Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2005, № 3 (36)
Сайт «Разум или вера?», 01.10.2005, /humanism/journal/36/osipov.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Лето 2005 № 3 (36)

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК: ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ‑2005

 

От редакции

Журнал «Здравый смысл» традиционно уделяет работе Российской академии наук особое внимание. В настоящем номере мы публикуем подробный отчёт о её годовом собрании (17‑18 мая 2005 г.), на котором обсуждались исключительно важные вопросы жизнедеятельности ведущего научного учреждения России. Отчёт основан на стенограмме, любезно предоставленной пресс-центром Президиума РАН.

Фрагменты стенограммы докладов и выступлений на Общем собрании РАН

«Новые серьёзные проблемы и трудности»

Юрий Осипов, академик, президент РАН. 17 мая 2005 г.

 

Глубокоуважаемые коллеги!

Мы должны обсудить основные итоги работы академии в 2004 г. и обменяться мнениями по важным проблемам, связанным с её деятельностью.

По традиции позвольте сначала представить вам некоторые из важнейших научных достижений, в том числе полученные в рамках общеакадемических программ фундаментальных исследований Президиума Академии наук.

<Следует отчёт об этих достижениях>

Отмеченные результаты представлены в доклад нашими специализированными отделениями, и у вас имеются материалы подробные, которые раскрывают деятельность Академии, почётных людей, и они показывают, что наша академия, как и всегда, в отчётный период внесла существенный вклад в сокровищницу знаний научных.

Уважаемые коллеги! Финансирование нашей Академии в 2004 г. было стабильным и соответствовало минимальному графику, утверждённому совместным заседанием Совета безопасности, Президиумом Госсовета и Советом по науке в 2002 г. В полном объёме выполнена и программа «Жильё». <...> Академия защитила свои позиции и при формировании бюджета на 2005 г. Более того, при поддержке министра науки на 2005 г. нам было выделено дополнительно 1,5 млрд руб., кроме валютных поступлений, на обновление нашего научного оборота.

Появились и ряд новых направлений и форм деятельности, и в качестве примера я скажу, что Академия сейчас проводит большую работу по экспертизе школьных учебников. Эта тема обсуждалась очень активно, очень горячо, фактически на всех последних собраниях. Сейчас в нашей Академии находится несколько десятков школьных учебников, охватывающих практически все специальности обучения и все дисциплины. Это громадная работа, очень ответственная, и Академия этим занимается.

У нас несомненные достижения в издательской деятельности.

Мы можем сказать, что сделаны важные шаги по созданию инновационных научно-образовательных комплексов. Уже сейчас создан такой комплекс по гуманитарным, социальным наукам.

И, тем не менее, отчётный год был очень трудным и сложным. Я уже не говорю о пресловутой проблеме налога на землю. Я и сейчас утверждаю и всегда утверждал, что было крупной ошибкой Правительства принять такое решение, крупной ошибкой Государственной Думы поддержать предложение Правительства по обложению науки налогом и на имущество и на землю. Правда, обстоит ситуация так, что все наши заявки на уплату налогов по имуществу Минфин безукоризненно выполняет, более того, выделяет немножко больше денег. А вот с налогом на землю ситуация очень сложная. Мы, кстати, благодарны и Совету Федерации, который, правда, в укороченной форме, но всё‑таки отложил введение в действие этого налога на год.

Но сложность ситуации состоит в том, что, по сути, с моей точки зрения (я говорил об этом Президенту в присутствии премьер-министра и министра финансов), начинается перекачка крупных сумм в бюджеты некоторых регионов. Потому что стоимость земли определяется рыночным путем регионами в значительной степени, как говорится, без Бога в сердце. И тут возникнут большие трудности. Есть, правда, заверение, что всё это (все расходы) должно будет компенсироваться бюджетом. Но пока на сегодняшний день никакого механизма компенсаций налогов на землю ещё нет, хотя указания на этот счёт Президентом были даны очень жёсткие.

В нашей работе возникли новые серьёзные проблемы и трудности. Некоторые из них привнесены в Академию извне. Некоторые из‑за непродуманных, если не сказать больше, собственных действий, явных просчётов, подрывающих, с моей точки зрения, ответственное, конструктивное сотрудничество с государственной властью, ответственное сотрудничество с бизнесом.

На некоторые из этих проблем было немало взвешенных, квалифицированных, я бы сказал, умных откликов в средствах массовой информации, которые очень нам помогли в решении наших вопросов. Но были также и такие, которые усугубили наши трудности, отличающиеся совершенно недопустимой, с моей точки зрения, и порой, я бы сказал, оскорбительной формой обсуждения академической жизни. И в это, к сожалению, внесли свой вклад и некоторые члены Академии, занимаясь собственным пиаром и преследуя понятные цели. Я не могу об этом не сказать потому, что у меня ещё не выветрились из головы события конца 80‑х и 90‑х годов, когда на карту, по сути, было поставлено само существование Академии.

Кратко я остановлюсь на главной для нас проблеме – проблеме модернизации Академии. Вопрос о модернизации академического сектора науки был поставлен в Поручение Президента Российской Федерации Правительству, был поставлен по итогам заседания Совета по науке, технологиям и образованию в октябре прошлого года. И в Поручении было сказано, что Правительству Российской Федерации необходимо представить предложения по структуре, механизмам финансирования и функциям Российской академии наук и других академий, имеющих государственный статус.

В результате большой совместной работы с Минобразованием был сформулирован ряд принципиальных положений, относящихся к модернизации академического сектора науки. При этом сразу скажу, что только раздел известного доклада Минобрнауки, относящийся к этому сектору, с нами согласован. К сожалению, вне этого раздела доклада есть положения, с которыми Академия согласиться не может, и необходимо продолжить наш конструктивный диалог с министерством на эту тему. Я прокомментирую сеичас лишь одно из центральных положений концепции модернизации Академии. Подробнее о концепции в целом мы будем говорить завтра. Если мы не решим проблему, о которой я сейчас буду говорить, то все разговоры о повышении эффективности деятельности Академии наук, о её модернизации «провисают», являются пустым делом.

Уже в первых вариантах документа, относящихся к модернизации академического сектора науки, в разделе о механизмах финансирования нашей науки, был поставлен принципиальный вопрос о существенном увеличении заработной платы учёных к 2008 г. Средняя зарплата научного работника в Академии (я буду говорить сейчас о нашей Академии) должна быть не меньше 30 тыс. руб. в месяц. (Я должен сказать, что такая постановка вопроса исходила от Министерства науки.) Хочу сейчас остановиться на том, насколько реально и при каких условиях мы можем наконец решить эту ключевую, с нашей точки зрения, проблему.

Ясно, что после проводимой в 90‑е гг. государственной политики финансового удушения науки и относительной стабильности последних лет надлежащие шаги для достижения указанной цели должны быть сделаны как со стороны государства (я имею в виду правительство), так и со стороны самой Академии.

Отмечу четыре основные позиции, базируясь на которых, мы считаем, что поставленная задача реальна и мы должны сделать всё от нас зависящее, чтобы её решить.

Первое. В 2002 г. было принято важное решение Совета безопасности, Президиума Госсовета и Совета по науке. Я имею в виду документ «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологии на период до 2010 г.». Прямо к обсуждаемой сейчас теме относятся приведённые в этом документе два графика. Это – графики финансирования гражданской науки. Я хочу их сейчас прокомментировать с точки зрения решения задачи, о которой я говорил. Вы видите, что эти графики существенно различны. В 2002, 2003, 2004 и 2005 гг. неукоснительно выполнялся нижний график. Это надо признать. Я пока дошел до 2005 г. Он выполнялся. Цифры здесь все в текущих ценах. <Но> подписанное Президентом страны решение о финансировании гражданской науки по существу‑то не выполнялось.

Вопрос: из чего нам исходить, прогнозируя ситуацию на 2006‑2008 гг.? С учётом сказанного выше мы просчитали вариант минимальный, но относительно надёжный: предположение, что в 2006‑2008 гг. будет выполняться нижний график финансирования гражданской науки, и в 2008 г. достигнет 110 млрд руб.

Я хочу сказать, что нарушение этого минимума Академия будет квалифицировать как возвращение к политике удушения науки, о которой я уже говорил. Квалифицировать, надеюсь, вместе с министром Минобрнауки. Если этот график всё‑таки будет выполняться при выполнении трёх последующих позиций, о которых я скажу, – среднюю зарплату в 30 тыс. руб. в текущих ценах, по‑видимому, мы сможем обеспечить. В ценах 2005 г. это примерно 24 тыс. руб., но в текущих ценах – 30 тыс. руб.

Конечно, мы будем добиваться того, чтобы нижний график выполнялся как минимум с учётом инфляции, и сделаем всё от нас зависящее для того, чтобы реальное финансирование науки приблизилось к верхнему графику. Но надо же быть реалистами.

Второе соображение. Как в основах, о которыхя говорил, так и в подготовительных документах сформулирован тезис о том, что финансирование фундаментальной науки должно возрастать опережающими темпами по сравнению с возрастающим общим объёмом финансирования гражданской науки. В подготовленных Министерством науки документах это выражается в увеличении доли финансирования фундаментальной науки на 2 % ежегодно. Мы считаем, что будет минимум на полтора процента ежегодно возрастать доля финансирования нашей Академии. Тревожит, что, к сожалению, сейчас в интерпретации возможного расхода этих средств как‑то не очень‑то учитывается это наше соображение. И речь идёт о желании направить, в основном, эти средства на увеличение финансирования научных фондов и фундаментальной науки вузов. Я ещё раз скажу – Академия стояла у истоков создания фондов. (Я имею в виду – фондов фундаментальных исследований, фондов гуманитарных исследований.) Это было исключительно важное дело – их создание. Но чрезмерное «закачивание» денег в эти фонды – неправильная политика. Фонды создавались совершенно для других целей. Фонд не в состоянии качественно оценивать то, что происходит в науке в широком масштабе. <...>

Теперь о внутренних резервах. Я назову несколько позиций, связанных с решением главной проблемы.

Внутренние резервы. Последние годы структура внутреннего бюджета такова: 60 % – это прямое бюджетное финансирование и 40 % – внешнее финансирование. Я имею в виду – как из бюджета Российской Федерации (это договора с бюджетными организациями, государственные фонды), так и внебюджетные.

В этих условиях мы предполагаем пойти на 20‑процентное сокращение бюджетных ставок в институтах Академии. Речь не идёт ни о каком массовом сокращении. Повторяю, речь идёт о сокращении бюджетных ставок. При этом научным сотрудникам институтов, которые будут работать на внебюджетных ставках, должны быть обеспечены по меньшей мере те же условия труда, о которых говорилось выше. <...>

Третье. Мы должны будем увеличить фонд заработной платы. Без этого не обойтись. Я напомню, что в разные годы фонд заработной платы в Академии менялся от 50 до 70 %. Думаю, что с учётом поставленной цели мы должны пойти на 65‑процентную долю фонда заработной платы. Конечно, будет проведён тщательный анализ структуры бюджета Академии с тем, чтобы было увеличено финансирование по другим необходимым статьям. Во всяком случае, в рамках, учитывающих ежегодную инфляцию.

И, конечно, этим не ограничиваются задачи, которые предстоит решать Академии в рассматриваемом направлении. Мы должны будем найти оптимальное соотношение между базовым, или, как мы говорим, сметным финансированием и программно-проектным финансированием институтов; мы должны будем провести тщательный анализ реальных бюджетов институтов с тем, чтобы правильно спроецировать усреднённые по всей Академии расчёты на отделения и институты, провести второй этап структуризации научных и других учреждений Академии и многое другое.

В заключение ещё раз отмечу, что поставленную цель мы считаем, при выполнении этих условий, реальным стержнем. И в зависимости от той или иной поддержки государства мы можем организовать работу так, чтобы выйти на эту зарплату к 2008 г.

И последнее. В документах, так называемом Докладе Министерства науки «Об эффективности повышения науки в стране», ставится очень правильная задача, чтобы к 2008 г. институты были оснащены в достаточной мере современным научным оборудованием. Как я понимаю ситуацию, это исключительно важная задача, и её не решить без разовых дополнительных вливаний. Я сейчас возвращаюсь к тому, что сказал здесь два года или год назад, когда присутствовал на заседании премьер-министр. Я обратился к нему, как вы помните, и попросил дать деньги из Стабилизационного фонда на обновление прикладной базы. Деньги, спасибо, дали, Правительство поддержало, полтора миллиарда мы всё‑таки получили. Но я хочу сказать: почему их не дать из Стабилизационного фонда? Ведь покупка научного оборудования в стране не приведёт ни к какой инфляции. Либо я чего‑то не понимаю.

Спасибо.

(Аплодисменты)

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru