Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2007, № 1 (42)
Сайт «Разум или вера?», 09.06.2007, /humanism/journal/42/mozgovoi2.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Зима 2006/2007 № 1 (42)

РОССИЯ СЕГОДНЯ

От редакции

Вторая половина 2006 года прошла под знаком противостояния между клерикалами и сторонниками правового светского государства. Поводом послужило введение с 1 сентября в ряде субъектов РФ (Белгородской, Смоленской и др. областях) «Основ православной культуры» в качестве обязательного предмета, а также навязывание органам образования со стороны епархий и местных органов власти факультативов по изучению религиозно ориентированных курсов, оплачиваемых из государственной казны. Эти нововведения вызвали большой общественный резонанс. В предыдущем выпуске ЗС (Осень 2006 г. № 4 (41)) писал об усилившихся тенденциях лоббирования религиозно-ориентированных предметов и в частности ОПК в светской школе 1. О роли, которую в этом конфликте играло Министерство образования и науки РФ, Общественная палата и правозащитные организации читайте в новом материале Сергея Мозгового.

МИНОБРНАУКИ

«умывает руки»

Сергей Мозговой

Проблему религиозного образования в светской школе можно разделить на несколько составляющих: правовую, социальную и нравственную. Правовая заключается в необходимости неукоснительного следования конституционным принципам светского государства. Они закреплены в Конституции РФ и таких законах, как Закон РФ «Об образовании» (1992), Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997) и других законодательных актах, в частности ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (2004), который наряду с ФЗ «О свободе совести…» запрещает использовать служебное положение для пропаганды того или иного отношения к религии. Казалось бы, всё предельно ясно – и, тем не менее, в конституционно-правовой плоскости проблема не решается. Даже наличие жёсткой управленческой вертикали не способствует наведению порядка в нижестоящих организациях. Похоже, что Минобрнауки РФ, которое отвечает за политику в области образования и формирует её, не достаёт мужества и политической воли стать на сторону закона. Вызывает недоумение отсутствие чёткой и однозначной позиции у министерства, как и некоторая растерянность самого министра Андрея Фурсенко.

 

Как уже писал ЗС (Осень 2006 № 4 (41)), в сентябре 2006 г. к руководству страны и в профильное министерство образования обратились представители родительской общественности, ряда религиозных объединений и правозащитных организаций с тем, чтобы отменить принятые в ряде субъектов федерации решения об обязательном преподавании «Основ православной культуры» и таким образом защитить светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях и отстоять права на свободу убеждений учеников и их родителей. Однако вместо решения вопроса по существу, министр А. Фурсенко в том же месяце переадресовал его в Общественную палату (ОП), фактически ни за что не отвечающему органу, сняв, таким образом, с себя ответственность за надвигающуюся клерикализацию школы. В критической ситуации он поступил аналогично тому, как около 2-х тысяч лет назад поступил Понтий Пилат. 22 ноября 2006 г., когда эксперты Общественной палаты готовили свои предложения, состоялось расширенное заседание секции по образованию и просвещению в области прав человека Экспертного совета при уполномоченном по правам человека в РФ под председательством координатора секции профессора Феликса Рудинского. По одному из вопросов: «Права человека и религиозное образование в государственной школе», – с содокладами выступили сопредседатели Совета Института свободы совести Сергей Бурьянов, Сергей Мозговой и руководитель общественной организации «Учителя за свободу убеждений» Всеволод Луховицкий (г. Москва). В обсуждении вопроса приняли участие известные учёные-юристы П. В. Анисимов (Волгоградская Академия МВД РФ), В. И. Авсеенко (кафедра конституционного и административного права Института экономики и предпринимательства, г. Москва), В. А. Северухин (Юридический факультет Московского городского педагогического университета), Н. С. Шутикова (кафедра прав человека МГПУ), практикующие педагоги А. О. Ванина (Региональная общественная организаций «Псковская глубинка»), Е. М. Павленко (тренер Совета Европы по образованию в области прав человека, г. Калуга), А. В. Половникова (Городской гуманитарно-правовой колледж, г. Москва), М. Н. Ситников (эксперт Института свободы совести) и др. По результатам обсуждения принято заявление, которое направлено Уполномоченному по правам человека в РФ, Общественную палату и государственные органы 2 (см. приложение 1 в конце статьи).

 

Андрей Фурсенко

 

Через пять дней, 27 ноября 2006 года на совместном заседании трёх комиссий Общественной палаты РФ: комиссии по вопросам толерантности и свободы совести, комиссии по вопросам интеллектуального потенциала нации и комиссии по вопросам культурного и духовного наследия, был рассмотрен вопрос об изучении основ религий в школах. По итогам заседания приняты «Предложения Общественной палаты РФ по вопросам изучения религиозной культуры в системе образования» 3. Вот как прокомментировали принятый документ участвующие в его разработке члены Общественной палаты. Валерий Тишков, председатель комиссии палаты по вопросам толерантности и свободы совести, сказал: «мы приняли решение, что присутствие предметов основ религиозной культуры в школе правомерно. Поэтому мы рекомендуем Министерству образования и науки подготовить соответствующие поправки в закон об образовании или даже отдельный новый законопроект». Кроме того, он считает, что и ныне «действующий закон позволяет иметь в рамках регионального компонента дисциплины духовно-нравственного характера, среди которых могут быть "Основы православной культуры", "Основы ислама" и т. д 4». Ему вторил член комиссии Общественной палаты по вопросам интеллектуального потенциала нации, глава подкомиссии по школе Александр Адамский, заявивший корреспонденту «НГ–Религии», что дискуссию об ОПК «мы с повестки дня сняли. Теперь мы ставим вопрос об изучении традиционных религий России» 5.

Чтобы не приводить здесь большой запутанный документ, цитируем лишь его ключевые моменты.

На фоне общей декларации «равенства прав на реализацию образовательных потребностей в государственной и муниципальной системе образования, демократический характер российского государства <…>, добровольность…» и т. п. (п. 1), в документе даётся положительная констатация антиконституционной, по своей сути, практики «преподавания в государственных и муниципальных образовательных учреждениях учебных предметов и курсов <…> основных религиозных традиций» в интересах «развития личности, воспитания нравственности, правосознания…» и т. д. (п. 2). (О какой добровольности и правосознании идёт речь, если эти курсы вводятся как обязательные и противоречат законодательству? – примеч. авт.).

В пункте 3 «Предложений…» говорится о возможности обязательного обучения конкретным религиям (Основам православной культуры, Культуре ислама, Традициям иудаизма и т. д.), т. е. «включения таких учебных курсов в региональный компонент общего среднего образования» «на основе добровольности». В связи с этим Минобрнауки РФ рекомендуется принять ряд мер. Так, предлагается «Оценить соотношение образовательных запросов на изучение курсов религиозной культуры разных конфессий и курсов философского религиоведения (почему не исторического? – примеч. автора) на нерелигиозной мировоззренческой основе со стороны граждан, соответствующих мировоззренческих групп в обществе» (п. 4.1).

 

Оказывается, органы образования и, прежде всего, профильное министерство до сих пор не смогли разобраться в вопросе введения курсов религиозной культуры и объективно «оценить соотношение образовательных запросов», т. е. не в свете административного давления, а реально. Фактически учитываются требования церковных лоббистов, а не родителей. В этих условиях епархиями при координации Учебного комитета РПЦ могут быть инспирированы веерные запросы. И, скорее всего, они будут. Это уже показала практика добровольно-принудительного введения ОПК и ОИК.

Нет никаких сомнений, что в основу «обобщений опыта» и «оценок запросов» будет положена религиозно-политическая конъюнктура, имеющаяся всегда своё дежурное обоснование: «по просьбе трудящихся». И оно уже готово. На заседании Общественной палаты Валерий Тишков сказал: «Ознакомившись с европейским опытом, изучив настроения в нашей стране, считаю, что религия в школе является неизбежной, но при правовом контроле и соблюдении основ светскости. Однако это не означает, что школа должна быть отделена от религии». Он также отметил, что «не менее 80 % жителей России – православные, и их интересы должны быть учтены в школе». Из этих слов следует, что Основной закон нашей страны Тишкову – не указ, а Конституция России и здравый смысл должны остаться за порогом школы. Ведь судить о настроениях в стране, не будучи социологом и слабо разбираясь в религиозной ситуации, о зарубежном опыте – не будучи специалистом в области государственно-конфессиональных отношений, и о светскости – не понимая, что это такое, по меньшей мере не этично, не говоря уже о том, что не правомочно. Как правило, селективные ссылки на зарубежный опыт делают прицерковные и/или недостаточно компетентные в области конституционного права и государственно-конфессиональных отношений люди.

Православных верующих в России – не более 3-х процентов, а причастников и того меньше. В Европе, по оценкам известных западных учёных, наблюдается секуляризация образования, а светскость означает не только отделение школы от религиозного образования, но и мировоззренческий нейтралитет. Соответственно, в системе светского государственного образования право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими школьники могут осуществлять только вне рамок и сетки школьной программы, т. е. факультативно. При этом недопустимо госбюджетное финансирование. Более того, из широкого спектра зарегистрированных в России различных вероисповеданий (более 65), представители только трёх конфессий высказались за преподавание основ своей религии в государственной и муниципальной школе в качестве обязательного предмета. Из множества различных православных церквей, а таковых по данным Минюста РФ в нашей стране зарегистрировано более десятка, – за ОПК ратует только РПЦ. А из неправославных религий в пользу обучения религии высказались лишь отдельные представители ислама и иудаизма.

В пункте 4.3 «Предложений…» указывается на необходимость «Выйти с законодательным предложением по правовому закреплению в федеральном законодательстве, с необходимой степенью детализации, порядка изучения религий в государственной и муниципальной системе образования на религиозной мировоззренческой основе с участием религиозных организаций». Это значит, что знания о религиях будут даваться не с позиций научного религиоведения, истории и других светских дисциплин, а, в каждом случае, с точки зрения лишь одной религиозной идеологии. Таким образом школа окончательно превратится в арену миссионерской борьбы, станет рассадником ксенофобии и сепаратизма. Ведь каждая религия полагает себя истиной в последней инстанции. Религиоведение же, в отличие от любого религиозного курса, не касается вопроса сущности божества и не предполагает деления религий по критерию истинности.

 

В руках Валерия Тишкова…
участь светской школы?

 

Тем не менее, в числе предложений есть и вполне здравые, например, «необходимость обеспечения <…> формирования общероссийской гражданской идентичности учащихся <…>, их патриотическое воспитание как граждан единой многоэтнической и многоконфессиональной России, уважительно относящихся к законным интересам и правам всех соотечественников и сограждан вне зависимости от их отношения к религии, этнической и конфессиональной принадлежности». Но верно и то, что в случае введения религиозных предметов в учебные программы эти цели окажутся недостижимыми.

Другим позитивом документа явилась способность его разработчиков уйти от употребления неправового понятия «традиционные религии». Этого Институт свободы совести долго добивался от учёных, педагогов и госслужащих. Правда «Интерфакс» со свойственной ему религиозно-политической ангажированностью сообщил, что «Общественная палата РФ предлагает законодательно утвердить порядок изучения в школах традиционных религий» 6, хотя сам документ этого не уточняет. Сказано лишь, что это должно быть «на религиозной мировоззренческой основе» и «с участием религиозных организаций» (п. 4.3).

Таким образом, в целом документ достаточно противоречив. На фоне ряда необдуманных рекомендаций отдельные здравые пожелания членов ОП остаются всего лишь декларацией.

Не успели высохнуть чернила этих рекомендаций, как на официальном сайте РПЦ (/www.patriarchia.ru) был опубликован комментарий митрополита Климента, практически полностью повторяющий и приветствующий эти предложения 7. Поэтому нет никаких иллюзий относительно того, где и кем разрабатывались и с кем предварительно согласовывались эти предложения.

Похоже, что эти нечёткие, неконструктивные формулировки были изначально запрограммированы, дабы удовлетворить прежде всего РПЦ, и при этом соблюсти видимость радения за судьбы страны. Половинчатое решение, узаконивающее статус-кво ОПК, было предопределено политической конъюнктурой. Не случайно был создан фильтр для выражения позиции противников ОПК. Всех, кто критически относится к нововведениям региональных клерикалов, постарались отсечь от участия в обсуждении в Общественной палате. На состоявшемся заседании ОП не было предоставлено слово ни одному специалисту в области конституционного права и в сфере свободы совести, в том числе и координатору Секции по образованию и просвещению в области прав человека Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в РФ доктору юридических наук Ф. М. Рудинскому. Правда, формально в обсуждении участвовали представители ряда общественных организаций – В. В. Луховицкий, Е. Л. Русакова 8 и др., критически относящиеся к ОПК, но не пожелавшие затрагивать принципиальные правовые вопросы светскости государства.

К сожалению, не все, кто позиционирует себя в качестве защитников права, заняли принципиальную правовую позицию. Так, Евразийское отделение Международной ассоциации религиозной свободы (ЕО МАРС) 9, уставной целью которой является защита религиозной свободы проявило беспринципность.

Несмотря на то, что в адрес руководства страны в связи с обязательным введением в общеобразовательных школах курса православной культуры поступили жалобы от многих религиозных объединений (протестантских, мусульманских и др.) и верующих родителей неправославного вероисповедания, организация, призванная по своим уставным целям защищать право на религиозную свободу – Международная ассоциация религиозной свободы – не продемонстрировала решимость защищать тех, чьи права в ходе массового введения ОПК были нарушены.

Участники состоявшейся 7 декабря 2006 г. научно-практической конференции «Свобода религии и права человека», организованной ЕО МАРС и Институтом Европы РАН выразили поддержку проводимой в России религиозной политике и отказались голосовать 10 за предложенный Институтом свободы совести проект резолюции «О религиозном образовании в государственной школе» 11, направленной против обязательного обучения ОПК, который, кстати сказать, ранее был принят Комитетом действия Всероссийского гражданского конгресса (КД ВГК), и который впоследствии был принят Вторым правозащитным съездом и III ВГК 12.

Как видим, не только огосударствленные общественники из ОП, но и любые конфессионально ориентированные структуры оказались неспособными занимать принципиальную правовую позицию.

Ситуация с нарушением прав и свобод человека, свободы совести и принципов светскости государства, в том числе в сфере образования, вызывает серьёзную озабоченность у научного и правозащитного сообщества. Поэтому на Втором Правозащитном съезде (10 декабря 2006) и III-м Всероссийском гражданском конгрессе (11 – 12 декабря 2006), активное участие в которых приняли члены Московской Хельсинкской группы, Российского гуманистического общества (РГО), активисты движения «За права человека», сотрудники Института свободы совести (ИСС), учёные и правозащитники, была принята резолюция «В защиту свободы совести», предложенная ИСС (см. приложение 2) 13. Принципиальную поддержку светскому характеру государства и образования в государственной и муниципальной школе высказали также участники секции «Демократия и права человека» Международной научной конференции «XX век: проблемы демократии и свободы выбора» (11 декабря 2006 г.), организованной Московским городским педагогическим университетом, Международным центром социально-политических исследований и консалтинга и Институтом свободы совести.

13 декабря 2006 г. глава Администрации Президента Сергей Собянин провёл заседание Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, в который входят представители крупных религиозных организаций. На заседании развернулась дискуссия вокруг преподавания «Основ православной культуры», которая так и не увенчалась здравым и единственно верным правовым решением, соответствующим Конституции РФ. Это и не удивительно, ведь этот Совет был создан для осуществления вероисповедной политики власти, а не реализации государственной политики в области свободы совести, изложенной в Основном законе страны.

Между тем, нарушения в сфере свободы совести и прав ребёнка продолжают нарастать. По сообщению «Славянского правового центра», 18 декабря 2006 года Белянскую школу Шебекинского района посетили члены комиссии департамента образования Белгородской области. Был среди них и представитель Минобрнауки, пожелавший остаться инкогнито. Они заявили, что те родители, которые не желают, чтобы их дети посещали обязательный предмет «Основы православной культуры», должны на время проведения урока православного воспитания нанимать за собственные деньги учителя, потому что данный урок не является факультативом и находится в рамках обязательной программы.

Дальнейшая эскалация нарушений прав и свобод человека, в том числе основополагающего права на свободу совести, связанное с религиозной политикой власти и решением ОП, побудила Институт свободы совести провести 18 декабря 2006 г. пресс-конференцию «Общественная палата, Кремль, школа, религия: сохранится ли в России светскость государственной и муниципальной системы образования?». В ней приняли участие д. юр. н., засл. юрист РСФСР, координатор секции по просвещению в области прав человека Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ проф. Ф. М. Рудинский, д. фил. н., главный редактор журнала «Здравый смысл» проф. В. А. Кувакин, сопредседатели Института свободы совести С. А. Бурьянов и С. А. Мозговой.

Российские эксперты в области свободы совести сделали подробный конституционно-правовой анализ современных тенденций клерикализации государственной школы и выступили в защиту светскости государственной и муниципальной системы образования. Наиболее жёсткую оценку получило введение с 1 сентября 2006 года в государственных общеобразовательных школах некоторых регионов России преподавания «Основ православной культуры» (ОПК) в качестве обязательного предмета. По их мнению, нарушение принципа добровольности религиозного образования является грубейшим нарушением законодательства России. Особой критике был подвергнут законопроект поправок к ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» депутата А. Крутова, а также позиция комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций, направленные на законодательное закрепление обязательного школьного курса конфессионально ориентированных дисциплин. Эксперты сошлись во мнении, что нынешний всплеск антиконституционной активности вокруг проблемы ОПК связан с приближением федерального избирательного цикла 2007 – 2008 гг. Не случайно, что прошлый пик этой активности был отмечен в 2002 году, т. е. так же за год до выборов. Соответственно, нынешнее осеннее обострение клерикализации государственной и муниципальной системы образования несёт явную идеологическую нагрузку.

Вся эта многомесячная дискуссия вокруг ОПК продемонстрировала, с одной стороны, циничное использование Русской православной церковью манипулятивных технологий и административного ресурса ради продвижения своего «товара» (ОПК) «любой ценой», в результате чего удалось частично ввести в заблуждение общественность; с другой стороны – низкий уровень квалификации членов общественной палаты и их экспертов, правовой нигилизм, политическую ангажированность.

Общественная палата не смогла выработать ожидавшихся от неё конструктивных предложений. Министр образования и науки А. Фурсенко ведёт себя непоследовательно, хотя чувствуется, что ему искренне не хотелось бы клерикализации светской школы. Вместо того, чтобы взять на себя ответственность и запретить антиконституционное введение религиозно ориентированных курсов, он решил подстраховаться и прикрылся решением Общественной палаты как фиговым листком.

С введением ОПК закладывается бомба под будущее России. Боюсь, что моё предположение, высказанное в предыдущей статье («Закон Божий» «в законе», ЗС, осень 2006, № 4 (41)) сбудется, и Россию ожидает цепная реакция клерикализации, которая приведёт к массовым нарушениям российского законодательства, породит новые социальные конфликты. Прямая вина в этом будет лежать на ведомстве, отвечающем за государственную политику в сфере образования – Министерстве образования и науки РФ.


См.: Мозговой С. А. «Закон Божий» «в законе» // ЗС Осень 2006, № 4 (41). С. 22 – 30.

См.: Документ: Права человека и религиозное образование в государственной школе. Два заявления секции по образованию и просвещению в области прав человека Экспертного совета при уполномоченном по правам человека в РФ // /www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=49526&type=view

См.: Предложения Общественной палаты РФ по вопросам изучения религиозной культуры в системе образования /www.Interfax-religion.ru/?act=documents&div=561

См.: Круг П. Религия в школе: жалобы и предложения. Общественная палата сказала своё слово по поводу «Основ православной культуры» /religion.ng.ru/events/2006-12-06/3_religion.html

Там же. Отметим, что в науке и праве отсутствуют критерии деления религий на традиционные и нетрадиционные и все попытки их создать обречены на неуспех. (Примеч. С. М.)

См.: Общественная палата РФ предлагает законодательно утвердить порядок изучения в школах традиционных религий // Интерфакс. 2006-11-29.

Митрополит Климент (Капалин). Комментарий к вопросу об изучении религиозной культуры в системе образования /www.patriarchia.ru/db/text/166076.html

Митрополит Калужский и Боровский Климент – управляющийделами Московской Патриархии, председатель комиссии Общественной палаты по вопросам культурного и духовного наследия.

В. В. Луховицкий и Е. Л. Резакова возглавляют научно-методический центр «Гуманист» и общественную организацию «Учителя за свободу убеждений».

Международная ассоциация религиозной свободы (International Religious Liberty Association) – общественная организация, ставящая своей целью защиту религиозной свободы по всему миру. МАРС создана Церковью адвентистов седьмого дня в 1893 г. в США. Имеет филиалы во многих странах мира. Состоит главным образом из протестантских организаций, но в зависимости от страны и региона в её работе принимают участие и представители других религий. Российское отделение было создано в 1992 г. (с 2002 г. – Евразийское). ЕО МАРС отличается весьма низкой эффективностью правозащитной деятельности, наблюдается имитация защиты религиозных свобод. Главные усилия сосредоточены на установлении тесных и неформальных контактов с чиновниками, ведающими «религиозным вопросом» и легитимации в их глазах своих структур.

10 См.: Оргкомитет конференции ЕО МАРС выразил поддержку религиозной политике В. Путина и отказался голосовать за проект резолюции против ОПК // «Портал-Credo.ru», 8.12.2006.
См. также: Мозговой С. А. Декабрьское обострение. Кто наносит наибольший ущерб свободе совести в России: дискриминаторы или имитаторы? // /www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=50132&type=view
Бурьянов С. А. Обратная сторона МАРСа. Что мешает Международной ассоциации религиозной свободы на практике защищать гонимых верующих? // /www.portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=539

11 См.: Заявление Комитета действия Всероссийского гражданского конгресса «О религиозном образовании в государственной школе». Принят на заседании КД ВГК 3 октября 2006 г. и подписан сопредседателями ВГК Л. М. Алексеевой, Г. К. Каспаровым, Г. А. Сатаровым // Здравый смысл, Осень 2006, № 4 (41). С. 31. www.civitas.ru

12 См.: /www.civitas.ru/docs.php

13 См. сайт Всероссийского гражданского конгресса /www.civitas.ru/docs.php?code=46

 Приложение 1

О религиозном образовании в государственной школе
и нарушении свободы совести

Резолюция секции по образованию и просвещению в области прав человека Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в РФ. Принято на Заседании Секции 22 ноября 2006 г.

В этом году в государственных общеобразовательных школах некоторых регионов России было введено преподавание «Основ православной культуры» (ОПК) в качестве обязательного предмета образовательной программы. Ещё более чем в 30 регионах России ОПК и аналогичные конфессионально ориентированные предметы преподаются в качестве факультатива.

Не редко формально факультативный предмет ОПК на самом деле становится обязательным (например, его ставят в сетке занятий 2 – 3 уроком, и дети просто вынуждены его посещать). Финансирование преподавания ОПК и его аналогов осуществляется за счёт средств государственного бюджета.

Вопиющие нарушения конституционной свободы совершены в Белгородской области. Здесь с 1 сентября 2006 г. во всех государственных общеобразовательных школах Белгородской области со 2 по 11 класс введено обязательное преподавание курса «Православная культура» в рамках регионального компонента государственных образовательных стандартов. Белгородская областная Дума приняла закон, нарушающий право родителей на воспитание детей, а также свободу мысли, совести и убеждений родителей и детей (ст. 2 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 14 Конвенции о правах ребёнка ООН, ст. 5 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений, ст. 39 Конституции РФ, ст. 63 Семейного кодекса РФ).

Общеизвестно, что наряду с конституционными принципами свободы совести (ст. 28), светскости государства (ст. 14), равенства религиозных объединений (ст. 14) и граждан независимо от отношения к религии (ст. 19) законодательство России признаёт право на добровольное получение религиозного образования в формулировках Федеральных законов «Об образовании» и «О свободе совести и о религиозных объединениях». В государственных образовательных учреждениях России должно осуществляться светское образование.

Действующее законодательство допускает, как исключение, обучение детей религии. Закон гласит: «по просьбе родителей и лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы» (п. 4 ст. 5 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Таким образом, нарушение принципа добровольности религиозного образования является грубейшим нарушением Конституции России и законодательства России.

Исходя из упомянутых конституционных принципов и в соответствии с п. 2 ст. 4 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», в соответствии с которым государство «обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях», государство не должно финансировать религиозное (конфессиональное) образование.

Секция по образованию и просвещению в области прав человека считает, что религиозное (конфессиональное) образование, как в стенах государственной школы, так и вне её, должно финансироваться за счёт самих верующих и религиозных организаций и осуществляться только на добровольной основе.

Секция заявляет о необходимости принятия Правительством России, министром образования и науки РФ, руководителем Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки и другими государственными лицами и структурами срочных действенных мер по приведению практики преподавания «Основ православной культуры» (и других конфессионально ориентированных дисциплин) в государственных образовательных учреждениях в соответствие с действующим законодательством и Конституцией России.

Секция считает необходимым отмену государственного стандарта «Теология», как противоречащего Конституции РФ.

Секция заявляет об антиконституционности законодательных инициатив, направленных на введение конфессионально ориентированных дисциплин в рамках регионального и/или федерального компонентов образовательной программы государственных образовательных учреждений.

Координатор секции по просвещению в области прав человека
и сопредседатель Экспертного совета
при Уполномоченном по правам человека в РФ

проф. Ф. М. Рудинский

 Приложение 2

В защиту свободы совести

Резолюция принятая II Правозащитным съездом и III Всероссийским гражданским конгрессом

Реализация основополагающих конституционных принципов в области свободы совести находится в современной России в глубоком кризисе и подменяется приоритетами религиозной политики, проводимой государством в интересах властных групп и характеризующейся попытками использования авторитета религии в качестве инструмента избирательных технологий.

В результате нарушаются не только права верующих и религиозных меньшинств, игнорируются права неверующих, но и подавляется свобода мировоззренческого выбора как таковая, размываются демократические принципы, составляющие основу конституционного строя.

Среди задач религиозной политики – контроль мировоззренческой сферы и ограничение политической конкуренции, вплоть до формирования безальтернативной политической системы. А методы, наряду с клерикальной идеологизацией государственных, в том числе и силовых структур, системы образования предполагают манипулирование религиозными организациями.

Многочисленные льготы и даже прямое финансирование, адресованные части неких «традиционных религиозных организаций», сочетаются с неправовыми ограничениями деятельности, вплоть до религиозных преследований «нетрадиционных» по мнению власти конфессий. Предпринимаются попытки наукообразного обоснования антиконституционной религиозной политики власти, а для её законодательного закрепления в Государственную Думу РФ регулярно вносятся соответствующие законопроекты и поправки. В СМИ популяризируются идеи конфессионального превосходства «основных» религий, а для шельмования остальных применяются оскорбительный социальный ярлык «секта».

Неправовое разделение на «традиционные» и «нетрадиционные» религии неизбежно разжигает ксенофобию и нетерпимость, так как фактически делит граждан многонациональной России на «русских-православных» и «инородцев-иноверцев».

Таким образом, властные группы «покупают» политическую поддержку крупных религиозных организаций, что приводит к системной коррупции, охватывающей также сферы науки, образования, законотворчества и правоприменения.

Всероссийский гражданский конгресс осуждает религиозную политику власти, коррумпированные государственно-конфессиональные отношения и их последствия: несоблюдение принципа правового равенства религиозных объединений; нарушения законных прав неверующей части общества; неправомерное воспрепятствование (или ограничение) деятельности религиозных организаций; рост насильственных акций со стороны «силовых» структур государства, направленных против членов религиозных объединений; рост насилия и актов вандализма на почве нетерпимости и ксенофобии; распространение в СМИ недостоверной и порочащей информации о деятельности религиозных объединений. Особую озабоченность вызывают преследования мусульман и массовые нарушения прав родителей и детей на воспитание, образование и обучение, которое соответствует их религиозным и философским убеждениям.

Религиозное (конфессиональное) образование, как в стенах государственной школы, так и вне её, должно быть добровольным и финансироваться за счёт самих верующих и религиозных организаций.

Всероссийский гражданский конгресс заявляет о необходимости консолидации здоровых сил общества с целью налаживания постоянной системной работы по реализации свободы совести в России. Для реанимации демократии в России необходимо добиваться прекращения порочной религиозной политики властей, и осуществления общественного контроля над государственно-конфессиональными отношениями.

Всероссийский гражданский конгресс считает целесообразным активно формировать широкую коалицию неправительственных организаций в целях координации и осуществления системной правозащитной работы в области обеспечения реальных гарантий свободы совести каждому человеку.

Всероссийский гражданский конгресс заявляет о необходимости принятия председателем правительства России, министром образования и науки РФ, руководителем Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки и другими государственными лицами и структурами срочных действенных мер по приведению практики преподавания «Основ православной культуры» (и других конфессионально ориентированных дисциплин) в государственных и муниципальных образовательных учреждениях в соответствие с действующим законодательством и Конституцией России.

См. сайт Всероссийского гражданского конгресса
/www.civitas.ru/docs.php?code=46

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru