Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2009, № 4 (53)
Сайт «Разум или вера?», 20.12.2009, /humanism/journal/53/op_lett.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Осень 2009 № 4 (53)

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Данное обращение к Президенту и Председателю Правительства Российской Федерации открыто для подписания советскими/российскими научными работниками, имеющими постоянные позиции за пределами (бывшего) СССР. Предполагается, что обращение будет передано адресатам, а также членам Совета по науке, технологиям и образованию при Президенте РФ ко времени заседания этого совета в конце сентября с. г., посвященного проблемам фундаментальной науки.

Фундаментальная
наука
и будущее России

Открытое письмо Президенту
и Председателю Правительства
Российской Федерации

9 сентября 2009 года

Глубокоуважаемые
Дмитрий Анатольевич
и Владимир Владимирович!

Мы считаем своим долгом обратить ваше внимание на катастрофическое состояние фундаментальной науки в стране. Регресс продолжается, масштабы и острота опасности зтого процесса недооцениваются. Уровень финансирования российской науки резко контрастирует с соответствующими показателями развитых стран. Громадной проблемой для России был и остаётся массовый отток учёных за рубеж.

В течение десятилетий в СССР была создана мощная научно-техническая база и устойчивые механизмы её воспроизводства, включая воспроизводство кадров. Именно эта база, своеобразная научная «ткань» нашего общества, гарантировала научно-технический прогресс, обороноспособность страны и, в конечном счёте, независимость России. Продолжающийся распад этой ткани приведёт в ближайшее время к полному разрыву связи между поколениями научных работников, исчезновению науки мирового уровня в РФ и утрате знаний в катастрофических масштабах.

Среди наиболее острых проблем фундаментальной науки и образования выделим следующие:

• существенное отставание российской науки от науки мирового уровня

• отсутствие стратегического планирования с постановкой ясных целей

• неадекватность финансирования активно работающих учёных, резкое падение престижа научных профессий, связанная с этим проблема кадров

• серьёзное снижение стандартов в преподавании естественнонаучных дисциплин, ухудшение качества подготовки студентов и аспирантов.

Эти проблемы требуют немедленного решения на уровне надведомственного государственного планирования. Мы считаем, что процесс Стратегического Научного Планирования, координируемый непосредственно Президентом и/или Председателем Правительства РФ, должен иметь целью разработку, в течение короткого времени, комплексного плана стабилизации и развития фундаментальной науки и естественнонаучного образования в России. К разработке плана необходимо подключить выдающихся учёных, представителей министерств, промышленности, а также зарубежных экспертов. Это должен быть коллектив активно работающих, устремлённых в будущее, обладающих государственным мышлением людей.

Наши конкретные предложения к стратегическому плану развития фундаментальной науки в РФ заключаются в следующем:

• увеличение финансирования науки до уровня, адекватного стоящим перед страной задачам, обеспечение условий труда и быта учёных

• идентификация важнейших направлений научно-технического прогресса и конкретных проектов, служащих катализаторами развития и приводящих к осязаемым фундаментальным результатам, какими в своё время были космические и атомные программы в СССР

• активное привлечение на территорию России крупнейших научно-технических проектов мирового масштаба. Главная задача подобных проектов – смещение фокуса передовых научных исследований в Россию, что имело бы колоссальный морально-психологический и практический эффект и послужило бы катализатором развития науки и техники. Уникальной возможностью такого типа является проект создания коллайдера частиц высоких энергий нового поколения. Осуществление этого проекта потребует активной разработки самых современных технологий. Их внедрение в энергетику, информатику, биологию, материаловедение и другие области, а также использование при создании эффективных и безопасных реакторов позволило бы России стать мировым лидером в ряде наукоёмких производств (письмо с изложением одного из возможных вариантов этого плана было направлено Президенту и Правительству РФ в июле 2008 г.)

• обеспечение абсолютной прозрачности финансовых потоков, достижимое в рамках международных проектов

• кардинальное улучшение степени интегрированности российской науки в общемировую науку, стремление к лидерству в важнейших международных научных проектах, активное участие России в мировом академическом рынке труда: создание академических вакансий международного уровня, обеспечение доступности конкурсов на замещение постоянных и временных академических должностей для зарубежных кандидатов, создание привлекательных для кандидатов условий жизни и труда

• введение международных стандартов оценки качества научного труда, укрепление системы независимых научных грантов

• создание Российского Института Высших Исследований с привлечением государственного и частного финансирования по образцу аналогичных институтов в США, Канаде, Японии. Открытие в нём вакансий для крупнейших российских и зарубежных учёных на конкурсной основе в соответствии с международными стандартами, инициация активной программы научных обменов

• создание централизованной государственной программы работы со школьниками, популяризации и пропаганды научных знаний в стране.

Мы считаем, что срочное предотвращение грядущего коллапса науки в стране, немедленная разработка и внедрение новой модели научно-технического развития должны войти в число важнейших приоритетов руководства России.

Мы, нижеподписавшиеся, не связаны никакими политическими или корпоративными интересами в РФ. Руководствуясь объединяющим всех нас чувством – глубоким беспокойством о судьбе России, мы призываем руководство страны к решительным шагам по разрешению проблем, затронутых в данном письме, и готовы предоставить имеющиеся у нас опыт, знания и силы для экспертной помощи в данных вопросах.

С уважением,

Александр Беляев, University Lecturer, Department of Physics and Astronomy, University of Southampton, UK

Андрей Номероцкий, University Lecturer, Department of Physics, Oxford University, UK

Андрей Серый, Senior Scientist, FACET Project Head, Deputy Spokesperson of ATF Collaboration, SLAC National Laboratory, Stanford, USA, Fellow of the American Physical Society (2008)

Андрей Старинец, University Lecturer, Department of Physics, Oxford University, UK

Юрий Коломенский, Associate Professor, Department of Physics, University of California at Berkeley, USA, Fellow of the American Physical Society (2006)

Вячеслав Данилов, Senior Scientist, Oak Ridge National Laboratory, USA

Алексей Петров, Professor, Department of Physics and Astronomy, Wayne State University, USA

Сергей Беломестных, Senior Scientist, Department of Physics, Cornell University, USA

Александр Щекочихин, University Lecturer, Department of Physics, Oxford University, UK

Аркадий Цейтлин, professor of theoretical physics, Imperial College London, UK, Royal Society Wolfson Research Merit Award (2001)

Константин Зарембо, Directeur de Recherche CNRS de 2eme classe Ecole Normale Superieure, Paris, France

Сергей Солодухин, professor, Universite de Tours, France

Владимир Казаков, professor, Ecole Normale Superieure (Paris) and University Paris-6, France, Humboldt Prize (2007), Servant Prize of French Academy (2007)

Александр Бучель, associate professor/associate faculty member, University of Western Ontario/Perimeter Institute for Theoretical Physics, Ontario, Canada

Вячеслав Рычков, professor, Universite Paris-6, France

Анастасия Волович, Assistant Professor, Brown University, USA

Андрей Корытов, professor, University of Florida, USA

Аркадий Вайнштейн, Gloria Becker Lubkin Chair in Theoretical Physics, William I. Fine Theoretical Physics Institute, University of Minnesota, USA, J. J. Sakurai Prize for Theoretical Particle Physics, APS, 1999; Ya. Pomeranchuk Prize, ITEP, 2005

Дмитрий Харзеев, Head, Nuclear Theory Group, Brookhaven National Laboratory, USA

Вячеслав Муханов, Professor, Head Of the Astroparticle division, LMU, Munchen, Germany, Oskar Klein Medal (2006), Tomalla Prize (2009)


Всего на 31 октября 2009 г. 179 подписей

Сбор подписей продолжается на странице
www.hep.phys.soton.ac.uk/~belyaev/open_letter/

 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО. КОММЕНТАРИИ

Акт важный,
но остро
недостаточный

Гарри Абелев

 
 

 

Письмо отечественных учёных, уехавших за границу, обращение их к президенту РФ является чрезвычайно важным актом, важным, но остро недостаточным. Проблема не только в ограниченных средствах, но и в неправильном их распределении.

«Высшим пилотажем» для чиновников является формулировка основных и наиболее актуальных направлений фундаментальной науки, на которых должны быть сосредоточены основные усилия учёных. Это полностью противоречит характеру фундаментальной науки, назначение которой – выявление новых, непредсказуемых вопросов для исследования.

Выделение и распределение средств на науку происходит в настоящее время через Министерство образования и науки, выделяющее гранты на фундаментальную науку с привлечением экспертов из научного сообщества.

Чрезвычайно важной причиной вырождения отечественной науки и оттока отечественных учёных из неё является чиновничий подход к распределению и контролю средств. Речь здесь даже не о чрезмерной коррупции, имеющей место при чиновничьем подходе к распределению средств. Главное – в полном непонимании сути научного исследования, в том, что распределение научных средств находится не в руках учёных, не учитывается самими учёными, а отдано в руки чиновников. Последние не могут судить о научной работе иначе как по формальным признакам, т. е. по числу работ, по цитируемости работ, по возрасту учёных. Они не могут учитывать такие вещи, как неожиданность и нестандартность исследования, микро- и макрооткрытия, которые лежат в основе исследования. В лучшем случае чиновник может видеть только прикладную сторону его результатов.

Применение формальных критериев к финансированию научных исследований, лежащее в основе чиновничьего подхода – даже большая беда, чем коррупция. Оценка научного исследования это – сложное дело, столь же сложное как и оценка произведения искусства. Она должна проводиться самими учёными, которые учитывают и свежесть идеи, и её нестандартность, и нестандартность результата, и потенциальное значение результата фундаментальных исследований. Для оценки исследований также важно, кем и как они сделаны. Важен и сам путь, история исследования, т. е. каким образом учёный пришёл к заявляемой идее. Важен и учёт склада ума, характера исследователя: «пробивной» ли он, энергичный или тихий, скромный и сосредоточенный только на предмете исследования. Поэтому оценка исследования должна быть полностью в руках самих учёных, т. е. в комиссиях, в редакционных коллегиях. Образцом и хорошим примером организации оценки и распределения финансовых средств является Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ). Этот фонд почти вытеснен из сферы распределения грантов, он имеет небольшие средства, но распределение в этом фонде осуществляется, во-первых, самими учёными, во-вторых, полностью прозрачно и демократично. Насколько мне известно, претензий к работе РФФИ либо вообще не было, либо было чрезвычайно мало. Этот фонд приближается к идеалу грантовых и по своей работе в целом, и по количеству распределённых грантов. Этот фонд касается только фундаментальных исследований и не касается, так сказать, «подсобных» областей науки, таких как библиотеки, компьютерное обеспечение, виварии и преподавание, без которых, вообще говоря, невозможна никакая научная работа, и которая может быть учтена только сообществом самих учёных.

Отсюда ясно, что увеличение финансирования должно проводиться только через фонды или аналогичные институции, организуемые самими учёными. Состав этих фондов должен определяться научным авторитетом учёных и ни в коем случае формальными признаками, как это делалось при формировании РФФИ. Работа фонда и её результаты должны освещаться в научной печати, в газете «Поиск», в научных журналах и так, чтобы эта работа являлась максимально прозрачной и находилась в области полной гласности.

Таким образом, письмо иностранных – бывших отечественных учёных и ныне иностранных исследователей – является односторонним и касается только очень важной части финансирования науки, но абсолютно игнорирует вопросы распределения финансовых ресурсов. Эти вопросы ни в коем случае не должны быть чисто формальными и опираться только на число публикаций и иные формальные признаки, включая возраст.

Другой важной чертой отечественной науки является её старение. Попытки ввести возрастной ценз бессмысленны. Структура отечественной науки такая, что в ней работают и пожилые, и очень пожилые учёные, и исчезающее количество молодых учёных. Необходимо обеспечить возрастной проток учёных, составляющих отечественную науку. Ничтожно мала, позорно мала пенсия, на которую учёные не могут существовать. Она должна быть увеличена, для чего могут быть использованы средства от аренды и использования имущества, находящегося в руках академических институтов, не только Российской академии наук, но и Академии медицинских наук, Российской академии образования и др. Для улучшения пенсионного обеспечения учёных должны быть приняты и государственные меры. Только при существенном увеличении пенсий и необязательном уходе на пенсию, только при соблюдении необходимых норм порядочности в отношениях между учёными старшего поколения и молодыми учёными может быть обеспечен эффективных возрастной проток, но ни в коем случае не при использовании формальных критериев и введении возрастного ценза. Таким образом, увеличение финансирования отечественной науки, о чём говорится в письме бывших отечественных учёных, может быть эффективным и адекватным по своим последствиям при распределении финансов самими учёными, понимающими и знающими науку, понимающими принципы её развития. Учёт всех этих существенных сторон дела может привести к остановке распада и вырождения отечественной науки.

 


 

Самоэвакуация

российской

Дмитрий Баюк

науки…

При всем том, что я знаю кое-кого из подписавших это письмо людей и отношусь к ним с огромным уважением, само письмо привело меня в замешательство. Оно сразу вызывает множество вопросов, ответов на которые я никак не могу найти. Такое впечатление, что анализ его должен опираться исключительно на методы господина Фрейда и его последователей.

Ключевая фраза – «Громадной проблемой для России был и остаётся массовый отток учёных за рубеж». Во-первых, «массовый отток учёных за рубеж» – это не проблема, а следствие большого количества разнообразных проблем. Во-вторых, трудно себе представить более действенный путь к спасению российской науки, нежели её самоэвакуация, удачная возможность для которой открылась после смерти Брежнева. Было бы гораздо хуже, если бы гниение продолжалось в «неприступной крепости»! То, что все подписавшие письмо люди не позволили себя отвлечь от работы и, не испугавшись тягот жизни на чужбине, переместились подальше от обстоятельств, которые бы заставили их переключиться на что-то иное, заслуживает только похвалы. Хотя в самом факте письма нельзя и не усмотреть признаков угрызения больной совести.

Мне не очень понятно, кого именно они называют «руководством России». Но это и не важно, так как их рекомендации касаются преимущественно расходования государственного бюджета. А главная-то причина неизбежного коллапса носит отнюдь не финансовый характер. Радикально менять структуру бюджета никто не будет – этого не только не хочет власть, это будет непонятно и большинству населения, которое, как это ни неприятно, обладает сходным с властью менталитетом. Но даже если бы вдруг такое радикальное решение было принято, власти было бы не очень понятно, куда эти самые большие деньги нести: РАН? РФФИ? Минобрнауке? Наконец, если бы даже они туда и попали, можно представить, на что они были бы потрачены. Если уж на что и стоило бы потратить народные деньги, так это на то, чтобы придать эвакуации науки более организованный характер. Счастливые представители естественных наук, в особенности экспериментаторы, устраиваются в зарубежных исследовательских центрах более или менее по специальности, но гуманитариям часто приходится заниматься не свойственным им делом, а то и вовсе уходить из науки. Создание российско-немецких, российско-испанских и т. п. исследовательских центров, частично финансируемых из государственного бюджета, могло бы тут отчасти улучшить ситуацию. А в случае если коллективное умопомешательство у нас в стране всё-таки пойдёт на убыль, то именно такие центры могли бы стать для неё генератором будущей интеллектуальной жизни. Впрочем, это такая же маниловщина, как и мечты о «создании Российского Института Высших Исследований с привлечением государственного и частного финансирования».

 

В общем, мне бы очень хотелось написать что-то хорошее. Вот, мол, люди продолжают активно работать в науке, а кроме того находят время, чтобы…

Чтобы что?..

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru