Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2005, № 3 (36)
Сайт «Разум или вера?», 01.10.2005, /humanism/journal/36/mesyats.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Лето 2005 № 3 (36)

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК: ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ‑2005

 

От редакции

Журнал «Здравый смысл» традиционно уделяет работе Российской академии наук особое внимание. В настоящем номере мы публикуем подробный отчёт о её годовом собрании (17‑18 мая 2005 г.), на котором обсуждались исключительно важные вопросы жизнедеятельности ведущего научного учреждения России. Отчёт основан на стенограмме, любезно предоставленной пресс-центром Президиума РАН.

Фрагменты стенограммы докладов и выступлений на Общем собрании РАН

«Если дальше будет продолжаться такая политика...»

(из стенограммы выступления на дискуссии)

Геннадий Месяц, академик, вице-президент РАН

 

Уважаемые коллеги, вы все отлично помните ближайшую историю и помните, как начиная с 1990 г. президиум Академии наук и отдельные учёные активно боролись за то, чтобы не погубить Академию, потому что были люди, которые говорили, что советская Академия наук, Российская академия наук – это последний оплот тоталитаризма, что её надо уничтожить, и т. д., и т. д.

Академия, в частности Общее собрание, все вы активно боролись за то, чтобы устоять. Однако начиная с середины 90‑х гг. постепенно началось такое, знаете, тотальное наступление на Академию. Был введен налог на ввозимое научное оборудование, который очень сильно подрубил наш бюджет. Был введен налог на движимое и недвижимое имущество (это уже, правда, после 2000 г.).

Причём, <что касается> движимого имущества. Во‑первых, это научное, и <во‑вторых,> ненаучное имущество. На ненаучное имущество налог уже идёт, на научное имущество налог наступает в 2000 г.

Был принят налог на землю. Под Москвой налог берётся 18 руб. с квадратного метра. Причём независимо от того, для какой цели земля используется. Это уже введённый налог.

Сейчас рассматривается и уже в первом чтении принята отмена аккредитации. Отмена аккредитации означает, что перед бюджетом все становятся равными. Три человека, создавшие научную организацию «Рога и копыта», получают то же самое, что любой научный институт. Я в конце приведу вам примеры реализации всего этого дела.

Был принят, или внесён, во всяком случае, но удалось побороть в 122‑м законе (о монетизации льгот) <пункт,> где практически радикальном образом менялась вся научная и образовательная политика. Вузам запрещалось заниматься коммерческой деятельностью. У Академии наук отбирали арендные деньги и пр.

Всё лето в прошлом году приходилось бороться за то, о чём вчера здесь говорил господин Шудегин из Совета Федерации (Совет Федерации поддерживал, Ж. И. Алфёров несколько раз выступал и т. д.), но всё пришло, как говорится, к смешному результату. Поскольку московские олигархи, заинтересованные в отъёме у нас земли, вошли в состав Согласительной комиссии, они приняли издевательское решение – не брать налог только с земли под зданиями, в которых ведутся научные исследования. Это примерно всего 1 %. И т. д.

И возникает вопрос: почему это всё происходило? Это же не просто так – приносит в Думу какой-нибудь товарищ документ, и этот документ рассматривается и принимается. Этот документ вначале рассматривается в Министерстве науки или визируется там. Потом он рассматривается в Правительстве, где идёт дискуссия, потом идёт в Думу. И вот в Думе, где сейчас «Единая Россия», это всё проходит, несмотря на протесты, на выступления, на демонстрации и т. д.

Уже сейчас только по налогам на землю мы должны платить пени, потому что идёт по квартальному плану, у Физического института, например, 10 млн, и пришло предписание – оплатить с 10 млн руб. налога по Москве. <...> Стоимость 1 квадратного метра земли на Ленинском проспекте, по оценке Московского правительства, 1000 долларов (это не налог 1000 долларов, а как бы с собственности в размере, равном 1000 долларов). Это означает, что всё должно уйти. Я уже не говорю о движимом и не движимом <имуществе>. Ты купил микроскоп за миллион долларов, предположим, даже за деньги какого‑то гранта и т. д.; 22 тыс. долларов ежегодно должен платить налог. А где их взять?

<...> Плюс ещё к этому вновь принятая бюджетная квалификация. Ведь что такое бюджетная квалификация? Вообще говоря, Валерий Васильевич Козлов сделал очень интересный доклад. В самом деле, много дискуссий было, много раз собирались. Это как бы действительно видение Академии наук, как надо было бы организовать жизнь в Академии. Но имеет ли сегодня министерство возможность распоряжаться всеми деньгами? Дело всё в том, что бюджетная квалификация принята, вне всякого сомнения, при попустительстве Министерства науки, потому что если бы оно боролось за это дело, этой бы квалификации не было. Деньги сегодня идут не только в Министерство науки – они идут в 12 других министерств.

Министерство науки из 56 млрд руб., отпущенных на 2005 г., распределяет, если я не ошибаюсь, 30 с небольшим миллиардов; <из них> на фундаментальные исследования – 23 млрд. Остальные идут на прикладные исследования для общенациональных нужд. <...> Если я не ошибаюсь, бюджетная комиссия на будущий год выделяет деньги (это говорилось на коллегии Министерства) – 71 млрд. В этом году было 56, в следующем – 71. Так вот, где гарантия, что из этих даже 71 млрд какая‑то сумма пойдет на Академию наук? Этой гарантии нет. Это решает не министерство. Министерство те остальные деньги не контролирует.

И вот в этой ситуации появляются одна за другой различные концепции. Вы помните сентябрьскую концепцию прошлого года. Вышла <она> без обсуждения, прямо непосредственно на коллегию. Многие в прессе назвали её «бизнес-план по уничтожению российской науки», Вы вспомните – <это была> прямо схема приватизации, прямо схема акционирования, «как уничтожить...» и т. д. Причём она касалась глобально всех научных учреждений – и академических, и отраслевых академий, и нашей Академии, и институтов отраслевых. В пределе должно остаться 100‑200 институтов.

Вы помните, какая поднялась большая волна <протестов>. Почему‑то здесь меня сочли закопёрщиком, но только потому, что мы довели <эту информацию> до сведения всех. Это уже было обсуждено на коллегии. Следующий этап – <проект концепции> идёт на Правительство. После годичного обсуждения фактически эта же концепция, действительно с некоторыми поправками, на которых настояла Академия наук, снова вносится на заседание Правительства. За 3‑4 дня нам дают документ почитать – никаких поправок нет! Мы действительно много раз собирались на оперативки, обсуждали это дело. И вносится <без поправок>. Причём написано: документ разработан совместно с Российской академией наук. Скажите, может взять на себя Российская академия наук ответственность за то, что там предписывается ликвидация огромного количества отраслевых институтов, где сами отраслевые институты не знают даже, что это происходит?

Я читал стенограмму Собрания государственных научных центров. 58 государственных научных центров. Там – фактически приговор. И коллективное письмо всех руководителей этих ГНЦ премьер-министру Фрадкову. Гневное письмо – «Что вы делаете! Вы говорите об экономике знаний, а уничтожаете основу, лучшее, что есть у нас в отраслевых институтах!»

Поэтому здесь, сегодня мы представляем не только академическую науку Российской академии наук, – здесь присутствуют люди, которые представляют всю науку. У нас треть – представители вузов и отраслевых институтов. Неужели за то, что нам было сказано, что мы получим 30 тысяч (было бы замечательно, если мы получили бы!), мы должны всё сдать?! Мы не можем этого сделать.

Мы просим одного (я говорю об Отделении физических наук, где это обсуждалось): пожалуйста, познакомьте <общественность> с этим документом, опубликуйте его и пусть все посмотрят, что там происходит! Я утверждаю, что есть однозначный сговор по приватизации, по захвату земли и имущества большинства научных учреждении РФ.

(Аплодисменты)

И не надо, Андрей Александрович, закрывать глаза – все законы, о которыхя сказал, принимались, и принимались в условиях экстренности. Я помню, также было по имуществу, когда срочно вызвали Жореса Ивановича в Совет Федерации, чтобы защитить и снять налог на имущество. Тогда выступал министр Кудрин и говорил: «Если вы не примете, мы всё потеряем, бюджет не будет принят...» Всё спокойно сделали: создали согласительную комиссию, две недели прошли, всё было решено и удалось отложить закон на две недели.

А что происходит с деньгами, которые распределяет даже само Министерство? Посмотрите: снята аккредитация. Я уже говорил, что такое «снятие аккредитации». Только в первом чтении в Думе прошло, а вот уже кому и сколько распределено. Я просто зачитаю (и буду говорить в режиме Михаила Михайловича Задорнова):

– Один из «лотов», который выигран: «Оценка основных тенденций и ключевых проблем при переходе российских компаний к инновационному развитию и развитие частно-государственного партнёрства в инновационной сфере». Кто выиграл этот «лот»? Международный фонд технологий и инвестиций (некоммерческая организация) – 5 млн руб.

– «Мониторинг и реализация приоритетного направления "Энергетика и энергосбережение. Оценка достижения целевых показателей. Анализ факторов, препятствующих улучшению результативности направления"». Кто выиграл? Какое‑то ОНО «Русдемэнергоэффект» (г. Москва) – 10 млн руб.

– «Создание и поддержка системы информирования потенциальных инвесторов и общественности о перспективных технологиях, создаваемых и внедряемых в рамках Программы». Как вы думаете, какая сумма? 40 млн руб.! И это при том, что наши ведущие институты имеют 40 млн базовое финансирование. Крупнейший физический институт имеет базовое финансирование 150 млн руб. в год.

Я таких примеров могу привести много. Андрей Александрович прав: они регулярно публикуются, никто не стесняется и т. п.

Создали комиссию для того, чтобы эти «лоты» проводились. Да, ввели <в эту комиссию> несколько членов Академии. Но спросите членов Академии: что реально происходит? Комиссия рекомендует научное направление, а несколько человек (конкретно – три человека) конкретно принимают эти «лоты», распределяют их между собой и между частными мелкими компаниями.

(Из зала: «Позор!»)

Поэтому речь идёт о том, что если дальше будет продолжаться такая политика, а здесь нам будут говорить красивые слова, то наша наука в ближайшие год‑два погибнет окончательно. Спасибо за внимание.

(Продолжительные аплодисменты)

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru