Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2008, № 1 (46)
Сайт «Разум или вера?», 16.05.2008, /humanism/journal/46/ryazan.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Зима 2007/2008 № 1 (46)

ДОКУМЕНТЫ И КОММЕНТАРИИ

Общественный
комитет
в защиту
историко-архитектурного
музея-заповедника
«Рязанский кремль»
обращается
ко всем гражданам
Рязани

Сегодня только от нас с вами зависит быть или не быть музею в кремле

Никаких законных оснований для уничтожения музея в кремле не было и нет

Отстоим записанный в конституции РФ принцип отделения церкви от государства

Не дадим разрушить особо ценный объект культурного наследия народов Российской Федерации

Не позволим федеральным и местным чиновникам растрачивать бюджетные средства на дело разрушения культуры

Отстоим интересы жителей Рязани от приватизаторов общенародного достояния – «Рязанского кремля»

 

Декабрьская

ласточка

“церковной приватизации”

прилетела

в Рязань

Ситуация вокруг Рязанского кремля

Поводом для нашего заявления стали следующие события, излагаемые в хронологической последовательности.

9 декабря 2007 г. В кафедральном Христорождественском соборе в Рязанском кремле архиепископ Павел объявил, что директора Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника Л. Д. Максимову скоро снимут с должности и поздравил с этим паству.

10 декабря о своём увольнении узнала сама Л. Д. Максимова.

Справка: заслуженный работник культуры РФ Л. Д. Максимова проработала в музее 44 года, 23 года возглавляла его, а в 2003 г. была награждена церковным орденом Святой Равноапостольной княгини Ольги III степени за содействие в превращении Христорождественского собора в кафедральный собор Рязанской епархии. В июле 2007 года ею были подписаны документы о передаче из оперативного управления музея-заповедника в пользование Рязанской епархии сразу нескольких храмов и соборной колокольни.

11 декабря руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии М. Е. Швыдкой заявил на пресс-конференции в ИТАР-ТАСС с участием митрополита Калужского и Боровского Климента, что уволил директора РИАМЗ за нежелание «искать компромисс» с РПЦ. В сообщениях агентства РИА-новости и на сайтах близких к РПЦ дополнительно распространялась не соответствующая действительности информация о том, что летом 2007 г. музей начал строить на территории кремля «развлекательный центр».

Справка: на самом деле в официальном документе об увольнении Л. Д. Максимовой, подписанным М. Е. Швыдким, содержатся ссылки на пункт 2 ст. 278 трудового кодекса РФ о досрочном расторжении контракта. Согласно ст. 279 Л. Д. Максимовой компенсирован трехмесячный заработок, что является признанием того, что Федеральное агентство не имеет к ней служебных претензий. Все слова М. Е. Швыдкого про отсутствие компромиссов у директора музея с РПЦ подтверждают, что увольнение было проведено по незаконным основаниям и являются некомпетентным вмешательством должностного лица в деятельность государственного служащего – Л. Д. Максимовой – стоявшей на защите действующего законодательства о культуре.

12 декабря состоялось расширенное заседание Учёного совета музея-заповедника, с участием культурной и музейной общественности, преподавателей рязанских вузов и членов Общественного комитета. Учёный совет Рязанского музея-заповедника выразил Л. Д. Максимовой глубокую благодарность за её уникальный вклад в рязанскую культуру и музейное дело и полностью поддержал гражданскую и профессиональную позицию Л. Д. Максимовой по всем её действиям в конфликте архиепископа Павла с Рязанским историко-архитектурным музеем-заповедником. Кандидатура Л. Д. Максимовой была выдвинута на звание «почётный гражданин г. Рязани». Руководству Федерального агентства «Роскультура» и лично г-ну М. Е. Швыдкому было выражено недоверие Учёного совета. Учёный совет обратился к Управлению культуры и массовых коммуникаций Рязанской области с предложением провести собрание широкой культурной и музейной общественности Рязанской области по вопросу о судьбе Рязанского кремля.

13 декабря состоялось внеочередное заседание Рязанского городского совета. Рассматривался вопрос «О передаче зданий в федеральную собственность». К городскому совету обратился присутствовавший на заседании архиепископ Рязанский и Касимовский Павел, призвав депутатов передать в федеральную собственность здания, занимаемые городской администрацией, так как выполнение этого условия является одним из необходимых звеньев в планируемой операции по выселению музея из Кремля. Все депутаты (при одном воздержавшемся) проголосовали единогласно и заслужили сомнительную похвалу архиепископа Павла, что таких депутатов больше в России нет нигде. По официальному сообщению на сайте горсовета вопрос пришлось решать заново и экстренно, потому что, цитируем: «прежнее решение депутатов по данному вопросу предусматривало передачу в муниципальную собственность федеральных площадей на условиях обмена». Новое решение оказалось принятым с нарушением регламента деятельности горсовета, потому что должно было содержать экономическое обоснование. Вряд ли кто-то разумно может обосновать жителям Рязани неслыханную щедрость, проявленную депутатами за счёт муниципального имущества, являющегося основой городского бюджета. Таким образом, однажды начавшись, цепь неправомерных и противозаконных решений захватывает всё новые и новые органы власти, ухудшает экономическое и духовное состояние региона.

 

18 декабря в Министерстве культуры РФ планировалось провести совещание с повесткой дня: «О передаче ансамбля Рязанского кремля Рязанской епархии». Сотрудников музея на него не приглашали, и они вынуждены были самостоятельно добиваться присутствия представителей трудового коллектива и Учёного Совета музея на этом совещании. В последний момент совещание отменено по неизвестным причинам.

Итак, мы стоим перед опасностью захвата Рязанского кремля, для чего и понадобилась смена директора музея. Все органы власти, призванные отстаивать государственные интересы и блюсти законы, потворствуют архиепископу Павлу в его незаконных притязаниях. Между тем, оснований для передачи особо ценного объекта культурного наследия народов Российской Федерации религиозной организации НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Законодательство РФ это прямо ЗАПРЕЩАЕТ. Архитектурный ансамбль кремля является составной частью музея-заповедника, а не просто вместилищем музейных экспозиций и фондохранилищ. В 1995 г. Указом Президента РФ Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник и земля, на которой он находится, включены в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Этот статус означает отнесение РИАМЗ к высшей категории охраны и учёта, предполагающей обеспечение сохранности и целостности закреплённого за ним имущества, музейных коллекций и фондов.

Дворец Олега

 

Особо ценные объекты культурного наследия Российской Федерации отчуждению из государственной собственности не подлежат

Коллекции музеев являются составной частью музейного фонда РФ. Разделение коллекций запрещено законом РФ «О музейном фонде»

Рязанский кремль – культурное достояние всех жителей России, независимо от их национальности и отношения к религии.

18 декабря 2007 г.

 


Обращение в Международный совет музеев (ИКОМ),
к представителям ИКОМ в ЮНЕСКО

Уважаемые коллеги!

 

В наши дни в России мы наблюдаем растущее напряжение между Русской Православной церковью и музеями-заповедниками как государственными учреждениями культуры, как регионального, так и федерального подчинения. Проблема связана с непомерными имущественными притязаниями церкви. Взаимоотношения становятся всё более и более сложными.

Как вы, вероятно, знаете, Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник оказался на днях в критической ситуации. Вот небольшая информация об этом федеральном учреждении культуры: музей-заповедник представляет собой музей под открытым небом, расположен в 200-х км на юго-восток от Москвы. По-русски название музея звучит так: (даётся в русскоязычной транскрипции) «Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник» (за дополнительной информацией можно обратиться к музейному сайту /ryazankreml.ru). Музейный комплекс имеет естественную привязку к территории древнего Кремля, города, включая ландшафт и уникальный архитектурный ансамбль с религиозными и гражданскими постройками XVII – XIX вв. Это особо ценный объект культурного наследия народов Российской Федерации, очень важный отнюдь не только для Рязанской области. Отмеченный статус зафиксирован в законодательстве и не подлежит изменению.

Однако есть основания говорить о ликвидации этого высокого статуса. Соответствующая тенденция стала ещё более очевидна после необоснованной отставки, преждевременного расторжения договора с директором 10 дек. 2007 г. Подобное отношение со стороны Федерального агентства по культуре и кинематографии к таким высоким профессионалам как Людмила Максимова, которая является заслуженным работником культуры и замечательным организатором, может стать наиболее серьёзным шагом в отмеченном направлении.

Рассмотренный случай может создать прецедент, очень негативный прецедент не только для российской культуры, но и для мирового музейного движения. В первую очередь, может умаляться сама идея музея под открытым небом. Мы просим вас проявить внимание к проблеме.

С глубоким уважением,

Исполняющая обязанности председателя Учёного совета ФГУК «Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник»,
заместитель директора по научной работе музея-заповедника

Ирина Кусова (подпись)

 


Открытое письмо Председателю правительства РФ В. А. Зубкову
коллектива Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника

Уважаемый Виктор Алексеевич!

 
 

Дворец Олега

Руководитель Счётной палаты С. В. Степашин направил Вам письмо от 22.11.07 г. № 01-1729/12-02 с информацией о результатах проверки Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника. Доводим до Вашего сведения, что содержание письма ни в коей мере не соответствует официальному Акту по итогам проверки от 30.08.07 г., предоставленному комиссией Счётной палаты администрации музея. Письмо носит абсолютно лоббистский характер и является наглядным примером рейдерской борьбы за Рязанский кремль управляющего Рязанской епархии Павла (Пономарёва) и Московской Патриархии РПЦ в целом.

Обращаемся к Вам с открытым письмом, так как в нашем демократическом государстве только путём размещения информации даже не в прессе, а почти исключительно в Интернет-сети можно надеяться быть сколько-нибудь услышанным. Все наши коллективные обращения в органы государственной власти, начиная с Президента РФ, согласно ФЗ № 59 «Об обращении граждан» до адресатов не доходят, аккуратно спускаются по инстанциям и в итоге неизменно оказываются у начальника отдела областного управления культуры. Чиновники аппаратов Правительства и Президента не принимают во внимание, что музей-заповедник «Рязанский кремль» – особо ценный объект культуры народов РФ и согласно Уставу музея именно «Правительство Российской Федерации обеспечивает правовые и материально-технические условия деятельности Музея-заповедника, а также условия, необходимые для сохранности, целостности и неотчуждаемости закрепленного за ним имущества, музейных коллекций и фондов Музея-заповедника».

В ситуации, когда речь идёт о намерении фактически ликвидировать музей-заповедник «Рязанский кремль», устроив взамен него общественный епархиальный музей (на основе государственных коллекций – нарушение ФЗ № 54 «О Музейном фонде») и краеведческий музей в помещении, которое в нарушение законов переведено городским советом Рязани из муниципальной собственности в федеральную, в этой ситуации коллектив музея настаивает на выполнении Правительством РФ своих обязательств по обеспечению условий для сохранения и продолжения деятельности федерального музея-заповедника – особо ценного объекта культурного наследия народов РФ.

От имени коллектива И. Г. Кусова,
заместитель директора по науке

 


Решение Учёного совета ФГУК РИАМЗ от 12.12.2007 г.

Смещение Людмилы Дмитриевны Максимовой с должности директора Федерального государственного учреждения культуры «Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник» (10.12.2007 г.) не меняет позиции рязанской культурной общественности, Учёного совета ФГУК РИАМЗ и трудового коллектива музея-заповедника относительно конфликта архиепископа Рязанского и Касимовского Павла (Пономарёва) с музеем-заповедником «Рязанский кремль». Мы считаем единственно возможным, исходя из действующего законодательства и интересов общества, сохранение музея как государственного музея-заповедника.

Имя заслуженного работника культуры РФ Л. Д. Максимовой уже вписано в историю отечественной культуры. Стаж её работы в нашем музее составил 44 года, в том числе 23 года на посту директора. Л. Д. Максимова занимала чёткую правовую позицию по вопросу об изменении статуса особо ценного объекта культуры. Её отказ без письменного распоряжения Роскультуры подписывать акт передачи в ведение общественной организации уникального историко-культурного ансамбля и, в частности, Дворца Олега вытекает из обязанностей любого должностного лица соблюдать пункты действующего законодательства Российской Федерации. Если бы имелись законные основания для перепрофилирования особо ценного объекта культурного наследия народов Российской Федерации, подобное письменное распоряжение директору, вероятно, было бы дано.

Снятие с должности произошло без объяснения причин со стороны Федерального агентства по культуре и кинематографии, но впоследствии, на пресс-конференции 11.12.2007 г. руководитель ФАКК М. Е. Швыдкой заявил, что он уволил директора ФГУК РИАМЗ за нежелание вести диалог с РПЦ. Это заявление прямо противоречит фактам. Именно Л. Д. Максимовой, кавалером церковного ордена Святой Равноапостольной княгини Ольги III степени, были подписаны документы о передаче в совместное пользование и в ведение Рязанской епархии РПЦ подавляющего большинства храмовых построек на территории Рязанского кремля. Если это не компромисс, то непонятно, что подразумевает под таковым господин М. Е. Швыдкой.

В действительности, камнем преткновения стал памятник, который Росохранкультура не считает объектом религиозного назначения – Дворец Олега. Это одно из знаковых зданий для Рязанского кремля, основной экспозиционный корпус и основное фондохранилище. Потеря даже части его создает угрозу стабильного функционирования музейного комплекса. Подписание подобного акта стало бы началом ликвидации музея-заповедника как музея под открытым небом, и, в лучшем случае, вопросом перевода его в статус рядового краеведческого музея. Смещение с должности директора Л. Д. Максимовой, безупречно воплощавшей идею последовательного развития музея-заповедника «Рязанский кремль», является актом, направленным именно против идеи музея-заповедника, а значит и против целого направления музейной деятельности.

Вопрос о замещении должности руководителя федерального музея-заповедника, находящийся в ведении Роскультуры – не только кадровый вопрос. В сложившейся ситуации на первое место выходят не аспекты подчинения будущего музейного руководителя работодателю – Федеральному агентству по культуре и кинематографии (Роскультура), а вопросы моральной и нравственной ответственности нового директора перед обществом, отечественной культурой и, в конечном счёте, перед Историей.

В сложившейся ситуации говорить приходится не только о попытке фактического упразднения конкретного учреждения культуры, а о развернувшейся приватизации отечественного культурного наследия, о стремлении приватизировать права на само понятие российской культуры.

Неизбежен вопрос. Готовы ли чиновники, обязанные по долгу службы сохранять культурно-историческое наследие страны, пренебречь этими обязанностями по отношению к Рязанскому историко-архитектурному музею-заповеднику? Готова ли власть игнорировать более 26 тысяч подписей российских граждан, высказавшихся за сохранение государственного музейного комплекса в Рязанском кремле? Ответ, увы, очевиден. Готовы и пренебречь, и игнорировать. Пример Рязани не единичен, аналогичная ситуация складывается с Соловецким музеем-заповедником, некоторыми другими музеями страны. Опасность нависла над всей нашей культурой.

Учёный совет Рязанского музея-заповедника считает нужным заявить о следующем:

1. Выражаем Л. Д. Максимовой глубокую благодарность за её уникальный вклад в рязанскую культуру и музейное дело.

2. Выражаем полную поддержку гражданской и профессиональной позиции Л. Д. Максимовой, всем её действиям в конфликте архиепископа Павла с Рязанским историко-архитектурным музеем-заповедником.

3. Выдвигаем кандидатуру Л. Д. Максимовой на звание «почётный гражданин г. Рязани».

4. Выражаем недоверие руководству Федерального агентства «Роскультура» и лично г-ну М. Е. Швыдкому.

5. Осуждаем рейдерскую кампанию Рязанской епархии против ФГУК РИАМЗ. Считаем, что деятельность архиепископа Рязанского и Касимовского Павла носит разрушительный по отношению к рязанской культуре характер.

6. Доводим до сведения органов исполнительной и законодательной власти, что занимая в обход действующего законодательства РФ позицию полного потакания рейдерским аппетитам Рязанской епархии в отношении ФГУК РИАМЗ, они берут на себя тяжёлую ответственность перед культурой.

7. Рекомендуем СМИ объективно освещать фактические и юридические аспекты конфликта Рязанской епархии с ФГУК РИАМЗ.

8. Призываем политические партии, общественные движения и организации, всех рязанских граждан активно высказаться в защиту ФГУК РИАМЗ.

9. Полагаем, что проведение в Министерстве культуры и массовых коммуникаций 18.12.2007 г. совещания по вопросу передачи ансамбля Рязанского кремля православной церкви без участия сотрудников ФГУК РИАМЗ, представляющих действующий коллектив музея-заповедника, а также без участия представителей Учёного совета ФГУК РИАМЗ неприемлемо.

10. Обращаемся к Управлению культуры и массовых коммуникаций Рязанской области с предложением провести собрание широкой культурной и музейной общественности Рязанской области по вопросу о судьбе Рязанского кремля.

 


  Ответ дьякону Андрею Кураеву
(Эфир «Главное» 5-TV 23 декабря 2007. 18.30)

 

Так случилось, что мы стали заочными оппонентами в эфире программы «Главное» 5-TV, вышедшей 23 декабря 2007 года. Снимавший накануне в Рязани сюжет «Скандал недели. Музей или церковь» специальный корреспондент канала Андрей Гордеев брал у сотрудников музея, жителей Рязани, в том числе и у меня, интервью, а комментарии на канале давал дьякон Андрей Кураев. Я благодарен журналистам, снявшим этот сюжет, и ведущему программы Алексею Суханову за попытку разобраться в сути проблемы. Однако в эфире я успел сказать всего лишь одну фразу о том, что чиновникам прежде всего надо читать законодательство, согласно которому кроме разрушения федерального музея других путей решения права собственности на Рязанский кремль не существует. «Если чиновники хотят этого, пусть они так об этом прямо и скажут», – говорилось в интервью. В ответ прозвучал почти десятиминутный монолог дьякона Андрея Кураева в прямом эфире, оставить без ответа который невозможно по многим причинам. Прежде всего потому, что он проговорил все основные аргументы приватизаторов Кремля (не зря осенью он посещал Рязань с миссионерским визитом). Во-вторых, хочется вернуть дьякону РПЦ прозвучавший в его интервью упрек – «не надо дебилизировать оппонентов». Но обо всём по порядку.

Ещё его очень жалко, этого дьякона Андрея Кураева. О чём ему только не приходится думать и говорить, больше всего его сейчас занимает вопрос о пензенских православных, забравшихся под землю, а совсем не о Рязанском Кремле, хотя он, конечно, всецело «за» тотальную передачу всех (!) российских Кремлей РПЦ. Последнее сообщение на сайте kuraev.ru перед прямым эфиром 23 декабря тоже было о пензенских сидельцах. Выписал оттуда очень правильные слова: «Православные люди вместо того, чтобы делиться друг с другом своей радостью, надеждой и силой, заражают друг друга своими страхами».

С упоминания о сидящих в Пензенской земле православных начал почему-то дьякон Андрей Кураев своё интервью «5 каналу», а потом неожиданно отыскал «людей с таким сектантским мышлением, которые всюду видят повод для испуга» среди работников, «культурных заведений», в частности и среди сотрудников рязанского музея-заповедника. Помилуйте! В Рязанском Кремле роют землю только археологи… Как бы ни было страшно от Вашего наступления на принципы Конституции РФ и основы законодательства по культуре и музейному делу, пока ситуация с музеем-заповедником остаётся в правовом поле.

С февраля 2006 года, когда патриарх направил президенту РФ основанное на ложных утверждениях письмо о плохой работе музея-заповедника, кто только ни стремился исполнить президентское пожелание найти «положительное решение»! До последней недели не сумели найти решения ни полномочный представитель президента, ни генеральная прокуратура, ни Счётная палата, ни Министерство экономического развития, ни федеральный фонд имущества, ни областные власти, ни городские, ни депутаты Государственной думы. Кто только ни поучаствовал, сколько средств впустую на одни командировки потрачено из государственного бюджета, чтобы убедиться, что этот музей – «лучший в центральном федеральном округе» (так говорили некоторые чиновники во время встречи с ними членов Общественного комитета в защиту музея-заповедника в Рязанском кремле)!

Потом Швыдкой уволил директора музея Людмилу Максимову. Теперь Вы, дьякон Кураев, и г-н Швыдкой предлагаете «договариваться» сотрудникам, как это Вы там говорите, – «культурных заведений», – по новым «понятиям». Сам не люблю этот блатной лексикон, но он точно определяет отличие основанной на законе позиции музейщиков и защитников музея, всех честных жителей Рязани, для которых аксиома, что особо ценный объект культурного наследия отчуждению из государственной собственности не подлежит. Вот такая «культурная революция» получается.

Под предлогом восстановления справедливости РПЦ сегодня предлагает начать, по сути, церковную реституцию. Ради этого, сознательно или нет, но и Вы, диакон, идёте на подлог. Будучи историком по профессии, могу с документами в руках объяснить Вам, что Кремль в Рязани совсем не строился, вопреки Вашему утверждению в прямом эфире программы «Главное», «как монастырский комплекс и духовный центр епархии». Желаемое здесь выдается за действительное. Именно там, в крепости Переславля-Рязанского, были воеводский двор, земская изба, осадные дворы бояр и рязанских дворян. Никак не вспомните, зачем монастырям, кроме стен, ещё и крепостной вал? Это же всё детские вопросы, и музейщики сейчас очень хорошо их объясняют рязанским школьникам, пришедшим в Кремль, а не упомянутым Вами мифическим китайцам, японцам и почему-то «всяким узбекам», которые сегодня могут беспрепятственно приходить в Троице-Сергиеву Лавру. Опять аналогия и, надо сказать, неуместная (если не оскорбительная, как любое публичное педалирование национальной принадлежности). Сравнивать Лавру и Кремль – градостроительный центр Рязани нельзя, разве по тому показателю, что и в том, и в другом случае их сохранили до наших дней в хорошем состоянии прежде всего музейщики, тратившие на это средства государственного бюджета. Клавшие для этого жизни, противостоявшие в советское время партийным невеждам и начальникам культуры. Не случайно Ваши рассуждения о том, что храмы нужно отдать тем, кто их строил, были опровергнуты уже сразу же ведущим Алексеем Сухановым, напомнившим Вам про государственное финансирование церкви. А советские бюджетные рубли, полученные от атеистов на реставрацию, возвращать будете?

 

Теперь Вы в своём интервью пытаетесь успокоить сотрудников музея, что у них будет возможность трудоустроиться в епархиальном музее… а по какому праву, простите? Трудовой кодекс запрещает ухудшение условий труда, начиная с зарплаты, не исключая должности и статуса. Не поэтому ли всё тот же господин Швыдкой лишил права заниматься наукой работников федеральных музеев (Эрмитажа и ГИМа, в частности). Нелепо ведь звучит-то: «научный сотрудник епархиального музея», или, хотите сказать, свыкнемся, как когда-то с «историей СССР периода феодализма»?

Только в те времена, которые Вы тоже помните, нам говорили, что у нас есть одна господствующая идеология, и «партия – наш рулевой». Уж не пропустил ли я чего-нибудь такое в нашем Отечестве, что ныне знают все, например, про возвращение идеологического, какого-нибудь «религиозного отдела» одной победоносной (или «победоносцевской») партии? Извините, но такая страна не может называться новой Россией XXI века.

Сначала Вы говорите, что готовы раздробить музейную коллекцию, оставив в Кремле только иконы (ну, понятно, ещё лицевое шитьё, церковные сосуды и утварь и другую «архиерейскую казну»). Напомню еще раз, закон о музейном деле, это запрещает! Лишь уловки, как показало дело вконец разрушенного костромского музея-заповедника, существуют (точно знаю, из первых рук, от музейщиков Костромы). Вот, посох Пересвета, хранящийся в Рязанском музее-заповеднике, и не отданный просто так, как подарок патриарху, благодаря чёткой позиции Л. Д. Максимовой, ослушавшейся кураторов из Федерального агентства по культуре. Себе возьмёте или нам кусочек на воинскую славу отпилите? Рязанский список «Сказания о Мамаевом побоище» хранится в одном конволюте с литургическими текстами, – его тоже делить будем? Рязанский православный архиерей посмел открыто называть работников музея-заповедника «ворами» и «хранителями награбленного». И после этого наниматься к нему на работу? У музейщиков хватает выдержки не втягивать своих оппонентов в судебный конфликт с РПЦ, но дело может дойти и до этого, ведь церковь по своему юридическому статусу является всего лишь одной из общественных организаций.

Защитники музея Рязанский Кремль отнюдь не делят себя на православных и неправославных. Как оказалось, даже противоположные политические и религиозные взгляды не мешают им действовать вместе. И это – урок действительного, а не мнимого, сформированного по указке свыше, гражданского общества. Среди нас много тех, кому отнюдь небезразлично, куда увлекается церковь, находясь в страстных объятиях власти. Тяжесть и историческая ответственность за то, что церковь готова оттолкнуть от себя самых обычных людей, помогавших её возрождению в свободные 90-е годы, ложится сегодня на иерархов РПЦ и по-солдатски подчиняющихся им клириков и мирян.

Посмотрите, не действуете ли Вы хуже, принуждая православие к разводу с культурой. Ведь нестяжатели и староверы всегда были в ней не страха ради, а правды.

Профессор,
доктор исторических наук Вячеслав Козляков,
член Общественного комитета в защиту
музея-заповедника «Рязанский кремль»
/ryazankreml.ru/

 


Послесловие от редакции

 

Приводимые ЗС документы – очевидное свидетельство нарушения законов РФ, яркий пример «православного рейдерства», о чём мы писали в предыдущем номере журнала. Решение Учёного совета Рязанского кремля – это ответ и на широкую кампанию фальсификаций и шельмования, которая развернулась вокруг директора РИАМЗ и всех, кто защищает Рязанский кремль от его «церковизации».

В заключение – ещё один эпизод борьбы против лжи, к которой так охотно обращаются те, кто заявляет, что вещает от имени Бога. На сайте Московской патриархии размещён ряд документов, в которых утверждается, что РПЦ построила Рязанский кремль на деньги верующих, которые «отдавали последнюю копеечку на храм».

Работники музея отвечают: «Не являясь строительной организацией, РПЦ не могла строить самостоятельно, а только используя творческие силы зодчих и крепостное население. До XVIII в. всё податное население России платило церковную десятину, позволившую церкви стать крупнейшим душе- и землевладельцем страны. Часть памятников Рязанского кремля построена в княжеский период, на княжеские деньги, оборонительные сооружения – на деньги всех горожан. Основной комплекс памятников построен в XVII в., когда рязанский архиерей входил в число крупнейших собственников России, владел 10 тыс. га земли, 20 тыс. крепостных крестьян. На доходы с этих владений и были построены памятники Кремля. В Синодальный период (XVIII – нач. XX в.) церковь стала государственной и финансировалась из госказны. Архиерей получал жалованье от гос. учреждения – Синода. Верующие добровольно жертвовали на приходские храмы. Таких храмов в Кремле нет. Если же верующие и помогали, то жертвовали далеко не "последнюю копеечку": среди рязанских благотворителей – крупнейшие купцы, виноторговцы…»

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru