Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2005, № 2 (35)
Сайт «Разум или вера?», 22.08.2005, /humanism/journal/35/sitnikov.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Весна 2005 № 2 (35)

СОБЫТИЯ

 

25 февраля 2005 г. в Музее и общественном центре им. Андрея Сахарова прошёл круглый стол «Роль НПО и правозащитного движения в обеспечении свободы совести в России». Организаторами форума выступили Институт свободы совести, общественный фонд «Гласность», Исследовательский центр РГО, Международный центр социально-политических исследований и консалтинга и Центр военно-религиозных исследований. Основными его целями явились определение стратегии включения НПО и правозащитного движения в системную работу по реализации конституционных принципов в области свободы совести; исполнение резолюции Всероссийской конференции гражданских организаций (Москва, 27‑28 октября 2003 г.) «О состоянии реализации свободы совести и тенденциях в отношениях государства с религиозными объединениями».

Задачи круглого стола:

  • дать оценку состояния реализации свободы совести в России;
  • определить, как влияют состояние реализации свободы совести, тенденции в религиозной политике и государственно-конфессиональных отношениях на демократию в России;
  • обсудить деятельность НПО и правозащитного движения по защите конституционных принципов в области свободы совести.
  • На обсуждение были вынесены следующие вопросы:

  • Существует ли в России свобода совести для каждого человека?
  • Свобода совести и свобода вероисповеданий: это одно и то же или разные понятия?
  • Содержит ли законодательство гарантии реализации права на свободу совести для неверующих и лиц, не являющихся членами религиозных организаций?
  • Россия – светское государство?
  • Кто заинтересован и кто проводит клерикальную идеологизацию органов власти, государственного управления и сферы образования?
  • Почему политика государства в отношении религии и церкви и в государственно-конфессиональных отношениях не является производной от конституционных принципов свободы совести?
  • Возможен ли гражданский контроль в этой области? Каким образом состояние реализации свободы совести влияет на демократию?
  • Работает ли религиозный фактор на выборах? Как взаимосвязаны авторитаризм и контроль мировоззренческой сферы, в том числе религиозной и нерелигиозной её составляющих?
  • Защитят ли правозащитники свободу совести?
  •  

    ВЕРУЮЩИЕ И АТЕИСТЫ

    ищут общий язык

    С тем, что правозащита внеконфессиональна
    оказались согласны все участники
    «круглого стола» в Сахаровском центре

    Михаил Ситников, Портал-Credo.Ru

     

    Круглый стол «Роль неправительственных организаций (НПО) и правозащитного движения в обеспечении свободы совести в России», прошедший 25 февраля в Музее и центре «Мир, прогресс и права человека» имени академика Андрея Сахарова в Москве, вылился в качественное обсуждение, которое вполне потянуло бы и на конференцию.

    Основным предметом выступлений и споров, которые шли в течение дня в зале знаменитого правозащитного центра, стало пугающее многих усиление клерикалиэации почти всех институтов государства. Действия клерикалов становятся всё активнее и напористее. С тем, что государственные институты относятся к этой тенденции вполне лояльно и даже способствуют укоренению в сознании общества идеи не только допустимости, но и необходимости клерикальной идеологии, были согласны практически все участники. Другое дело, что участники форума по‑разному видели причины дефицита в осуществлении свободы совести и сами процессы сакрализации власти. Это, разумеется, совершенно естественно, если учесть разнообразие взглядов участников обсуждения этих вопросов: своими мыслями и предложениями делились учёные и священники, верующие и атеисты, христиане и язычники. Вступление, с которого началась встреча, сделал Владимир Ойвин, представитель одного из организаторов круглого стола – общественного фонда «Гласность». Подчеркнув важность обсуждаемой темы, он назвал основные признаки угрозы, нависшей над самим существованием каких-либо свобод в сегодняшней России. После его доклада реальность этих печальных признаков действительности стали с разных точек зрения подтверждать другие выступающие.

    В. Ойвин
    С. Мозговой
    С. Бурьянов

    Исключений практически не было. Даже выступление Людмилы Михайловны Алексеевой с рассказом о богатом правозащитном опыте Московской Хельсинкской группы закончилось констатацией кризиса в реализации фундаментальных свобод, в общем‑то, во всех сферах общественной жизни. Виднейшая правозащитница страны, в частности, с грустью отметила тот факт, что жертвы властного и ведомственного произвола заявляют о своих проблемах, как правило, уже после того, как беда наступила и нужно начинать борьбу за попранную свободу. Что же касается гражданской солидарности в плане своевременной, упреждающей реакции на злостное нарушение прав других граждан и организаций, то с этим дело обстоит из рук вон скверно. Л. Алексеева сумела вспомнить лишь один, поразивший её пример, когда некий руководитель светского еврейского культурного центра в Костроме принимал искреннее и энергичное участие в решении проблем мусульман и других национальных и религиозных групп, не имеющих никакого отношения к иудаизму, который он исповедует.

    Вёл встречу Сергей Мозговой, сопредседатель Института свободы совести (ИСС) – ещё одного организатора мероприятия. Он отметил, что задачей круглого стола должна быть «принципиальная оценка процесса реализации свободы совести и обсуждение деятельности НПО... по защите конституционных принципов в этой области». «Цель, ради которой мы сегодня собрались, – подчеркнул он, – заключается в том, чтобы честно и принципиально обсудить проблемы, влияющие на реализацию свободы совести в России».

     

    Л. Алексеева
    М. Арутюнов

    Выступление второго сопредседателя ИСС, Сергея Бурьянова, было более конкретным, насыщенным многочисленными фактами как нарушений принципа свободы совести, так и ошибками НПО в её защите. Сначала С. Бурьянов в максимально сжатом виде изложил результаты работы ИСС по изучению состояния свободы совести в стране за период с 2000 г. Во второй части выступления он нелицеприятно проанализировал эффективность деятельности различных правозащитных организаций, что, разумеется, не могло не вызвать живого отклика у присутствующих, в том числе и выражавших свое несогласие с точкой зрения выступавшего. Однако факты – вещь не просто упрямая, но и самоочевидная. Некоторые возражения докладчику только подтверждали – прямо или косвенно – обоснованность многих его заключений и опасений. В частности, коснувшись темы определённых, мягко выражаясь, странных тенденций, наблюдающихся в среде правозащитников и религиозных лидеров, С. Бурьянов упомянул о поддержке некоторыми из них (например, раввином 3. Коганом и протестантским епископом С. Ряховским) обвинения, выдвинутого православными фундаменталистами в адрес руководителей Центра им. А. Д. Сахарова. Суть этих обвинений состояла якобы в оскорблении действиями – в виде организации выставки «Осторожно религия!» – религиозных чувств верующих, кощунстве и «возбуждении религиозной розни», на основании чего возбуждено уголовное дело (история этого «обезьяньего процесса» подробно освещена «Порталом - Credo.Ru»). Кроме того, он отметил и некоторые сомнительные признаки в позиции широко известного Евро-Азиатского отделения Международной ассоциации религиозной свободы (ЕАО МАРС), признавшего в одном из своих заявлений правомерность фактически некорректного с юридической точки зрения термина «деструктивная секта».

    Не менее интересным было выступление президента Международной правозащитной ассамблеи Михаила Арутюнова, в котором докладчик использовал метод своеобразной «оцифровки» фактов, свидетельствующих о представительстве разных мировоззренческих групп в России. Его выступление поставило под серьёзное сомнение общепринятые в обществе стереотипы, вроде того, что Россия исключительно православная страна с православным народом, а РПЦ МП – основная «государствообразующая сила» (как это формулируется даже в законодательных текстах). Исходя из численного соотношения представителей разных вероисповеданий и неверующих в стране, официальные данные о чём опубликованы в открытых источниках, выступающий высказал веские доводы в пользу того, что уже в ближайшую пару десятилетий, вне зависимости от положения со свободой совести и прочими важными правами и свободами, вопрос о каком-либо конфессиональном преимуществе с точки зрения числа верующих той или иной церкви в России перестанет иметь под собой какую-либо основу.

    К. Дешевцев
    Ф. Шелов-Коведяев
    В. Кувакин

    Как уже упоминалось, в форуме принимали участие представители диаметрально противоположных мировоззрений – люди религиозные и атеисты. Помимо неизбежных ссылок на преимущество своих собственных мировоззренческих принципов, представители сторон говорили о том общем, что вызывало у них тревогу и заботу – об оптимальных правовых условиях и реальной правоприменительной практике, которые необходимы для нормальной жизни людей, вне зависимости от того, религиозны они или нет. То есть об обязательности соблюдения принципа свободы совести и проистекающих из него свобод – свободы мысли и слова, свободы выбора и исповедания религии, свободы проповеди собственных убеждений и т. д.

    Священник Православной Церкви Божией Матери Державная («богородичная ветвь») о. Кирилл Дешевцев ознакомил участников круглого стола с подробностями хулиганского нападения на Центр русской духовности – московский филиал названной религиозной организации, занимающийся социальной помощью населению. Рассказав об издевательствах, которые пришлось вынести оказавшимся в Центре членам организации и посторонним лицам (была продемонстрирована даже стойка подсвечника, которой «православные боевики» избивали учёного Игоря Кантерова), священник выразил недоумение по поводу непонятной природы неприязни, которую могут вызывать у кого-либо дела милосердия. Но результатом его выступления стало выражение убеждённости в том, что для представителей разнообразных религий, как и для неверующих, прежде всего, важны мир и атмосфера взаимной терпимости, без которой не может быть нормального общества.

    Президент Российского гуманистического общества, профессор МГУ Валерий Кувакин, не скрывая своих атеистических убеждений, предложил в качестве основы для формирования правового поля, как наиболее оптимальной среды для культивирования свободы совести, светский, гражданский гуманизм. Однако в принципиальном вопросе о важности единых для верующих и неверующих правовых условий, уважающих человека как личность и предоставляющих возможность для позитивного развития всех и каждого в отдельности, он придерживался той же позиции, что и выступавший до него священник.

    К. Пашенцев
    В. Луховицкий
    Г. Якунин

    Одно из выступлений было особо акцентировано на главном объекте осуществления свободы совести – человеке. Об этом, подчёркивая одновременно и гуманистическую, и нравственную сущность истинной правозащиты, говорил председатель Совета межрегиональной общественной организации «Учителя за свободу убеждений» Всеволод Луховицкий. В числе его интересных мыслей, касающихся возможностей сопротивления определённого рода зомбированию учащихся, было названо и личное право преподавателей на отказ от обучения детей тому, с чем не согласны они сами. В качестве примера законного отторжения неприемлемых с точки зрения свободы совести учебников он назвал известный своей скандальностью учебник «Основы православной культуры» А. Бородиной.

    Довольно примечательной выглядела на общем фоне дебатов реплика историка и президента ЕАО МАРС Фёдора Шелова-Коведяева. В ответ на упрёки в отношении отдельных заявлений Ассоциации он заметил, что их составителями использовались существующие в западном обиходе термины. Далее он выразил сомнение в правильности формулировок правозащитниками задач, связанных с противостоянием клерикальной угрозе обществу. По его мнению, сотрудничество между религиозными организациями и властью в последнее время ослабевает, о чём свидетельствуют и «пауза» в отношениях между церковными иерархами, и промедление с введением обязательного религиозного обучения в школах. Вместе с тем он усмотрел опасность в «желании власти контролировать процесс деятельности религиозных организаций», что проиллюстрировал примером вмешательства мелкого чиновника администрации президента Антона Игнатенко в совещание глав протестантских Церквей, чему выступающий был свидетелем.

    Затронув вопрос о фактическом приоритете в России одних конфессий над другими, Шелов-Коведяев сослался на опыт ряда европейских стран, где в школах существует «обучение одной религии, одной конфессии», но «лидирующая религия» вместе с прочими общественными и государственными институтами «заботится о том, чтобы религиозным меньшинствам было комфортно жить в той или иной стране». «Мысли, что они тоже готовы заботиться, – завершил своё выступление Ф. Шелов-Коведяев, – постоянно звучат в словах владыки Кирилла и Святейшего».

    Президиум. Слева направо: В. Ойвин, С. Мозговой, Л. Алексеева

    Краткое, но яркое выступление директора Международного центра социально-политических исследований и консалтинга Евгения Пашенцева касалось причин относительной непопулярности, казалось бы, столь перспективных идей правозащитников у основной массы населения страны. По его словам, эффективность осуществления принципа свободы совести и проистекающих из неё свобод гарантирует защиту и соблюдение интересов всего общества, вне зависимости от социальной принадлежности его представителей. Реально проявляющие себя в рамках общепринятого правового поля естественные свободы могут быть опасны лишь человеконенавистническим мировоззрениям и соответствующим им идеологиям – нацизму, антисемитизму и прочим «анти», способным стать господствующими в будущем в результате возникновения какой-либо тоталитарной политической системы в России, как бы она ни именовалась. Г‑н Пашенцев заострил внимание участников круглого стола на важности популяризации идей, имеющих объективную общественную ценность, на их распространении в общественном сознании, что невозможно сегодня вне их грамотного продвижения и рекламы.

    Разумеется, ни один, ни несколько подобных круглых столов не способны не только решить проблему свободы совести в государстве, находящемся в состоянии глубокого кризиса, но и окончательно определиться с методами и путями защиты общества от традиционного для России риска произвола власти. Тем не менее форум, состоявшийся в Центре им. Сахарова, обнаружил весьма нетипичную для подобных встреч тенденцию: если вчера замыкавшиеся в кругу своих внутренних проблем наиболее активные представители противоположных мировоззрений не были способны по существу замечать друг друга, то в этот раз они вполне объективно определили область общих для всех них проблем и задач. Выступлений и реплик в процессе работы круглого стола было немало, но обращение к ним потребовало бы не общего обзора, а подробного воспроизведения стенограммы, запечатлевшей все тонкости возникавших «микродискуссий». Но главное, что таким образом, пожалуй, впервые внеконфессиональность свободы совести была осмыслена не в ограниченном кругу специалистов, а воспринята и открыто декларирована правозащитной общественностью.

    В своём заключительном слове ведущий круглого стола Сергей Мозговой предложил создать широкую коалицию общественных сил для противодействия религиозно-политическому фундаментализму – Антифундаменталистский комитет, в который могли бы войти представители всех демократических сил России. По окончании встречи её участники приняли и подписали Декларацию в защиту свободы совести.

    Фото Михаила Чекесова и Зои Кузиновой

     

    Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru