Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2009, № 1 (50)
Сайт «Разум или вера?», 02.05.2009, /humanism/journal/50/vorozhikhina.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Зима 2008/2009 № 1 (50)

МНЕНИЯ

Ксения Ворожихина

Женское
и мужское

в обществе и культуре

Почему именно Ева дала яблоко Адаму? Почему первоженщина Пандора послана людям в наказание? Почему именно она открывает сосуд, в котором содержатся беды, впоследствии обрушившиеся на человечество? Какова роль женщины в культуре, в том числе и современной?

Матриархат

Поздний период древнего каменного века был временем зарождения искусства, в частности изобразительного. Единственными человеческими существами, которых древние люди считали необходимым изображать, были женщины (кроме колдунов, но они не были частью общины, а стояли как бы «над» ней). Женщины казались таинственными существами, способными на чудо рождения детей. Их болезни, слабости создавали угрозу самому существованию коллектива. Женщин брали из соседних общин, поэтому жёны воспринимались как принадлежащие не своему, но чуждому миру, тому, откуда они приходили.

Швейцарский правовед и историк И. Я. Бахофен на основе исследований римского права и классической мифологии, а так же фактов и примеров современных первобытных обществ заключил, что в истории общества матриархат предшествовал патриархату. При матриархате кровные, почвенные связи являются главенствующей формой связи и в индивидуальной, и в социальной сферах. Мать является центральной фигурой в семье, социальной жизни и религии.

Женщина воспринималась как загадочное существо, имеющее тайную связь с силами природы, например с фазами Луны. В древних культурах природные процессы, в том числе и процесс космогенеза, представляются в образе рождения (греч. genesis – рождение), поэтому женщина – прародительница. Женское начало не только связано, но и отождествляется с природой, с матерью, с землёй. Женское начало всегда представлялось как тёмное, низкое, влажное, тёплое. Женщина близка к природе, она мудра, как сама природа. Её мудрость отличается от мужского ума, она более жизненна, более укоренена в действительности, основательнее.

«Женщина естественна, то есть отвратительна», – такое суждение диктует Ш. Бодлеру его эстетизм 1. Да, женщина естественнее мужчины, но что в этом безобразного? Почему естественность вызывает отвращение?

Женщина ближе к состоянию целостности, гармоничности. Это внеморальное состояние, оно не знает добра и зла, не делает ценностных различений, не совершает выбора между добром и злом. Познание добра и зла разрушает цельность. Внеморальное состояние не предполагает стыда, совести. Женщина знает «как нужно», так как больше прислушивается к природе, к себе. Единственный путь из такого состояния – «грехопадение», т. е., согласно Библии, познание (различение) добра и зла. Единственный путь восстановления утраченной гармонии – любовь. Человек вырван из изначального единства с природой. Любовь единственная «удовлетворяет потребность человека в его единстве с миром и в обретении при этом чувства целостности и индивидуальности. Любовь – единство с кем-то или чем-то вне самого себя при условии сохранения отделённости и целостности собственного Я» 2. Любовь – переживание единства с другим человеком, со всеми людьми, с природой, со всем сущим. Любовь делает человека сильнее, увереннее, независимее, счастливее. Любовь делает человека укоренённым в реальности, чем обеспечивается полное раскрытие собственной внутренней активности, «переживание любви кладёт конец необходимости иллюзий» 3.

Женщина, как и природа – мать. Мать – это любовь, тепло, земля. Ощущать любовь матери – значит жить, иметь корни. Матриархальная структура предполагает чувство утверждения жизни, свободы и равенства, что в обществе воплощается в равенстве людей, священности жизни, естественном праве, естественном социализме. Для матери, как и для природы, есть одна ценность – жизнь. Мать, как и природа, любит всех своих детей одинаково, её любовь не надо заслуживать, она любит своих детей только потому, что они есть. Мать – всеохраняющая, всезащищающая, вселюбящая. Но в матриархате есть и негативные черты, а именно препятствие к развитию индивидуальности и разума человека.

Мужчина дальше от природы, чем женщина, он менее укоренён в реальности, а значит и слабее, уязвимее, изначально менее приспособлен, поэтому вынужден создавать искусственный мир, мир идей, принципов, вещей, «вторую природу», тот мир, в котором ему уютно. В то время как мать воплощает природную любовь, отец являет собой совесть, закон, иерархию, долг. Отеческую любовь нужно заслужить. Патриархальный комплекс предполагает разум, дисциплину, совесть, и вместе с тем – неравенство, иерархию, подчинение, индивидуализм (в смысле – культ «сильной личности»). С патриархальным комплексом связано появление веры в трансцендентное существо, Бога.

Женщина более естественна, она точно знает, что нужно, она ближе к инстинктам, а инстинкт однозначен, не альтернативен: «Женщина голодна – и она хочет есть. Она чувствует жажду – и хочет пить. Ею овладевает похоть – и она хочет отдаться» 4. Женщина – стихия, то есть воплощение жизненной силы, которая отрицает всяческие границы и пределы, умеренность, благоразумие. Она – слияние с природой, отрицание рационального, растворение в единстве мира. Поэтому женский способ познания реальности – интуиция, вчувствование, любовь. Женское начало противоположно всему искусственному.

Другой стороной женского естества, наряду с материнством, является проституирование, не физическое, но моральное: «Что такое любовь? Потребность вырваться за пределы собственного “я”. Человек – животное, умеющее обожать. Обожать – значит приносить себя в жертву и проституировать себя. Таким образом, всякая любовь является проституцией» 5. Но речь идёт не о пороке, а о желании дарить любовь, быть в единении, это не может судиться моралью, это внеморально.

Примером может служить чеховский образ Душечки. Душечка, как известно, «постоянно любила кого-нибудь и не могла без этого» 6, становясь при этом во всём похожа на тех, кого любила, их мнения становились мнениями Душечки («Какие мысли были у мужа, такие и у неё» 7). Чехов не даёт оценки созданному образу, но в литературе существует на этот счёт два противоположных мнения. Так, М. Горький считал, что Душечка олицетворяет собой беспринципность и безликость. Горький судит о ней в патриархальной системе координат. Другое мнение выразил Л. Толстой, он считал, что Душечка есть идеал женщины.

Возрастание роли мужского начала и его доминирование

На протяжении всей человеческой истории прослеживается преобладание то мужского, то женского начала. Как было сказано, в первобытном обществе преобладает женское начало. У Гесиода в «Трудах и днях» мы видим нарастание преобладания мужского начала в культуре. Женщина, её иррациональность противна чисто мужской, светлой, рациональной культуре греков.

Прометей, даровав людям огонь, облегчил им жизнь. Но Зевс счёл, что за это людей должно постигнуть наказание, которое и явилось в виде первой женщины Пандоры. Пандору боги создали прекрасной, но с «собачим разумом» 8, «в грудь ей льстивые речи, обманы и лживую, хитрую душу вложили» 9. Пандора раскрыла сосуд, подаренный Зевсом, в котором содержались все беды человечества, и с тех пор

Тысячи ж бед меж нами блуждают повсюду,
Ибо исполнена ими земля, исполнено море.
К людям болезни, которые днём, а которые ночью,
Горе неся и страданья, по собственной воле приходят

В полном молчании: не дал им голоса Зевс-промыслитель 10.

В средневековой культуре мы видим явное преобладание мужского начала, женское подавляется. Женщина – «горче смерти», «потому что она сеть, и сердце её силки, руки её – оковы; добрый перед Богом спасётся от неё, а грешник уловлен будет ею» 11. Половые отношения – сфера, открытая для сатанинского начала. Женщина демонизируется, мыслится как орудие сатаны. Любовь к женщине, мыслимая до этого как божественная, теперь предстаёт как суетная, обманная, опасная, нечистая. На женщине лежит вина грехопадения. Но если жена первого Адама была причиной падения, мать второго Адама явилась орудием спасения, но при этом максимальным образом воплощая идеал девства.

Византийский богослов и философ, один из отцов церкви Иоанн Дамаскин (VII – VIII вв.) полагает, что девство исконно заключается в природе людей, оно естественно («В раю было девство» 12). Когда Адам и Ева преступили заповедь, смерть вошла в мир, только после этого «Адам познал Еву, жену свою; и она зачала и родила» 13. Если бы люди до конца хранили заповедь, то бог размножил бы род людской не через брачное соединение.

Девство, по Дамаскину, «есть образ жизни ангелов» 14. Брак благословлен Господом, но «девство лучше хорошего (самого по себе) брака» 15. Безбрачие есть «подражание ангелам. Поэтому, насколько ангел выше человека, настолько девство честнее брака» 16.

Брак, по мнению Дамаскина, нужно понимать духовным образом. Брак «есть семя духовное, при посредстве любви и страха Божия зачинаемое в утробе души, чревоболящей и рождающей дух спасения» 17. Можно сказать, что в целом христианская «классика» проникнута духом асексуальности, сведением любви к духовности и девству, и даже брак есть сочетание любви и страха Божия.

Противоположных взглядов придерживается русских философ В. В. Розанов. Для него «девушка без детей – грешница» 18. Он считает, что «связь пола с Богом большая, чем связь ума с Богом» 19, тело есть начало духа и корень духа, а «дух есть запах тела» 20. Пол в человеке – это принцип жизни, потеря пола – это смерть, брак же побеждает смерть. Христианство разрушает сущностную связь человека с Богом, поскольку ставит на место жизни смерть, а на место семьи аскезу. Христианство для Розанова – религия смерти. Домашний очаг, семья есть единственное святое место на земле.

Трансполовое распределение тендера указывает на возможность «усреднения» мужского и женского начала в культуре, к снятию самой оппозиции между мужским и женским началами как связанными с полом. Это открывает новые культурные перспективы и миры, так же как и новые типы отношений между полами.

Мишель Монтень, французский философ Нового времени, считает женщин в большинстве своём существами, не способными на глубокое, проникновенное, продолжительное чувство. По мнению Монтеня, женщины не в состоянии «поддерживать духовную близость и единение, которыми питается возвышенный союз» 21. Он полагает, что дружеское общение намного более естественно, поскольку дружба предполагает «соответствие склонностей и душевное сходство» 22. Любовь к женщине есть «пламя безрассудочное и летучее, непостоянное и переменчивое, это – лихорадочный жар, то затухающий, то вспыхивающий новой силой и гнездящийся лишь в одном уголке нашей души» 23, – считает Монтень (но это не любовь, это страсть). «В дружбе же – теплота общая и всепроникающая, умеренная, сверх того ровная, теплота постоянная и устойчивая, сама приятность и ласка, в которой нет ничего резкого и ранящего» 24. Брак, по Монтеню, – это сделка, в дружбе же нет никаких расчётов и соображений, кроме неё самой. В истинной дружбе души «смешиваются и сливаются в нечто до такой степени единое, что скрепившие их когда-то швы стираются начисто, и они сами больше не в состоянии отыскать их следы» 25. Дружеский союз есть не что иное, как одна душа в двух телах.

То, что Монтень называет дружбой, есть не что иное, как любовь. Сущность любви всегда одинакова, чем бы или кем бы ни был объект любви. Истинная дружба и есть любовь; любовь к противоположному полу предполагает ту же любовь, но в дополнение к этому присутствует ещё и половое влечение.

Рост влияния женщины в культуре и обществе

Современная культурная, общественная ситуация показывает, что маятник качнулся в другую сторону. Подавленное женское начало выбивается на свободу.

Н. А. Бердяев, представитель «нового религиозного сознания», полагает, что человечество находится на пороге ночной эпохи, эпохи Нового средневековья. Ночь, по мнению мыслителя, «онтологичнее», «первозданнее» и «стихийнее», чем день, её покров глубже и прочнее. Новое средневековье – это время «обнажения бездны бытия», человек оказывается перед первоосновой жизни. Для этого периода характерна анархия, отсутствие единого центра, процессы уравнивания, отсутствие ярких личностей и индивидуальностей; человек от индивидуальности вновь обращается к общности. Явления, характерные для этой эпохи – фашизм и коммунизм. Но вместе с тем человек обращается к своим корням, к своей природе, первоистокам. Варварство, грубость, жестокость, рабство, невежество, религиозный террор – всё это черты Нового средневековья. По мнению философа, большую роль будет играть женщина, поскольку мужская культура истощила и подорвала себя в мировой войне. Женщина больше связана с душой мира, первичными стихиями, мужская же культура слишком рациональна. Именно в этот период должен раскрыться мистический, преобразующий смысл любви, обращенной к вечности.

Вместе с тем новые тенденции в изучении и толковании полов, так называемый тендерный подход, отходит от жёстких локаций мужского и женского в человеке, т. е. соответственно в мужчине и женщине. В нём указывается на существование мужского и женского вне зависимости от пола как физиологического отличия. Грубо говоря, мужчина может быть женственным, женщина – мужественной. Трансполовое распределение тендера указывает на возможность «усреднения» мужского и женского начала в культуре, к снятию самой оппозиции между мужским и женским началами как связанными с полом. Это открывает новые культурные перспективы и миры, так же как и новые типы отношений между полами.

 

“Адам и Ева”.
Фоторабота А. М. Перевощикова (1905 – 1988)

 

Мужчина и женщина – части одного целого

Традиционно считается, что мужчина и женщина отличаются, как воздух и земля, огонь и вода. Их восприятия мира рознятся, их существования решают различные задачи. Но они не могут существовать отдельно друг от друга, они дополняют друг друга. Датский физик, один из создателей современной физики, Нильс Бор сформулировал принцип дополнительности, согласно которому противоречащие друг другу явления взаимно исключают друг друга и взаимно дополняют, но одинаково существенны; вместе эти исключающие друг друга явления исчерпывают собой всё. Используя пирамиду потребностей А. Маслоу, функции мужчины и женщины можно условно разделить. Так, женщина обеспечивает базовые, первичные потребности, то есть физиологические потребности, потребности в безопасности, в причастности к некой общности. Она укореняет мужчину в реальности, заботится о нём, чтобы мужчина, чувствуя себя в безопасности, мог реализовать вторичные, культурные потребности, а именно потребности в признании и самоутверждении, самовыражении.

Платон в диалоге «Пир» писал, что природа человека претерпела существенные изменения, что некогда на Земле обитали существа, сочетающие в себе оба пола – мужской и женский. Они «были страшны своей силой и мощью, они питали великие замыслы и посягали даже на власть богов» 26, поэтому Зевс принял решение разделить андрогинов пополам, чтобы они стали слабее. С тех пор людям свойственно «любовное влечение друг к другу, которое, соединяя прежние половины, пытается сделать из двух природ одно и тем самым исцелить человеческую природу» 27. Каждый из нас – лишь половина, и поэтому каждый ищет всегда единственную соответствующую ему половину. Любовь, по Платону, – «жажда целостности и стремление к ней» 28. Любовь делает людей счастливыми и блаженными, исцелив и вернув их к изначальной природе.

В действительности, конечно, не существует «чистых» мужчин и «чистых» женщин, тендер нивелирует, сглаживает крайности. В реально существующих мужчинах и женщинах всегда присутствует противоположное начало.

«Мужская» этика – этика индивидуализма, главным принципом которой является автономия личности, но вместе с тем (или оборотной стороной чего) и принципы дисциплины, иерархии и подчинения, влекущие за собой отчуждение и доминирование. «Женская» этика – этика заботы, сопричастности, равенства, ответственности за других и перед другими, ориентация на мир людей – способна погружать людей в пассивность и созерцательность, сентиментальность и бездвижность. Мужская доминанта характеризуется апелляцией к рациональности, пренебрежением эмоциональностью и негой душевности, культом силы, властностью, выходом за пределы данного, поиском экстремального и нового. Женское, по сути, является носителем и охранителем общечеловеческих ценностей и национальных традиций. Обобщая, можно сказать, что женское – это центростремительное в культуре и жизни, мужское – центробежное в них. Культура – это разнообразие, в том числе мужского и женского, но эти начала призваны быть в гармонии, преобладание того или другого ведёт к деформациям, конфликтам, нарушению равновесия и целостности, к которым всегда тяготеют разум и любовь.


Бодлер Ш. Моё обнажённое сердце. М., 1997. С. 430.

Фромм Э. Человеческая ситуация – ключ к гуманистическому психоанализу // Искусство любить. СПб., 2006. С. 23.

Там же. С. 23.

Бодлер Ш. Моё обнажённое сердце. М., 1997. С. 430.

Там же. С. 443.

Чехов А. П. Избранное. Т. 3. М., 1994. С. 253.

Там же. С. 255.

Гесиод. Труды и дни. /az.lib.ru/w/weresaew_w_w/text_0300.shtml

Там же.

10 Там же.

11 Екк. 7:26.

12 Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. /www.vehi.net/damaskin/

13 Быт. 4:1.

14 Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. /www.vehi.net/damaskin/

15 Там же.

16 Там же.

17 Там же.

18 Розанов В. В. Уединённое. М. 2006. С. 226.

19 Там же. С. 84.

20 Там же. С. 252.

21 Монтень М. Опыты. /www.philosophy.ru/library/mont/amitie.html

22 Там же.

23 Там же.

24 Там же.

25 Там же.

26 Платон. Диалоги. Ростов-на-Дону, 1998. С. 177.

27 Там же. С. 179

28 Там же. С. 182

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru