Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2005, № 1 (34)
Сайт «Разум или вера?», 25.05.2005, /humanism/journal/34/shevelev.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Зима 2004/2005 № 1 (34)

ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ

О ЛЕТНЕЙ

 

ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ

ШКОЛЕ

и не только

Геннадий Шевелёв

 

Минувшим летом члены РГО и все желающие, в том числе и учащиеся различных вузов России, приняли участие в Международной летней школе «Современный гуманизм, натурализм и критическое мышление», проходившей с 25 июля по 6 августа в стенах философского факультета МГУ. Вниманию «школьников» был предложен цикл лекций по темам, обозначенным в названии, которые прочли три профессора из США: Билл Кук, Джон Райдер и Дэвид Кэпселл.

За рубежом такие мероприятия – норма. Международные летние школы организует в г. Амхёрсте (США) неутомимый гуманист и учёный Пол Куртц, и в них удавалось участвовать некоторым россиянам. Почему же на этот раз местом сбора стала Москва? В частности, потому, что произошло ужесточение режима въезда в США иностранцев. Это помешало гражданам России участвовать в занятиях в 2003 г. Да и до появления этого барьера за океан могли летать лишь по 2‑4 человека. А ныне в Москве собралось около 30 человек: из Москвы, Санкт-Петербурга, Астрахани, Барнаула, Волгограда, Волжского, Иваново, Иркутска, Казани, Коломны, Кургана, Нижневартовска, Новочеркасска и Сыктывкара.

Как сделать идеи гуманизма как можно более притягательными, чтобы люди стали к ним прислушиваться, а не пропускать равнодушно мимо ушей? Видимо, в разных странах эта задача решается по‑разному, вот и хотелось бы узнать об опыте тех, кто в этом деле наиболее преуспел. Об этом‑то, полагаю я, и должны были в первую очередь рассказать нам, российским гуманистам, лекторы московской Школы. Вооружившись опытом наиболее продвинутых в деле принятия светского гуманизма стран, мы могли бы попытаться применить его в нашей дальнейшей работе, и это был бы наиболее полезный итог «школьных» занятий. Хотя и пользу от повышения нашей теоретической подкованности через участие в философской Школе следует, видимо, признать.

Материалом для лекций американцев послужили труды Дж. Дьюи (1859‑1952), Пола Куртца и др. Многие из них изданы РГО на русском языке и доступны всем, кто хочет вдумчиво и без спешки познакомиться с работами американских светских гуманистов, философских натуралистов и прагматиков. Это к сведению тех, кто, возможно, сожалеет, что не смог попасть в Школу. Но в чём им действительно можно посочувствовать, так это в том, что они не испытали редкого удовольствия личного знакомства и общения с коллегами по РГО из других городов и регионов. Спасибо организаторам Школы за предоставленную нам возможность. Даже ради одного этого стоило и стоит время от времени (хоть раз в год) съезжаться вместе (и не обязательно только в Москву).

Кроме лекций, в один из дней состоялась встреча «школьников» с известным академиком, «архитектором перестройки» А. Н. Яковлевым. А завершившая программу школы «большая дискуссия» свелась в основном к ответам американцев на вопросы аудитории о различных аспектах жизни США.

В период занятий я прочёл в 31‑м номере «Здравого смысла» текст беседы главного редактора с А. Н. Яковлевым (/humanism.al.ru/ru/magazine.phtml?issue=2004.31-01). Бросились в глаза следующие слова Валерия Александровича: «Иногда мне кажется, что в условиях современной России гуманизм никому не нужен. Наступит ли когда-нибудь время, когда к нам, организованным гуманистам, кто-нибудь прислушается, когда нам скажут: ребята, вы делаете хорошее дело, давайте мы вас поддержим? Может ли такое случиться?» В них чувствовались не только глубокая озабоченность основателя РГО состоянием наших дел в области содействия развитию гуманизма в России, но и некоторая доля разочарованности, усталости и пессимизма, что по‑человечески вполне понятно. Будучи сам «загрустившим оптимистом»*, я решил, что необходимо воспользоваться уникальной ситуацией – приездом в Москву многих активистов РГО, и раздал всем участникам Школы (даже американским лекторам) записку со следующим вопросом, пояснив, что намерен опубликовать ответы на сайте: «Почему россияне в массе равнодушны к идеям светского гуманизма и деятельности РГО, и как это положение следует исправлять?»

Из 30 человек откликнулись пятеро. Вот их ответы.

Владимир Жукоцкий (Нижневартовск)

1. Обратная сторона заданного вопроса звучит так: почему россияне в массе своей стали испытывать заметный интерес к религии, проявляя либо открытое пристрастие к религиозным вопросам, либо сочувствие к ним? На этот вопрос нельзя ответить однозначно, поскольку он предполагает множество достаточно весомых и равнозначных ответов-аргументов.

Во‑первых, это общеполитическая ситуация:

а) постсоветский синдром, своего рода «откатная волна», реакция на советскую культурную традицию воинствующего атеизма;

б) общее восприятие исторического отступления социализма как отступления всего, что с ним связано, и прежде всего нивелирование его фундаментальной ставки на научное мировоззрение и атеистическую доминанту современного самосознания;

в) заполнение естественного пространства религиозного сознания, которое искусственно сдерживалось советской официальной пропагандой;

г) прямое вмешательство государства в сферу компетенции светского гуманизма: тотальная религиозная пропаганда на всех уровнях государственного участия – от общего идеологического сочувствия церкви до прямого нарушения фундаментальных конституционных норм о светском характере Российской Федерации и общедемократическом принципе отделения церкви от государства.

Во‑вторых, этому способствует цивилизационный кризис российского и мирового масштаба:

а) тотальная глобализация под лозунгами радикального либерализма порождает на региональном уровне защитную реакцию, поиск наиболее фундаментальных основ национальной идентификации (в условиях России это, разумеется, РПЦ), а глубина экономического кризиса (поляризация бедности и богатства в мировом масштабе) способна довести эту реакцию до катастрофических масштабов: в исламском мире она трансформировалась в устойчивую форму террористических организаций, в христианском и иудейском мирах заметна тенденция религиозной фундаментализации национального сознания и проводимой политики;

б) существенным проявлением кризиса культуры, построенной на чисто либеральной основе, стала культура и идеология постмодернизма: естественной реакцией на постмодернистский «хаос индивидуализированного разума» и стало тотальное наступление религиозного фундаментализма, спасающего индивида и общество от «саморазложившегося разума просвещения».

Таким образом, светский гуманизм переживает в современных условиях глубокий кризис. На политическом уровне это выразилось в историческом поражении «реального социализма» и его вульгаризированной социально-гуманистической тотальности. На экономическом уровне глобализация породила два негативных следствия: поляризацию бедности и богатства в мировом масштабе, с одной стороны, и нивелирование национальных и культурных различий (включая различия политической и экономической культуры) – с другой. Наконец, на уровне культуры обозначились некоторые тупики просвещенческого дискурса, составляющего, как известно, фундамент светского гуманизма. Свято место пусто не бывает. Там, где светский гуманизм вольно или невольно уступил свои позиции, с неизбежностью пространство заполняется религиозным сознанием.

Вывод. Подобно тому, как победа радикального социализма возможна лишь в условиях фатального размежевания между консерваторами и либералами (ср. 1917 г.), победа радикального религиозного фундаментализма наступает лишь в условиях непримиримости либералов и социалистов, а радикальный либерализм, закрепившийся у власти единолично, порождает прочный стратегический союз консерваторов и социалистов (на грани национал-социализма), который рано или поздно должен будет победить. Вот почему Зюганова сегодня так откровенно несёт в сторону православия, а христианский и евразийский социализм вновь встаёт в повестку дня. В этих условиях идеи светского гуманизма оказываются невостребованными, они обслуживают лишь периферию общественного сознания. Но они способны вернуть себе историческое призвание на волне стратегического союза либералов и социалистов. Впрочем, опыт истории показывает, что такой союз обретает устойчивые формы лишь перед лицом серьёзной угрозы радикального религиозного фундаментализма или нацизма (ср. антигитлеровскую коалицию 1941‑1945 гг.). Вот почему истинная задача светских гуманистов сегодня  – вовремя распознать эту угрозу и донести её до общественного сознания прежде, чем процесс станет необратимым. Популяризация идей светского гуманизма становится возможна лишь в условиях воссоздания генетической линии Ренессанса и Просвещения, но уже на современной научной основе, воздающей должное всей историко-культурной традиции.

Для воссоздания общественного интереса к идеям светского гуманизма нужна кропотливая работа по выходу из кризиса, рационализации общественной жизни, развитию институтов гражданского общества в их строгом соответствии интересам общенациональным и государственным. Возможно, государство потому и цепляется за церковь, как за палочку-выручалочку, что испытывает роковую беспомощность перед обрушившимся хаосом рыночной стихии, которую оно же и породило в рамках стратегии радикального либерализма в экономической сфере. В своё время Гегель дал классическое описание этой ситуации атомизации гражданского общества и торжества эгоистических интересов буржуа над задачами достижения общественной целостности.

Наконец, надо помнить, что интерес к каким-либо идеям (не только идеям светского гуманизма) неизменно падает в условиях тотального ажиотажа перераспределения общественного богатства. Когда пыль от хаоса вселенского дележа осядет, люди снова начнут думать. Разумеется, если окончательно не разучатся делать это к тому времени. Идеи вновь будут востребованы, и к этому нужно готовиться уже сегодня: вести кропотливую просветительскую работу, не ожидая наград и вспомоществований. Задачи такого рода просветительства, как фундаментальной стратегии русской интеллигенции, были блестяще описаны в знаменитых «Исторических письмах» П. Л. Лаврова. И нам есть что вспомнить из этих писем.

2. О деятельности Российского гуманистического общества. За немногие годы своего существования им сделано немало. Это и создание региональной сети отделений общества по всей России (процесс далеко не завершён), регулярное издание просветительского журнала «Здравый смысл», собрания единомышленников, работа Летней школы РГО, международные контакты, участие в работе Международного гуманистического и этического союза, который в 2002 г. отметил свое 50‑летие, плодотворное взаимодействие с Российской академией наук и целым рядом общественных организаций, налаживание отношений с Министерством образования, подготовка учебников по основам современного гуманизма и многое другое. Достаточно ли этого? Конечно, нет. Всё это лишь первые шаги становления широкой сети организаций, призванных консолидировать интеллигенцию перед угрозой нового идеологического диктата, на этот раз в форме средневековой клерикализации общества и государства.

Ясно, что современный гуманизм предполагает сложную диалектику индивидуального и коллективного, личностного и общественного, либерального и социального, воздающую должное традиции и здоровому традиционализму. Совокупность мировоззренческих вопросов современного гуманизма проходит свою апробацию в искусстве и философии, науке и светской морали. Таким образом, профессиональные объединения интеллигенции решают те же задачи консолидации светской духовной культуры перед угрозой воинствующего технократизма и бюрократизма, отрицающих ценность духовно-нравственного начала, с одной стороны, и не менее воинственного клерикализма, сводящего всё богатство духовного и нравственного в человеке к «боженьке» – с другой. Координацию этих усилий и призвано взять на себя Российское гуманистическое общество. Но решить эту задачу нельзя без широкого общественного резонанса, выхода в пространство масс-медиа. Такую возможность в наше время открывают лишь «деньги» и «власть».

Отсюда вывод. Нужно уметь дружить и с тем, и с другим. Президент общества должен быть окружён группой молодых профессиональных менеджеров, способных налаживать контакты в самых различных сферах, приносить необходимые средства и эффективно их вкладывать. Нужна отточенная идейная платформа, доступная власти, признанная властью и способная убеждать власть в активном сотрудничестве как в центре, так и на местах. Хочу заметить, что уже сегодня мы имеем целый ряд настолько клерикализированных регионов с откровенно «воцерковлённой» властью, что налаживание каких-либо контактов с такой властью становится всё более затруднительным. В таких случаях только голос консолидированной интеллигенции (научной, технической, творческой, вузовской) может быть услышан.

Наконец, убеждён, что объединение общества вокруг ценностей светского гуманизма не произойдёт до тех пор, пока не будет до конца изжит так называемый «постсоветский синдром» и не будет восстановлено то безусловно ценное, что было привнесено в нашу жизнь советской эпохой. Можно ли это возродить на новой основе уже существующего общественно-экономического уклада? Вопрос далеко не праздный. Но хочется думать, что многие минусы нашей нынешней жизни – не от уклада, а от идолов наживы, препятствующих широкому признанию ценностей и идей светского гуманизма. Помочь людям избавиться от этой напасти и призвано, прежде всего, Российское гуманистическое общество, занятое выработкой гуманистических универсалий современного мировоззрения. Пока мы имеем лишь отдельные векторы идейной работы: критика лженауки и критика откровенного клерикализма. Этого явно недостаточно.

И ещё. Едва ли в наше время можно надеяться на какую-либо массовость в деятельности общественной организации. Их слишком много, и они слишком разные. РГО не может рассчитывать на большой успех без прямой политической поддержки. А такая поддержка выходит за рамки нашего Устава. Поэтому заданная степень массовости РГО ограничена. Всё, что требуется от нас в этих условиях, так это набрать те кондиции, которые остаются объективно не реализованными. И в этих рамках предстоит большая работа. Самое главное сегодня – искать союзников и объединять усилия. На мой взгляд, ближайшим соратником в деле РГО выступает общество «Знание». Нынче оно в глубоком кризисе. Но хорошо известен его потенциал. Пришло время вдохнуть в него новую жизнь – с полным сознанием возрастающей актуальности ценностей и идей светского гуманизма.

Как говорится в Декларации Международного гуманистического и этического союза, принятой на Конгрессе, посвященном 50‑летию этой общественной организации, «современный гуманизм удовлетворяет широко распространённую потребность в альтернативе религиозному догматизму». Такая потребность существует и в нашем российском обществе. А значит, надо использовать все традиции отечественного и зарубежного просвещения для удовлетворения этой потребности.

Вячеслав Сачков (Москва)

1. Потому что кажется, что непосредственно, лично нарушение принципов светского государства никого не задевает. Вот если бы, к примеру, ввели церковный налог, который и сейчас взимается в некоторых странах, тогда народ, по‑видимому, зачесался бы.

2. Внушение СМИ ложных данных о том, что неверующие в российском обществе находятся в сильном меньшинстве. В действительности дело обстоит наоборот. Последовательных верующих и неверующих немного, а большинство – «болото», склоняющееся к той позиции, которую внушают СМИ.

Вячеслав Мейдер (г. Волжский)

Следует усилить просвещение среди широкой массы населения. Многим непонятен термин «гуманизм», цели гуманизма. В целом информация должна нести Добро, Истину, Гуманизм.

Наталья Васильева (Барнаул)

Я считаю, что идеи «светского гуманизма» слишком неопределённы и расплывчаты, чтобы делать их лозунгом и «визитной карточкой» организации, а цели РГО малопонятны. Гуманизм едва ли может претендовать на статус учения или теории. В современных условиях гораздо более актуальны лозунги, связанные с разумом, просвещением, свободомыслием и антиклерикализмом.

Я сотрудничаю с журналом «Здравый смысл», поскольку он практически именно этим и занимается, вижу настоятельную необходимость борьбы с засильем религии в умах, церкви – в обществе, а также с наукообразным шарлатанством различного пошиба. Именно в этом состоит реальная польза от деятельности РГО. Всё это важно для меня самой: неприятно сознавать свое бездействие.

От многих людей я слышала примерно одни и те же слова: гуманизм – это непонятно что, здесь нечего отстаивать и не за что бороться. Жаль, что полезная и очень нужная в наше время деятельность не находит заметного отклика в обществе, поскольку не имеет внятно сформулированной цели.

По‑моему, не следует делать акцента на гуманизме. Меня, как и прочих россиян, эта идея привлекает мало. Если всё же развивать идею гуманизма, то следует конкретизировать её, ибо она может включать и права человека, и этику, и социальные вопросы. Однако думается, что для многих людей, как и для меня, девизы «свободомыслие» и «разум» понятнее и привлекательнее.

Валерий Кувакин

К сожалению, дать достаточно полный ответ на вопрос, «почему россияне в массе равнодушны к идеям светского гуманизма и деятельности РГО», в данном случае не могу, поскольку, во‑первых, в принципе, мы его обсуждали на страницах ЗС, во‑вторых, его нужно ставить не в негативной форме, а в позитивной: «Что нужно сделать для того, чтобы идеи гуманизма и работа РГО были ещё более эффективными и популярными в России». Формулировка вопроса пессимистична и практически не конструктивна, от неё веет духом пораженчества и капитуляции, а то и поиском виноватых. На мой взгляд, это означает искажённое восприятие того, чем мы занимаемся.

В качестве одного из ответов на заданный мной вопрос можно рассматривать и следующую цитату из интервью с А. Н. Яковлевым:

«На современном этапе и в российских условиях, учитывая наши исторические наслоения, я предложил бы некоторый, условно говоря, "моральный трезубец", как бы отвечая на самые животрепещущие потребности нашего народа: первое – семья, второе – этика отношений, культура, третье – здоровая среда обитания. Борьба за семью, которая и есть фундаментальная ценность. Этика и культура отношений – это тоже гуманистические ценности. И любовь к природе, к среде обитания, как к родному брату, как к отцу и матери. Вот это и есть гуманизм. Вот вы и преподайте это людям. Нужен современный "новый завет", включающий все эти три вещи».

Свой взгляд на проблему высказывает и петербуржец М. Б. Конашев в отдельной статье «О гуманизме и действительности», помещённой на нашем сайте (/humanism.al.ru/ru/articles.phtml?num=000178).

Надеюсь, обмен мнениями по поднятому животрепещущему для РГО вопросу продолжится. Тем более, что, как отмечено выше, его обсуждение в благоприятные для этого дни работы Летней школы так и не было организовано.


См. мою статью «Размышления загрустившего оптимиста» в «Здравом смысле» № 4 (29), осень 2003, и ответ на неё В. А. Кувакина «Гуманизм – упорный труд человечности» в том же номере журнала.

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru