Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2009, № 3 (52)
Сайт «Разум или вера?», 28.09.2009, /humanism/journal/52/kuv_med.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Лето 2009 № 3 (52)

«ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕАГИРОВАНИЕ»

О выступлении
Президента РФ
Д. А. Медведева

на совещании по вопросам преподавания в школах
основ религиозной культуры и светской этики
и введения в Вооружённых Силах Российской Федерации
института воинских и флотских священнослужителей

 

21 июля Президент России Д. А. Медведев сделал заявление, касающееся важных вопросов жизни страны: отношений церкви и государства, свободы совести, принципов образования и воспитания, содержания идеологической и мировоззренческой атмосферы в Российской Федерации. Президент, в частности, сказал:

«Я считаю возможным провести в ряде регионов – пока подготовлены 18 регионов, и эта цифра, естественно, может быть обсуждена – эксперимент по преподаванию основ религиозной культуры. Ученики и их родители должны будут самостоятельно выбрать предмет обучения. Что это может быть?

Во-первых, это могут быть основы православной культуры, основы культуры мусульманской, основы иудаизма, буддизма. То есть по этим вопросам и ученики, и их родители смогут принять решение. Если найдутся те, кто захочет изучать всё многообразие российской религиозной жизни, для таких учеников может быть разработан общий курс по истории традиционных крупнейших конфессий нашей страны. И тогда все эти вопросы будут погружены в одну программу, соответственно, это будут одни и те же пособия по изучению. Наконец, третий вариант: тем, кто не имеет определённых религиозных убеждений, у кого они не сформировались, должно быть предоставлено право изучать основы светской этики. Таким образом, мы охватим всех, кто имеет разные представления о том, что необходимо для обучения, сообразуясь с представлениями самих учеников, сообразуясь с представлениями, конечно же, их родителей.

Выбор учеников и их родителей, конечно, должен быть абсолютно добровольным – это важнейшее дело. Любое принуждение по этому вопросу не только носит незаконный характер, но и будет абсолютно контрпродуктивным.

Преподавать эти предметы будут светские педагоги…»

Президент сказал правильные слова о высокой значимости вопросов образования и церковно-государственных отношений: «Отношения государства и религиозных организаций в вопросах образования и воспитания, конечно, исключительно важны. Они затрагивают наиболее значимые вопросы формирования мировоззрения, системы ценностей любого человека, правил поведения в обществе, включая этическое наполнение этих правил, и, конечно, самым серьёзным образом влияют и на становление личности человека и гражданина Российской Федерации».

Столь же правильными были его слова о необходимости широкого обсуждения высказанных им предложений. Поскольку они касаются фундаментальной сферы человеческого существования: внутренних убеждений, совести и морали, – то тем более нельзя не согласиться, что связанные с этим решения «затрагивают крайне чувствительные социальные сферы, в сотрудничестве с которыми нам необходимо проявлять и открытость, и деликатность, и доброжелательность, и всяческое терпение по всем вопросам».

Попробую открыто и доброжелательно высказать свою точку зрения. Скажу сразу: предлагаемое «окончательное реагирование» я не могу назвать удачным. Оно противоречиво и неопределённо. Но главное – это явная уступка тем клерикальным силам, которые, так или иначе, стремятся укрепить своё влияние и власть далеко за пределами церковной ограды или мечети, в данном случае – в светских образовательных учреждениях и в вооруженных силах России.

Первое, что вызывает сомнение в открытости этого совещания – это отсутствие на нём представителей той «светской этики» о которой говорил Президент. Де факто она осталась за пределами встречи. Д. А. Медведев обращался к иерархам, «светская этика» осталась на встрече пустым местом, ей его просто не нашлось. А ведь в стране тысячи профессиональных этиков, кандидатов и докторов наук, профессоров и академиков. О них благополучно забыли. Да и не вспоминали никогда. Какая же это открытость и справедливость? Игра как шла, так и идёт в одни ворота. То же относительно «светских педагогов». Странная асимметрия: Президент советуется с иерархами четырёх «традиционных» религий, как преподавать «основы традиционных религий», но говорит, что преподавать их будут «светские педагоги». Так и выступил бы перед ними, узнал бы их мнение, попросил бы провести независимую научную экспертизу по всему комплексу обозначенных им проблем. Похоже, научно-образовательное сообщество не пустили даже в прихожую, когда говорили о «крайне чувствительных социальных сферах».

Теперь о сути вопроса: что же преподавать, какие предметы. С этим, как кажется, тоже не определились. С одной стороны, это «основы традиционных религий». А это и есть собственно вероучение в соответствии с Законом Божиим, Библией, Талмудом, Кораном и т. д. Тогда и православная культура есть просто православие, иудейская культура – иудаизм и т. д. Вместе с тем Д. А. Медведев употребил такие определения, как «основы религиозной культуры», «общий курс по истории традиционных крупнейших конфессий нашей страны». С содержательной точки зрения все эти понятия несовместимы. Первое («основы традиционных религий») невозможно по определению, т. к. будучи вероисповедным такой курс будет тем «лебедем, раком и щукой», которые будут разрывать душу и сознание ребенка. Ведь каждая из вер настаивает на своей исключительности и истинности. Тогда это должен быть курс основ какой-то одной из религий, а это и есть чисто религиозная, проповедническая дисциплина, что запрещено Конституцией и Законом РФ «Об образовании». Более или менее приемлемым может быть курс по истории мировых религий, где с научной точки зрения, при соблюдении принципа свободы совести и уважении чувств верующих можно обсуждать историю религий как часть мировой истории и культуры.

Самым неопределённым остается вопрос о светской этике. Само по себе это определение не имеет чётких границ, но если оставить в стороне вопрос о дефинициях, то это может означать ту этику, которая основана на современных научных исследованиях как в области истории и теории морали, так и психологии, когнитивных и поведенческих наук. Создание учебников по светской этике возможно и необходимо. Жаль только, что никаких усилий в этом направлении не было сделано ни со стороны Минобрнауки, ни со стороны Российской академии наук, ни со стороны Российской академии образования. Мы потеряли несколько десятилетий, прежде всего по вине государства, которое занималось все эти годы всем, чем угодно, но только не сохранением и повышением общественной морали. В этом отношении мало что сделали за эти два десятилетия и возродившиеся церкви, занятые в основном укреплением своего имущественного положения и консолидацией с властью.

Теперь о практической стороне дела. Несмотря на правильные слова Президента о строгом соблюдении закона о школьном образовании, хорошо известно, каким административным нажимом сопровождается введение «основ православной культуры» в различных регионах страны. Что же касается преподавания ислама, то здесь всё проходит гораздо жёстче, т. е. фактически по средневековому, безальтернативно и командно. Пример Чечни красноречиво говорит сам за себя.

 

Всё будет так, как скажет школьное начальство. А школьное начальство смотрит на вышестоящее. А самое высокостоящее обсуждает эти вопросы с самыми высокостоящими церковными иерархами. Вывод для всех очевиден: будешь вводить «основы традиционной религии» – будет и одобрение и финансирование, будет почёт и уважение. Будешь хлопотать о светской, рациональной и научно обоснованной этике – прослывёшь атеистом, гуманистом или каким иным изгоем… Всё это, к сожалению, наши сегодняшние реалии. И их все хорошо понимают.

Вот почему принятое на совещании «окончательное реагирование» фактически означает дальнейшее наступление церкви на школу и другие государственные учреждения. А это и есть продолжающаяся клерикализация с её последующими идеологическими и политическими последствиями.

В сущности, то же самое можно сказать и о вхождении церкви в российскую армию.

Не хочется обобщать, но приходится. Мы потеряли весь двадцатый век, реализуя утопию коммунизма, уродуя умы и сердца людей, загоняя их в одну, марксистко-ленинскую идеологию. Мы снова начинаем терять историческое время, пятясь назад в век девятнадцатый и далее – вплоть до Средневековья. Это чревато катастрофой, выпадением России из мировой истории, исчезновением тысячелетней культуры.

Вот и приходится говорить, что принято антиисторическое решение.

Валерий Кувакин

***

Ниже, следуя пожеланию Президента Д. А. Медведева об открытости и всяческом терпении по всем эти вопросам, ЗС публикует текст его вступительного слова.

 


 

Вступительное слово
Президента РФ

на совещании по вопросам преподавания в школах
основ религиозной культуры и светской этики
и введения в Вооружённых Силах Российской Федерации
института воинских и флотских священнослужителей

 

Дмитрий Медведев: Добрый день!

В мой адрес поступило два обращения от руководителей ведущих российских конфессий, которые, собственно говоря, я и предлагаю сегодня обсудить.

В одном из этих обращений вы поднимаете вопрос о преподавании в школах дисциплин, которые направлены на духовно-нравственное просвещение подрастающего поколения, а во втором говорится о введении в Вооружённых Силах отдельного института воинских и флотских священнослужителей.

Это темы не новые. Надо признаться, что дискуссии вокруг этих тем идут в нашем обществе давно и, безусловно, не только требуют самого пристального внимания, но и уже окончательного реагирования на эти дискуссии, и уже, соответственно, на ваши предложения со стороны государства.

Отношения государства и религиозных организаций в вопросах образования и воспитания, конечно, исключительно важны. Они затрагивают наиболее значимые вопросы формирования мировоззрения, системы ценностей любого человека, правил поведения в обществе, включая этическое наполнение этих правил, и, конечно, самым серьёзным образом влияют и на становление личности человека и гражданина Российской Федерации.

Мы обсуждали эти вопросы и в ходе встреч с вами, и на совместном заседании президиума Госсовета и президиума Совета по взаимодействию с религиозными объединениями в Туле, который проходил с вашим участием. И, конечно, мы все ценим огромную духовно-просветительскую работу, которую вы ведёте как руководители наших крупнейших традиционных конфессий.

В общем и целом что я хотел бы сказать, отвечая на ваши обращения? Я принял решение поддержать оба этих обращения. Я имею в виду и идею преподавания в школах России основ религиозной культуры и светской этики, также считаю целесообразным организацию работы на постоянной основе в наших Вооружённых Силах священнослужителей, представляющих традиционные российские конфессии. Оба этих решения я готов поддержать.

Сегодня я предлагаю обсудить детали практической реализации данных предложений, но, конечно, хотел бы сделать несколько, на мой взгляд, во всяком случае, принципиальных замечаний.

Первое. В большинстве субъектов Федерации имеется довольно значительный опыт взаимодействия местных властей и религиозных объединений, в том числе в сфере школьного образования. И преподавание основ традиционных религий для них уже далеко не новость, не какая-то экзотика, как это было в начале 90-х годов, а успешно осуществляемые программы. Это так. И это облегчает нашу совместную задачу.

Кроме того, если говорить о второй составляющей, Министерство обороны уже давно сотрудничает с крупнейшими религиозными объединениями. И накопленный опыт должен быть обязательно учтён при планировании нашей дальнейшей работы.

Я не буду погружать вас в статистику о том, что было сделано в смысле факультативного преподавания, в смысле соглашения о сотрудничестве между нашими традиционными конфессиями и Министерством обороны. Вы сами хорошо об этом знаете.

Вторая принципиальная вещь, о которой я хотел бы сказать, имеет легальное происхождение, имеет легальные корни. Напомню норму Конституции России. В статье 14 говорится о том, что религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. При этом каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать любую религию или не исповедовать никакую – это статья 28.

Я думаю, что мы должны подчеркнуть и безусловную важность соблюдения этих фундаментальных конституционных положений на каждом этапе реализации согласованных планов, согласованных прежде всего с представителями конфессий, которые и выступили инициаторами сегодняшнего обсуждения. Поэтому каждый нормативный акт в этой сфере, видимо, должен будет пройти соответствующую общественную экспертизу.

И, конечно, я хотел бы обратить внимание и правительственных структур, и Администрации Президента, что наши сегодняшние решения, мои решения, затрагивают крайне чувствительные социальные сферы, в сотрудничестве с которыми нам необходимо проявлять и открытость, и деликатность, и доброжелательность, и всяческое терпение по всем вопросам.

Исходя из принципиальных соображений, что можно было бы сделать в самом начале? Я считаю возможным провести в ряде регионов – пока подготовлены 18 регионов, и эта цифра, естественно, может быть обсуждена – эксперимент по преподаванию основ религиозной культуры. Ученики и их родители должны будут самостоятельно выбрать предмет обучения. Что это может быть?

Во-первых, это могут быть основы православной культуры, основы культуры мусульманской, основы иудаизма, буддизма. То есть по этим вопросам и ученики, и их родители смогут принять решение. Если найдутся те, кто захочет изучать всё многообразие российской религиозной жизни, для таких учеников может быть разработан общий курс по истории традиционных крупнейших конфессий нашей страны. И тогда все эти вопросы будут погружены в одну программу, соответственно, это будут одни и те же пособия по изучению. Наконец, третий вариант: тем, кто не имеет определённых религиозных убеждений, у кого они не сформировались, должно быть предоставлено право изучать основы светской этики. Таким образом, мы охватим всех, кто имеет разные представления о том, что необходимо для обучения, сообразуясь с представлениями самих учеников, сообразуясь с представлениями, конечно же, их родителей.

Выбор учеников и их родителей, конечно, должен быть абсолютно добровольным – это важнейшее дело. Любое принуждение по этому вопросу не только носит незаконный характер, но и будет абсолютно контрпродуктивным.

Преподавать эти предметы будут светские педагоги, но при подготовке методических и учебных пособий, конечно, нам нужно будет руководствоваться рядом соображений. Главное соображение простое: мы должны воспитывать порядочных, приличных, терпимых, честных граждан, которые с интересом относятся к окружающему миру, с уважением относятся ко взглядам и убеждениям своих сограждан. В результате этой работы, по итогам эксперимента, можно будет распространить наработанную практику на всю страну, возможно, например, с 2012 года. Как пойдёт, что называется.

Теперь о том, что касается Вооружённых Сил. Ни для кого не секрет, что нашу родину защищают представители всех национальностей – так было всегда и так будет, это необходимо, – всех наших краёв, территорий, областей. Среди солдат и среди командиров были, есть и будут и православные, и мусульмане, и буддисты, и последователи иудаизма, других религий, в конце концов, будут те, кто не причисляет себя ни к какой религии, будут и атеисты, наверное. И все они служат в армии и рискуют самым дорогим, что есть у обычного человека, – это жизнь.

 

С другой стороны, все они имеют право на получение духовной поддержки от близких им людей в соответствии со своими духовными воззрениями. Это тоже нормально. Конституционные принципы равенства, добровольности, свободы совести должны быть соблюдены в отношении всех военнослужащих. И при введении должностей воинских и флотских священнослужителей в частях сначала дислоцированных вне территории России, а затем, скажем, со следующего года, на уровне военных округов, бригад, дивизий, в высших учебных заведениях, я думаю, мы должны руководствоваться реальными соображениями, реальными сведениями об этно-конфессиональном составе частей и соединений.

Как вариант – это тоже, наверное, следует обсудить, – можно было бы подумать о том, что, если более десяти процентов личного состава бригады, дивизии, учебного заведения составляют представители народов, традиционно связанных с той или иной конфессией, священнослужитель данной конфессии может быть включён в штат соответствующего соединения. Это на наше с вами обсуждение и на окончательное решение.

Полагаю также, что воинские и флотские священнослужители должны оставаться гражданскими лицами. Это, наверное, нормально.

Ещё раз хотел бы сказать, что я поддерживаю два ваших обращения, поскольку считаю, что их реализация поможет укрепить моральные, духовно-нравственные основы нашего общества, укрепить единство нашего многонационального и многоконфессионального государства.

Ещё одна тема, которая не имеет отношения к сегодняшнему разговору, но которая, естественно, имеет отношение к образованию и которую я не могу не затронуть в конкретной плоскости.

Не так давно – хотя уже порядочно, на самом деле, если так, по-серьёзному, – была выдвинута идея подготовки специального закона о создании малых предприятий при бюджетных учреждениях, включая институты и университеты. Я сам специально этим вопросом занимался, неоднократно к нему возвращался и говорил о том, что это необходимо сделать.

К сожалению, могу сказать, что в результате раскоординированности работы Правительства, Администрации Президента и федерального Собрания этот закон не был принят на последнем заседании Совета Федерации. Он был отклонён. Но это не наша прихоть. Это забота о выпускниках вузов в сложный кризисный период, и мы должны всё сделать для того, чтобы эти решения способствовали тем выпускникам, которые завершают своё обучение и хотят остаться работать при высших учебных заведениях. Поэтому я обратился к руководству Федерального Собрания, для того чтобы они провели ещё одну внеочередную сессию, дополнительное заседание, и приняли этот закон, так, как мы и договаривались. Этот закон я подпишу, и он будет действовать.

Сама по себе идея создания малых предприятий должна быть реализована в максимально короткие сроки. Это моё поручение Правительству и Администрации Президента. Вопрос о проведении дополнительного заседания мною с руководством федерального Собрания согласован. Присутствующим здесь руководителям соответствующих ведомств я даю отдельное поручение. Это сверх нашей программы, но не сказать об этом я не мог даже в присутствии уважаемых иерархов.

Пожалуйста, давайте начнём обсуждение. Я думаю, что было бы правильно сначала дать высказаться руководителям конфессий. Пожалуйста. Начнём с выступления его святейшества [Патриарха Московского и всея Руси Кирилла]. Ваше святейшество, пожалуйста.

Пресс-служба Президента России
/kremlin.ru/transcripts/4863

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru