Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2007, № 3 (44)
Сайт «Разум или вера?», 05.11.2007, /humanism/journal/44/bog_she.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Лето 2007 № 3 (44)

РЕЛИГИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Позиция светских

Пресс-релиз

гуманистов

представителей МГЭС и РГО
на Международной парламентской конференции
по вопросам общеевропейского сотрудничества
«Межкультурный и межрелигиозный диалог»

Михаил Богословский, Генннадий Шевелёв

Выступить на конференции «Межкультурный и межрелигиозный диалог» в качестве представителей МГЭС нас уполномочили две общественные организации: Международный гуманистический и этический союз (IHEU, МГЭС) и входящее в его состав Российское гуманистическое общество (РГО). Они стоят на почве гуманизма, гуманизма секулярного, светского. Это означает, что эти организации защищают интересы очень многих имеющих нерелигиозное мировоззрение людей, живущих как в России, так и далеко за её пределами. Поскольку это мировоззрение является одной из важнейших форм общественного сознания и культуры, вполне естественно участие светских гуманистов в диалоге культур, в том числе в рамках настоящей конференции.

К сожалению, светский гуманизм в современном мире нуждается в серьёзной общественной защите. Об этом говорилось, например, на 1-й Балтийской гуманистической конференции «Государство, нерелигиозность и гуманистический вызов», состоявшейся в Стокгольме осенью прошлого года 1. Среди 114 её участников были представители не только стран, выходящих к Балтийскому морю, но и Бельгии, Голландии, Англии, Шотландии, Исландии и даже Канады и Израиля. Это говорит о том, насколько серьёзна проблема, ради обсуждения которой они собирались.

Весьма актуальна она и для современной России. Если до 90-х гг. прошлого века наша страна (как и весь СССР) была территорией почти сплошного атеизма, то в последние полтора десятка лет ей пытаются придать имидж глубоко религиозной, в основном православной страны. В качестве инструмента для достижения этого используются, прежде всего, государственные СМИ, особенно телевидение, с каналов которого льётся нарастающий год от года поток религиозной пропаганды. Существенную роль играет навязчивая демонстрация религиозности руководителей государства. Это противоречит закону РФ «О свободе совести…», согласно которому «должностные лица органов государственной власти, других государственных органов и органов местного самоуправления, а также военнослужащие не вправе использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии».

В связи с этим уместно напомнить слова экс-президента Франции Жака Ширака: «Мы обязаны с новой силой подтвердить нейтральный и светский характер сектора государственных услуг. Каждому государственному служащему, находящемуся на службе, запрещается выявлять свои собственные верования или мысли. Такова норма нашего права, так как ни один француз не должен подозревать представителя государственной власти в том, что тот отдаёт ему преимущество или ущемляет его права на основе личных убеждений».

Хотя в народе религиозно позиционирующих себя чиновников иронически называют «подсвечниками», определённая часть населения, исторически приученного на всякий случай демонстрировать преданность действующим лидерам, тоже усиленно делает вид, что уверовала в бога.

   

БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ

От государственного атеизма
к государственному православию и страху Божьему

(Из интервью митрополита Кирилла газете «Известия» от 20.04.07 «Мы должны вернуться к воспитанию ценностей»)

«Сегодня у нас развиваются отношения с наукой, многие светские учёные преподают в духовных академиях, а профессора духовных академий преподают в светских учебных заведениях. Идёт постоянный диалог с научным миром по целому ряду вопросов – таких, как биоэтика, биотехнологии, эвтаназия. Нас больше всего интересует этическая сторона научной проблематики. Что касается собственно участия верующих людей в науке, то огромное число учёных сейчас – верующие люди. В принципе, возможно и создание в православном университете в Москве естественнонаучных факультетов. Но последствия 70 с лишним лет государственного атеизма, конечно, сильно отбросили нас назад».

«Почему мы настаиваем на том, чтобы курс «Основы православной культуры» преподавался в школах? Потому что в этом случае мы сможем включить в систему нравственного воспитания подрастающего поколения религиозную мотивацию, а это очень важно. Почему нельзя дерево ломать? Не только потому, что это неэстетично, а потому, что это грех. Почему нельзя цветы с клумбы рвать? Потому, что это грех. Почему нельзя кошку схватить за хвост и о стену треснуть? Грех! Ибо как ты со слабым и зависимым поступишь, так и Бог с тобой обойдётся. И в душе ребёнка формируется такое важное понятие, как страх Божий. Это ведь не эмоциональный страх, не выброс адреналина в кровь. Просто на уровне мышления закладывается система ценностей – а это именно то, что Церковь и должна делать».

 

Немаловажно и то, что от приверженности атеизму поспешно отреклись даже те, кто были его ревностными поборниками и насильно насаждали в СССР – коммунисты.

Разумеется, не следует думать, что в России нет искренне верующих людей. Человеком руководит не только разум, но и эмоции, которые способны порождать поиск сверхъестественного даже при наличии высокого интеллекта. Светские гуманисты относятся к этому с пониманием, хотя сами умеют силой разума обуздывать в себе то, что выдающийся современный американский философ-гуманист Пол Куртц назвал «искушением потусторонним». Отношение светских гуманистов к искренне верующим вполне миролюбивое, далекое от того, чем руководствовались и продолжают руководствоваться так называемые «воинствующие» атеисты.

Тем не менее, светских гуманистов очень беспокоит, что в современной России, по сути, идёт насильственная клерикализация общества, усиленно создаётся обстановка, в которой даже просто публично признаться в своей нерелигиозности становится чуть ли не безнравственным поступком. Многие неверующие граждане предпочитают скрывать свою нерелигиозность, опасаясь не только косых взглядов, но даже прямого ущерба своему благополучию. Слова «неверующий», «безбожник», «атеист» приобретают смысл почти бранных. Патриарх РПЦ (МП) называет нерелигиозных людей «бездуховными», «испорченными безбожием». В одном из последних изданий «Закона божьего» говорится: «Если и существуют отдельные безбожники, то они являются… болезненными отступлениями от нормы». И далее следует пассаж в духе Средневековья: «Как существование идиотов неотрицает того, что человек есть существо разумное, так и существование безбожников не опровергает факта всеобщности религии». Нередко нерелигиозные убеждения толкуются не как самостоятельный вид убеждений, а как их отсутствие.

Такое ненормальное положение сложилось потому, что государство, нарушая положение Конституции о его светскости, всячески поддерживает церковь. Действующий закон «О свободе совести и религиозных объединениях» выделил так называемые «традиционные» церкви, которым предоставлены значительные экономические льготы. А одну из них – православную – власть выбрала, по существу, в качестве государственной. Хотя представители РПЦ не раз заявляли, что не будут вмешиваться в дела государства, на деле происходит сращивание их интересов. Порой даже создаётся впечатление, что они действуют к обоюдной выгоде, по совместно разработанному плану постепенного превращения России в страну практически сплошной религиозности.

Представляется, что одним из главных пунктов этого плана является внедрение церкви в государственную школу. Хотя по закону изучение религии в этих школах может осуществляться только вне учебной программы с согласия учащегося и его родителей, фактически имеется много фактов нарушения этого ограничения. Продвижению религии в школу содействует Министерство науки и образования, а также органы власти в ряде регионов.

Как пишет ректор Русского христианского гуманитарного института Д. Бурлака, православие планирует «выиграть битву за умы на фронте российского образования». Для этого школьникам навязывается религиозный предмет «Основы православной культуры», фактически являющийся вероисповедной дисциплиной. В ряде регионов России этот предмет, уместный лишь для воскресных приходских или частных школ, уже введён местными властями в качестве обязательного для всех государственных школ, в которых учатся дети из семей с разными мировоззренческими убеждениями – как атеистов, так и принадлежащих к разным религиозным конфессиям.

О клерикализации общества свидетельствует и то, что государственные средства вкладываются в строительство культовых сооружений. Без этого был бы невозможен наблюдаемый невиданный бум церковного строительства. Ежегодно открываются сотни храмов и десятки монастырей. При этом, в отличие от некоторых стран Европы, российское государство не оказывает ни малейшей поддержки светским гуманистам.

Церковное книгоиздательство практически уже превзошло дореволюционный уровень. В светских средствах массовой информации – по радио, телевидению, в газетах и журналах – рассказы о христианстве подаются не нейтрально, а с религиозно-апологетических позиций, т. е. носят откровенно пропагандистский характер. Мифы и религиозные предания выдаются за достоверные факты.

Руководство РПЦ опутало сетью договоров о сотрудничестве все силовые структуры России, многие государственные вузы и даже Российскую академию наук.

Усиленно внедряется традиция сопровождать любое общественное мероприятие религиозной (чаще всего православной) церемонией.

В принятых недавно «Основах социальной концепции РПЦ» эта церковь позволила себе прямо выступить против свободы совести в России, заявив, что принцип свободы совести «свидетельствует о распаде системы духовных ценностей, потере устремлённости к спасению в большей части общества…». (Разумеется, под духовными ценностями Церковь подразумевает только религиозные.)

Под разными предлогами выражается недоверие разуму, охаивается наука. Лидер так называемого «Духовного движения России» космонавт Владимир Аксёнов заявил, что материалистическая наука на сегодня не способна объяснить многие процессы и явления, существующие в мире. Что ж, наука может не всё. Но, несмотря на свою относительную молодость и вопреки яростному противодействию церкви и различным формам иррационализма, она уже сделала и делает очень и очень многое. А в будущем сделает ещё больше. А вот иррационалистам, и особенно церковникам, здесь похвастаться нечем!

О наступлении на свободу совести говорит то, что в России практически запрещена публикация статей и книг, содержащих критику религии и церкви. Если раньше, в советские годы, существовало ограничение на пропаганду религиозных взглядов – она разрешалась только на территории религиозных организаций, – то теперь, наоборот, в СМИ не может пробиться свободомыслящий, человек нерелигиозного мировоззрения. Критика религии и, в частности, православия, воспринимается как подрыв нравственных устоев жизни общества и государства, а нерелигиозность отождествляется с аморальностью. Показательно, что из десятков атеистических организаций в РФ смогли официально зарегистрироваться только две.

В газете «Известия» от 20 апреля 2007 г. опубликовано интервью митрополита Кирилла «Мы должны вернуться к воспитанию ценностей», содержащее утверждения, с которыми невозможно согласиться.

Кирилл пытается создать впечатление, что церковь бескорыстно печётся об общественных интересах, о благе народа. На самом же деле под прикрытием благих слов РПЦ заботится об укреплении своего политического влияния в стране, хотя и всячески открещивается от того, чтобы называть себя партией. Того, что по закону каждый служитель церкви может на правах обычного гражданина участвовать в политической жизни, вступив в любую из действующих партий, РПЦ явно недостаточно. Её иерархи выступают по политическим вопросам не только от себя лично, но и от всей конфессии, т. е. ведут себя как партийные лидеры. Можно сказать, ныне РПЦ отличается от политических партий только внешне.

 
 

Рис. Дона Эддиса. Free Inquiry. Fall 2001, vol. 21 No. 4

Кирилл говорит, что у РПЦ никогда не было конфликта с естественнонаучным знанием, включая XIX век, породивший дарвинизм и марксизм. Открытого конфликта, может быть, и не было, но наступление РПЦ на науку и научное образование уже началось под видом издания учебников по биологии и естествознанию написанных «с православной точки зрения», начались нападки на дарвинизм, теории эволюции противопоставляется креационизм. Всё это не может не вызывать тревоги за судьбы отечественного народного образования, всемирно признанные успехи которого были обеспечены его научными основами.

Бездоказательно утверждение Кирилла, что огромное число учёных сейчас – верующие люди. Кто их считал? Предложение академика В. Л. Гинзбурга провести опрос в Российской академии наук не реализовано. Договор о сотрудничестве между РАН и РПЦ свидетельствует лишь о конформизме верхушки РАН. Церковь выдаёт желаемое за действительное, и ей помогают находящиеся на содержании государства СМИ, не дающие возможности учёным-атеистам высказываться в СМИ. (В. Л. Гинзбург смог прорваться в газеты и на телевидение лишь после того, как стал нобелевским лауреатом.)

Кирилл ставит РПЦ в положение главной силы, которая должна вернуть общество к воспитанию моральных ценностей (правда, кроме богобоязненности, он никаких идей относительно воспитания нравственности не предлагает). По его словам, ей (РПЦ) говорят: действуйте, это ваша сфера. А кто говорит? Да она же сама и подпевающие ей госчиновники, которым выгодно, чтобы в народе воспитывалась религиозная мораль богобоязни, послушания и покорности. Воспитание же гражданственности и критического мышления, достоинства и личной ответственности, которые должны главенствовать в демократическом обществе, – это дело семьи, государственных воспитательно-образовательных учреждений и других гражданских институтов. РПЦ может только запугивать и взрослых, и подрастающие поколения россиян божьими карами. Кирилл невольно выдал истинную цель навязывания государственной школе преподавания ОПК, сказав, что она – в воспитании у людей религиозной мотивации. Он вторит словам циркуляра Патриарха РПЦ: «Если встретятся трудности с преподаванием "Основ православного вероучения", назвать курс "Основы православной культуры"». От хитроумной подмены названия суть не меняется.

Религиозная система ценностей закладывается отнюдь не на уровне мышления, как утверждает Кирилл. Причём тут мышление, если в сознание закладывается только инстинктивный «страх Божий»? Наоборот, человек приучается не мыслить самостоятельно, а безропотно следовать тем квазиценностям, которые провозглашаются церковью и выгодны власти.

Сейчас стало очевидным, что противостоять нападкам на свободомыслие можно только объединёнными усилиями учёных, здравомыслящей интеллигенции, всех свободных от религиозного догматизма граждан России, Европы и мира. В России для этой цели более 10 лет назад создана общественная организация Российское гуманистическое общество (РГО). Одна из её благородных задач – пропаганда науки, знаний, объективное изучение истории мировых религий, разоблачение религиозной лжи о науке. Эта работа имеет огромное значение для подрастающего поколения. Общество издаёт ежеквартальник «Здравый смысл». В нём печатаются статьи, посвященные защите науки, здравомыслию и критике анти- и псевдонаучных концепций.

На упомянутой выше конференции в Стокгольме делегация РГО внесла предложение включить в итоговый документ следующие два требования:

а) государственные чиновники всех рангов не должны пренебрегать требованиями конституций своих стран, касающимися отделения церкви от государства и государственной школы;

б) средства массовой информации не должны истолковывать свободу слова как своё право отказывать в публикации материалов, неугодных церкви.

Возможен ли без соблюдения этих минимальных условий полноценный межкультурный диалог в мире и России? Полагаем, что без этого он весьма затруднён.

Богословский Михаил Михайлович
Шевелев Геннадий Григорьевич

Международный гуманистический и этический союз,
Российское гуманистическое общество


См. Геннадий Шевелёв. 1-я Балтийская; Михаил Богословский. О свободе совести и вероисповедания в современной России. // Здравый смысл № 1 (42) Зима 2006/2007. С. 30 – 33, 33 – 35.

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru