Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2007, № 3 (44)
Сайт «Разум или вера?», 05.11.2007, /humanism/journal/44/shevelev.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Лето 2007 № 3 (44)

РЕЛИГИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Генннадий Шевелёв

Пришлись

не ко дворцу

   

Случилось почти невероятное – членам Российского гуманистического общества удалось-таки донести своё слово непосредственно до ушей российской власти, хотя она, судя по всему, слышать о нас не желает и всемерно от нас отгораживается. Нам помогли ею же организованное мероприятие и… заграница.

В середине мая 2007 г. Рой Браун, вице-президент Международного гуманистического и этического союза (МГЭС), ассоциированным членом которого является РГО, обратился в нашу организацию с просьбой рекомендовать кого-нибудь из её членов на роль представителей МГЭС на Международной парламентской конференции по вопросам общеевропейского сотрудничества «Межкультурный и межрелигиозный диалог». Организаторами конференции являются Парламентская ассамблея Совета Европы и Межпарламентская ассамблея стран СНГ, место проведения – Санкт-Петербург, Таврический дворец, дата – 1 июня.

 

Президент РГО передал эту просьбу в питерское отделение. Предложенные отделением кандидатуры М. М. Богословского и автора этих строк были утверждены МГЭС и сообщены в Совет Европы, который и передал в секретариат конференции официальную заявку. На её основании нам были выданы приглашения, а Михаил Михайлович включён ещё и в список выступающих на заседании секции № 2 («Религиозное измерение межкультурного диалога»). При этом нас предупредили, что ввиду большого числа заявленных ораторов каждому будет предоставлено не более 7 – 10 минут. Поскольку М. М. Богословский оказался в списке последним, у нас возникло опасение, что два часа, отведённых на работу секции, будут исчерпаны предыдущими ораторами, и ему выступить просто не удастся. Поэтому мы подготовили и размножили письменный пресс-релиз 1 для раздачи участникам конференции и аккредитованным представителям СМИ.

1-го июня, придя во дворец, я обратился в расположившуюся в вестибюле информационную службу с вопросом, где найти представителей СМИ. Мне предложили пройти в пресс-центр, на втором этаже. Разыскав его, я увидел там лишь одного журналиста, представлявшего то ли газету, то ли радио «Голос России», и вручил ему релиз. Прочтя название организации, которую мы представляем, мужчина спросил:

– А где она находится?

– Она включает в себя гуманистические организации многих стран мира, в том числе Европы. Её центр находится в Лондоне, – ответил я.

– По какому адресу?

– Адрес её сайта www.iheu.org. Там, если нужно, можно найти название улицы и номер дома.

– А вы их знаете?

– На память не помню.

– Может, вы там и не были никогда?

– Не бывал.

– Как же вы можете представлять организацию, в которой сами никогда не были и даже не знаете её адреса?

Сказав это, мой собеседник быстро удалился и вскоре привёл мужчину в чёрном костюме, которому уже успел передать текст релиза. Тот предложил мне последовать за ним, пообещав показать пресс-центр ИТАР-ТАСС, расположенный в другом месте. Заведующей центром не оказалось на месте, и мне предложили подождать. Между тем, мужчин в похожих чёрных костюмах стало уже двое, и один из них погрузился в чтение релиза. Вскоре подошёл третий и отрекомендовался:

– Полковник такой-то.

– Полковник? Почему полковник? – опешил я.

– Я полковник ФСО, Федеральной службы охраны. А кто вы?

– Я – представитель Международного гуманистического и этического союза на проводимой здесь конференции.

– Что-то я о такой организации никогда не слышал. Как вы сюда попали?

– Пришёл по официальному приглашению. Хочу просить помощи пресс-центра для распространения пресс-релиза.

У меня потребовали паспорт, стали его внимательно изучать и делать из него выписки. Я понял, что все окружившие меня люди являются офицерами ФСО. Тот, который изучал релиз, закончив чтение, сказал полковнику, что, по его мнению, распространять этот текст нельзя, так как в нём есть критика первых лиц государства. Я подумал, что меня задержат или выдворят из дворца, но этого не случилось. Вызванная заведующая пресс-центром, узнав, чего я хочу, сказала, что примет релиз только с разрешения руководителя секции № 2, члена Совета Федерации С. Е. Щеблыгина.

Пришло время начала пленарного заседания, и, получив обратно свой паспорт, я занял место в зале, известном тем, что в нём заседали четыре дореволюционные Госдумы, в честь чего он называется Думским.

Окинув зал, я по пытался найти коллегу М. М. Богословского, но не нашёл. Зато увидел знакомого С–на из СПб ГУ, являющегося также членом Совета Федерации. Пробравшись к нему, я спросил, знает ли он С. Е. Щеблыгина. «Конечно, знаю, – был ответ. – Вон он сидит недалеко». Я показал С–ну текст релиза и спросил, разрешит ли, по его мнению, С. Е. распространить этот документ на конференции. Просмотрев бегло текст и увидев, что он написан от имени светских гуманистов, С–н сказал:

 

М. М. Богословский во время заседания

 

– Думаю, что С. Е. определённо откажет. Судите сами, станет ли он помогать атеистам, если не далее чем через два дня поедет в греческий Афон, чтобы доставить в Россию для поклонения череп и кости очередного святого?

Стало ясно, что к С. Е. подходить бесполезно. И тут я вспомнил, как в 2000 году встречался со своим депутатом из питерского Законодательного собрания, и он помог размножить антиклерикальный текст «Сольются ли наука и вера в молитвенном экстазе?» 2, который члены СПботделения РГО раздали потом участникам прорелигиозной конференции «Наука и вера». Звали того депутата С. М. Миронов. Потом он вырос до Председателя Совета Федерации и Совета Межпарламентской ассамблеи стран СНГ и сейчас исполнял роль ведущего пленарного заседания конференции. «Что если обратиться к нему?» – подумал я испросил у С–на, как это лучше сделать. «А вы передайте ему текст через его помощника Б.», – посоветовал С–н. В перерыве я сумел встретиться с Б. и попросил передать С. М. релиз и просьбу о его распространении на конференции. Минут через десять Б. вернулся и на ходу произнёс: «Мы этот текст распространять не будем». Был ли это ответ С. М. или только личное мнение Б., осталось неизвестным.

Поняв, что надеяться на чью-либо помощь не приходится, я вручил по экземпляру релиза корреспонденту газеты «Россия», депутату Госдумы Е. Г. Драпеко и митрополиту Кириллу. Остальные экземпляры положил на стол под названием «Информация», где уже лежали подобные материалы, оставленные, видимо, другими участниками конференции.

На заседание секции № 2 её участники (я насчитал 28 чел.) собрались с опозданием, и С. Е. Щеблыгин предупредил, что все записавшиеся смогут выступить только при соблюдении 7-минутного регламента. Но уже первый проговорил почти вдвое дольше, не очень ограничивали себя и другие.

Когда своей очереди дождался М. М. Богословский, время работы секции было уже превышено, и надвигалось заключительное пленарное заседание. Поэтому ему дали всего три минуты, и он успел быстро зачитать только начальные и заключительные абзацы нашего релиза. Тем не менее, факт выступления представителя светских гуманистов на этой парламентской конференции, где нашего участия явно не ожидали, состоялся. В заключительном слове С. Е. Щеблыгину пришлось сказать, что вот, мол, случилось выслушать на секции и альтернативные точки зрения, на что сопредседатель секции от Совета Европы мягко заметил, что на европейских конференциях предоставлять слово людям с разными мнениями – это норма.

Когда мы с коллегой уходили из дворца, наших релизов на столе информации уже не было. Хорошо, если они достались участникам конференции, а не были реквизированы сверхбдительными стражами.

Были на конференции и приятные моменты. Полную солидарность с нами выразили депутат Государственной Думы Е. Г. Драпеко и начальник отдела по защите свободы совести аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ, профессор М. И. Одинцов. Мы договорились сотрудничать.


Текст пресс-релиза см. в настоящем номере ЗС, с. 12.

www.humanism.al.ru/ru/articles.phtml?num=000014

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru