиновники от образования постоянно лукавят, когда речь заходит о клерикализации образования, вероятно догадываясь о её антиконституционности.

В интервью газете «Поиск» министр образования РФ В. М. Филиппов говорит, что «теолог или, если хотите, богослов – светская специальность, и в требованиях к ней записано, что оный специалист должен быть знатоком всех религиозных конфессий, существующих на территории РФ» 16.

А зам. министра образования Л. Гребнев в интервью изданию «Газета» заявил: «В рамках бюджета может преподаваться только светская дисциплина, но светское образование может включать в себя и знание о религии, как о части культуры. Речь идёт не только о православии, но и о других религиях, которые у нас в стране существуют уже много веков». Вместе с тем он отметил, что введение религиоведения в программы средних школ на федеральном уровне произойдёт очень не скоро. В то же время Л. Гребнев сообщил, что в ряде регионов уже принято решение об изучении религии в школе. «Не как вероучения, не как системы обрядов и тем более не как их исполнения, а как части культуры, в рамках которой мы все живём».

Полпреды Президента РФ в какой-то мере более откровенны. Как сообщает NTVRU.com: 10 октября 2002 г. Полтавченко Г. С. сказал «Какой смысл насаждать чужое, когда у нас есть своё?». «Одним из так называемых религиозных предметов, которые уже несколько лет предлагается ввести в программу школ, является основа православной культуры. Опыт его преподавания уже имеется в Центральном федеральном округе», отметил Полтавченко. В то же время он сказал, что не поддерживает идею преподавания основ католической культуры. При этом подчеркнул что необходимо «в полной мере задействовать потенциал традиционных религиозных организаций страны», которые «были и остаются оплотом нравственности». По сообщению РИА «Новости» от 10 октября 2002 г. Сергей Кириенко сказал, что светское государство должно быть «равноприближенным к основным религиозным мировоззрениям». «Из данного определения возникает необходимость существования неких зон взаимодействия государства и конфессий. В первую очередь, это зона образования» – подчеркнул Кириенко.

А ещё 27 апреля 2002 г. Полтавченко Г. С. написал письмо № А50 3699 на имя мэра г. Москвы Лужкова Ю. М., в котором сообщил о работе Общественно-политического экспертного совета, разработавшего проект «Православие и образование». Полпред Президента РФ просит мэра Москвы помочь в практическом воплощении этого проекта, предполагающего «создание на базе ряда государственных школ с этнокультурным компонентом особого образовательного центра "Православие и образование"». По мнению разработчиков проекта «Православие и образование» «наиболее благоприятные условия для осуществления этой идеи имеются в новостроящемся районе Куркино на Северо-Западе Москвы. В этом месте есть возможности для создания и обустройства храма и школы в рамках единого комплекса, что очень важно для полноценного воплощения проекта в жизнь».

Таким образом, подготовка теологов в государственных вузах предполагается за государственный счёт. Они нужны для преподавания конфессионально ориентированных предметов в государственной школе, так же за счёт государства. Налицо вопиющая подмена. Законодательно закреплённое право каждого на религиозное образование подменяется некой антиконституционной обязанностью государства финансировать конфессиональное образование для избранных религиозных организаций, и к тому же в рамках государственной системы.

Указанные тенденции ведут к тому, что «нетрадиционно» верующих не только ограничат в правах на религиозное образование, но и вместе с остальными инакомыслящими налогоплательщиками заставят оплачивать конфессиональное образование, а в итоге и сакрализацию власти. В России нечто подобное было до 1917 г., но уроки истории похоже на пользу не пошли.

А как же международный опыт? «Сегодня в западной литературе приводятся многочисленные данные о том, что даже в моноконфессиональных странах, где религиозное образование является обязательным для всех государственных и частных средних школ, всеобщее получение конфессионального образования молодыми людьми вопреки ожиданиям родителей и церквей вовсе не гарантирует ни автоматического воцерковления, ни верности религиозным нормам морали. Более того, как свидетельствуют результаты социологических опросов, скорее способствует утрате у молодёжи интереса к религии. Именно к таким результатам привела всеобщая клерикализация общества в Польше в конце 80-х – начале 90-х годов… Такая же тенденция наблюдается и в других европейских государствах, где конфессиональное образование до недавних пор было обязательным (ФРГ, Бельгия. Норвегия, Италия, Испания и др.)» 17.

Анализ российской истории конца ХIX – начала ХХ веков позволяет говорить об упадке религиозного образования в общеобразовательной школе, обусловленным во многом его обязательностью. А в российских университетах никогда не было богословских факультетов, т. е. в структуру высшей школы богословское образование вообще никогда не входило.

Несмотря на то, что значительную роль в вышеупомянутых антиконституционных тенденциях играет РПЦ МП 18, обвинять её бесполезно – для организации, естественным образом считающей себя ближе остальных к истине, это обычная позиция. А вот для государства, декларирующего себя демократическим, правовым, светским, это – явно антиконституционная политика, имеющая целью, как уже говорилось выше, сакрализацию власти.

Сакрализация власти, одним из элементов которой является клерикализация государственной системы образования, прикрывается симуляцией заботы о духовности, нравственности и т. д. В то же время исторический опыт, и прежде кровавый, ХХ-го, просвещённого века, свидетельствует, что неограниченная власть характеризуется самой вопиющей безнравственностью и бездуховностью. Сакрализация власти явно направлена против демократических сдержек и противовесов, призванных ограничить власть.

Желание властных групп остаться у власти навсегда понятно. Поэтому, в качестве одного из средств решения проблемы, наряду с обычным административным ресурсом, как метко заметили авторитетные телеведущие (кстати, финалисты ТЭФИ-2002) Хрюн Моржов и Степан Капуста, чиновники хотят переделать весь электорат в паству.

А с пастырями, которые явно забыли, что принадлежность религиозных организаций к институтам гражданского общества неразрывно связана с их независимостью от даров государства, уже договорились. Очевидно, сращивание государства и церкви в России зашло далеко, если власть говорит о духовности, а церковь о деньгах.

Основа подлинной демократии и стабильности в обществе – отнюдь не использование религии в политических целях и сакрализация власти, на основе протаскивания государственных вероисповедных предпочтений, а реальное воплощение в жизни общества и государства комплекса конституционных принципов, составляющих основу строя.

Выписки


Оставьте это на воскресенье

Мне и сейчас не очень нравятся планы появления в школах курса «Основы православной культуры». Даже факультативного. Даже при том, что детям будет предложен ещё и курс «История и культура мировых религий». Всё это очень странно. Это прямое ущемление права граждан на свободу вероисповедания (в том числе и на вариант «вне вероисповедания», атеизм). А ведь проблема не стоит выеденного яйца. Пусть православная церковь создает систему независимых «воскресных» школ, посещение которых будет совершенно добровольным! И на 100 процентов факультативным. Мы же отлично понимаем, что «факультативность» в школе легко превращается в «обязательность»…

Что касается «Истории и культуры мировых религий», то в этот курс обязательно должна быть включена и тема атеизма, который тоже имеет свою историю и свою культуру.

Андрей Колесов
«Известия», 6 марта 2003.


Освящение школ

Освящение объектов образования российское законодательство никаким образом не регулирует.

– Согласно закону «Об образовании» оно в России имеет светский характер, – рассказал «Известиям» зам. председателя комитета по образованию и науке Госдумы РФ Олег Смолин. – Подробности закон не расшифровывает, но как один из его разработчиков могу сказать о трактовке этого документа. Граница между светским и не светским образованием лежит там, где начинаются религиозные обряды, они в школе недопустимы. А освящение следует отнести именно к обрядам. Конечно, прямого запрета на освящения в законе не содержится. Тем не менее мне представляется, что проведение такого обряда в государственной школе противоречит закону. В данном случае директору школы нужно было посоветоваться с местными органами управления образования и учесть неоднозначный конфессиональный состав учащихся. Я вижу опасность в том, что религиозные конфликты могут быть перенесены и в школу.

«Известия», 4 марта 2003.


Приоритеты патриархии

«Патриархия выступает как партия с явным религиозным приоритетом. Что проявляется, конечно, не только в общих мировоззренческих декларациях, но и в конкретных требованиях, таких, как ограничение деятельности религиозных объединений, покушающихся на её реальную или потенциальную паству…, или восстановление религиозного образования в светских школах.

Александр Верховский
«Русская мысль», 15 – 21 июля 1999.


Бурьянов Сергей Анатольевич, юрист, сопредседатель Института свободы совести.

Примечания

Основными факторами устойчивого поступательного развития общественных систем становятся спокойная сопротивляемость манипуляциям индивидуумов и общества в целом и их способность распознать цели манипуляторов. См.: Афанасьев Ю. Образовательная антиутопия // Отечественные записки. № 1. 2002. с. 41.

По данным ЮНЕСКО Россия находится в числе аутсайдеров по уровню образования.

См.: Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по специальности «Теология».

Азаров А. Неужто теология предпочтительнее? Невесёлые размышления правозащитника о правовом просвещении в России // Юридический вестник. Июль 2001. № 13 (267).

Круглый стол «Теология в государственной системе образования России» // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. М. 2000. с. 38 – 39.

Мозговой С. А. Богословие или религиоведение: что ляжет в основу подготовки военных кадров? // Проблемы преподавания и современное состояние религиоведения в России. Материалы конференции. Москва, 2 – 3 декабря 1999. М. 2000. С. 76.

Приводится в точной стилистике министерского рескрипта. Просим извинить за полную и, вероятно, сознательную невнятицу. (От составителя.)

Более подробно на эту тему см.: Бурьянов С. А., Мозговой С. А. Концепция государственно-конфессиональных отношений: от декларирования свободы совести к антиконституционной государственной политике вероисповедных предпочтений? // Международный научный журнал «Право и политика». № 6. 2001.; Бурьянов С. А., Мозговой С. А. Цели и методы религиозной политики. Нужна ли России концепция отношений государства с религиозными объединениями? // «НГ–Религии». 24 октября 2001 г.; Бурьянов С. А., Мозговой С. А. Государственно-конфессиональные отношения и тенденции трансформации законодательства о свободе совести // Общеправовой журнал «Юридический мир». № 12. 2001; Бурьянов С. А., Мозговой С. А. Новые угрозы свободе совести (Антиконституционные подходы в отношениях государства с религиозными объединениями // Журнал «Здравый смысл» № 1 (22) 2001/2002; Бурьянов С. А., Мозговой С. А. Предпочтения власти. «Традиционные религиозные организации» и правовое поле // «Независимая газета». 27 февраля 2002.

Власть старается это скрыть и доказать, что «в развитии отношений между государственными структурами и религиозными организациями инициатива исходит снизу, от местных органов власти, а не от федерального центра. За последние годы в большинстве субъектов Российской Федерации Центрального федерального округа сформировалась вполне определенная практика взаимодействия органов государственной власти и епархий Русской православной Церкви. В 16 субъектах заключены договоры о сотрудничестве между епархией и органом управления образованием». См.: Полтавченко Г. С. Духовность и государственность // Государство и религиозные объединения. М. 2002. Материалы научно-практической конференции (25 января 2002 г.) С. 9.

10 22 октября 2002 г. председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин в своем письме на имя заместителя Председателя Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ Себенцова А. Е. выразил озабоченность по ряду позиций: «Во-первых, в период подготовки и проведения конференции не была соблюдена квотность и равномерность в приглашении участников, определении выступающих, ведущих круглых столов… Во-вторых, в проекте итогового документа, который так и не был поставлен на голосование, не нашла полноценного отражения позиция Совета муфтиев России, а также ряда представителей государственных структур и преподавателей высших учебных заведений страны. В-третьих, на конференции был поставлен (секция № 3), но не нашёл ответа вопрос об эффективности государственной системы образования в вопросах воспитания духовности и нравственности у россиян. Никто не доказал, что воспитательная работа в системе государственного образования является менее эффективной по сравнению с религиозным образованием, при условии, что такая задача перед средней и высшей школой государством будет поставлена… В-четвертых, полагаем необходимым ещё раз четко сформулировать нашу позицию по вопросу введения в среднюю школу предмета "Основы православной культуры", как и любого иного, преследующего цели вовлечения учащихся в религиозную организацию помимо их воли».

11 См.: НГ-Религии, 26 апреля 2000.

12 См.: НГ-Религии, 26 апреля 2000. {См. здесь: А. М. Ридигер (Алексий II) и др., Письмо Министру общего и среднего образования Российской Федерации В. М. Филиппову от 21.01.1999 г. Доп. – вед. сайт.}

13 {См. здесь: А. М. Ридигер (Алексий II), Инструктивное письмо всем епархиальным преосвященным № 5925 от 09.12.99 г. Доп. – вед. сайт.}

14 См.: Приложение к письму Министерства образования Российской Федерации органам управления образованием субъектов Российской Федерации от 22.10.2002 № 14-52-876 ин / 16. {См. здесь: Примерное содержание образования по учебному предмету «Православная культура». Доп. – вед. сайт}

15 Речь идёт об издании А. В. Бородиной: Основы православной культуры. М.: Покров, 2002. 254 с. {Текст заявления Л. А. Пономарева см. здесь: Л. А. Пономарев Заявление ООД «За права человека» Генеральному прокурору Российской Федерации от 18.06.2002 г. Доп. – вед. сайт.}.

16 Еженедельник «Поиск». № 37. 13 сентября 2002.

17 Григоренко А. Ю. Церковно-государственные отношения в современной России и проблема религиозной свободы и веротерпимости // Вступая в третье тысячелетие: религиозная свобода в плюралистическом обществе. Материалы международной конференции (Москва, 23 – 24 марта 1999 г.). М. 2000. С. 117 – 118.

18 Начиная с 1988 г. РПЦ МП обращается в Минобразования с инициативами, подразумевающими введение обязательного преподавания Закона Божьего в государственных общеобразовательных школах. Например, как сообщило радио «Маяк», выступая 18 ноября 2001 г. в зале церковных соборов храма Христа Спасителя, патриарх московский и всея Руси Алексий II высказался за введение православного религиозного образования в вузах и общеобразовательных школах Российской Федерации. Патриарх сообщил также, что уже несколько лет Русская православная церковь ведет переговоры с министерством образования РФ о том, чтобы студенты могли изучать теологию, а школьники – основы православной культуры. Патриарх поблагодарил министерство образования за то, что оно «с пониманием относится к предложениям Церкви».

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru