Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2003, № 1 (26)
Сайт «Разум или вера?», Перемещ. 23.02.2007, /humanism/journal/26/bocharov.htm
 

Rambler's Top100

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Зима 2002/2003 № 1 (26)

РОССИЯ СЕГОДНЯ

УЖ

   
 

ПОЛНОЧЬ

 
   

БЛИЗИТСЯ

Вячеслав Бочаров

 

В газете «Известия» за 11 октября 2002 г. (№ 185 (26264)) помещено небольшое сообщение Ирины Подлесовой «Пастыри на потоке / Светские вузы будут готовить профессиональных учителей религии» о научно-практической конференции «Взаимодействие государства и религиозных организаций в сфере образования», прошедшей в Сергиевом Посаде. Конференция была открыта исполнением гимна России, на ней присутствовали и выступали полпреды президента Г. Полтавченко и С. Кириенко. Всё это должно было подчеркнуть государственную значимость данного мероприятия. В решении, подготовленном конференцией, школам рекомендовано «включить в региональный компонент образования учебные предметы и курсы, направленные на приобщение школьников к общезначимым ценностям традиционной религиозной культуры народов России». Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл заявил, что в школе такой предмет мог бы называться «Основы духовной культуры и этики».

Сообщение И. Подлесовой весьма кратко, но и оно даёт общее представление, во-первых, о тех весьма наивных надеждах, которые питают некоторые наши чиновники по поводу нравственного воспитания подрастающего юношества через преподавание религии в школе, а, во-вторых, о тех надеждах, порой тайных, порой тоже наивных, которые вкладывают в это наши церковные православные архиереи.

Поставим прежде всего вопрос о нравственности. Действительно ли люди религиозные более нравственны, чем, скажем, атеисты, или люди, относящиеся к религии индифферентно? Если обратиться с этим вопросом к христианину, то он, скорее всего, вспомнит Нагорную проповедь Христа и приведёт в качестве примера высокой нравственности христианства не те обычные заповеди, которые имеются в любом моральном кодексе – «не убий», «не прелюбодействуй», «не укради» и др., а типично христианские заповеди – «кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5, 39), «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5, 44), «возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 39).

Какие, поистине, высокие слова, какая самопожертвенность заключена в этих заповедях! Но нас интересует другой вопрос – будут ли на уроках религиозной нравственности христианские учителя рассказывать детишкам правду? Будут ли они, например, рассказывать следующее:

- как христиане устраивали кровавые погромы евреев, язычников и даже самих христиан, которые, по их мнению, веруют не так, как нужно;

- как они рушили языческие храмы и капища, уничтожали шедевры античного искусства, жгли неугодные им научные и литературные произведения, гнали и преследовали философов и ученых;

- с каким садизмом в своих пыточных издевались над так называемыми еретиками, колдунами и ведьмами, отправляя их «с любовью» на костёр;

- как, например, подчиненные святому (надо же так назвать!) Кириллу Александрийскому его пасомые напали на идущую в Академию Ипатию, обнажили её и таскали по улицам Александрии, затащили в церковь и там (в церкви-то!) забили до смерти, после чего тело её рассекли на куски, мясо содрали с костей и сожгли на костре; о самом Кирилле, когда он умер, один из иерархов церкви заметил: «Наконец-то умер этот злой человек»;

- как наш достославный Добрыня Никитич – дядька равноапостольного Владимира Красно Солнышко – огнём и мечом крестил Великий Новгород;

- как они (церковные иерархи) – «с любовью к ближнему и подставляя очередную щеку для удара» – низлагали друг друта, отнимали храмы друг у друга (вспомним в этой связи хотя бы то, что произошло на наших глазах в Западной Украине), устраивали провокации и анафематствовали друг друга, называя отродьем аспида, хрюкающей свиньей, скорпионом, стоглавой гидрой, нечестивым, разбойником, святотатцем, Иудой, сатаной, врагом Божьим, зверем зловредным, демонским слугой, змием коварным, сосудом гнева, адовым псом и призывая: «на костёр его», «сжечь его живьем», «рассечь надвое», «утопить в море всех несогласных»;

- как, прибегая к государственной помощи (а это они начали делать сразу же после того как христианство стало государственной религией), сажали в тюрьмы, ссылали, пытали, калечили своих же собственных «возлюбленных братьев» (вспомним хотя бы наших нестяжателей, Максима Грека, патриарха Никона, неистового Аввакума; или – два других примера – как осудили Константинопольского патриарха Иоанна Златоуста и таскали этого, страдавшего от язвы желудка, человека по бездорожью до тех пор, пока он не умер в Закавказье; как анафематствовали преподобного Максима Исповедника, отрезали ему язык и отсекли руку);

- как, по словам Григория Богослова, придя «от великой любви к ближнему» в возбуждение, сходились «как вепри, остря друг на друга свирепые зубы и кося огненные очи», а то и таскали друг друга за волосы и бороды на Вселенских и невселенских соборах;

- как для того, чтобы наши «любвеобильные» иерархи из-за этого самого чувства не поубивали друг друга, государственным властям приходилось прибегать к введению в их собрания вооруженной стражи (омоновцев тех времен); так, в отчете императору Феодосию II его уполномоченный пишет: «Чтобы не произошло вспышки драки, я втиснул отряд солдат между сближающимися группами той и другой партии. Из-за бешенства, которое не знаю откуда у них бралось… Хотя я и видел, что боголюбезнейшие епископы были неумолимо враждебны друг к Другу, но я не знаю, отчего они дошли до такого ожесточения и омрачения»;

- как они различными подарками подкупали чиновничью братию;

- как неоднократно различного рода соборы выступали с осуждением пьянства, обжорства и развратного образа жизни, царящих в монастырях.

Вот такая она – религиозная «нравственность», вот такая она – «любовь к ближнему». Я ставлю эти слова в кавычки. Но слово любовь можно употребить и без кавычек. Что они действительно страстно любят, так это – власть, драгоценные камни и золото. Они всегда с любовью запускали свои загребущие ручонки в церковные кассы и занимались ростовщичеством. Об этой любви в кавычках и без кавычек легко узнать, познакомившись с материалами церковной истории.

Но вернёмся к христианской нравственности и зададимся вопросом – откуда же столь глубокий её фанатизм? Ответ прост, он прямо содержится в Евангелии. Вовсе не любовь к ближнему (т. е. человеку) является главной особенностью христианской этики, а любовь к Богу. У того же Матфея читаем: «И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всей душою твоею, и всем разумением твоим». Сия есть первая и наибольшая заповедь» (Мф. 22, 35 – 38). А разъясняется всё это следующей цитатой из Матфея: «Когда Он ещё говорил толпам, вот, Его мать и братья стояли снаружи, ища возможности поговорить с Ним. И кто-то сказал Ему: Вот, Твоя мать и Твои братья стоят снаружи и ищут возможности поговорить с тобой. Но Он сказал в ответ говорившему Ему: Кто Моя мать и Мои братья? И протянув руку к Своим ученикам, сказал: Вот Моя мать и Мои братья! Ибо кто исполняет волю Моего Отца, который на небесах, тот Мой брат, и сестра, и мать» (Мф. 12, 46 – 50).

Ну и как? Хороша нравственность? Каково отношение к матери! Здесь заложена вся квинтэссенция христианской безнравственности, произнесенная словами самого Иисуса Христа. Вот он, – религиозный фанатизм в действии.

Всякое религиозное обучение направлено прежде всего на выработку фанатичной веры в Бога и может воспитать только фанатика. И «вторя» словам Ф. М. Достоевского, можно сказать: «Если Бог есть, то все дозволено». Действительно, какие только преступления не оправдывались именем Бога. Об этом вопиет вся история Церкви. И не только христианской, но и любой другой. Так, весь иудаизм проникнут фанатичной ненавистью к иноверцам (читайте Ветхий Завет). А мусульманство? Нас последнее время уверяют, что источником нынешнего зла в этом вероучении являются ваххабиты, а само мусульманство тут ни при чем. Это конечно же не так. Повторим ещё раз, любое религиозное образование, в любой конфессии направлено на воспитание фанатика. И если не все религиозные люди являются таковыми, то это просто в силу того, что сама жизнь с её обычной, традиционной светской моралью, с её законами общежития размывает религиозные догмы.

Завершая разговор о религиозной нравственности, не могу не привести её яркий образчик – слова Митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла. Обосновывая необходимость введения вышеуказанного курса в школах, он вспомнил слова Христа «Не препятствуйте детям приходить ко Мне» (см. Мф. 12, 14). Что ж, с этим и мы, атеисты, согласимся. Религия дело добровольное, и если кому-то это нравится, то пусть идут к Христу, Аллаху или кому-либо ещё. Но Кирилл сказал нечто большее, а именно: «Знать основы веры должен каждый, а уж во что он верует дело его совести». Итак, оказывается, нельзя не только запрещать детям приходить к Богу, но нужно просто палкой гнать их к нему («должен каждый»). Вот вам и вся религиозная нравственность: где Бог – там и палка. И это действительно так. Перечитайте еще раз рекомендацию школам. Там прямо записано, что соответствующие курсы религиозного об­ разования должны читаться в рамках региональной компоненты Госстандарта, а региональная компонента включает в себя только обязательные курсы.

Чего же хотят наши церковники? Во-первых, их целью является превращение России из светского государства в теократическое. Введение в школе обязательного для всех религиозного образования есть один из существеннейших факторов такого превращения… Если ранее преподавание религии в школе для желающих было делом факультативным и финансировалось за счёт родителей, то в будущем эту обязанность, по мысли клерикалов, должно взять на себя государство, о чём на конференции так прямо и говорилось: «обеспечить необходимые условия развития религиозного образования может только государство». Каково?!

Чего же хотят наши церковники? Во-первых, их целью является превращение России из светского государства в теократическое. Введение в школе обязательного для всех религиозного образования есть один из существеннейших факторов такого превращения. Во-вторых, как всяким жадным до богатства людям, им своих денег мало и они мечтают залезть в государственный карман. Введение преподавания религии в составе региональной компоненты как раз на это и направлено, так как региональная компонента финансируется государством. Итак, если ранее преподавание религии в школе для желающих было делом факультативным и финансировалось за счёт родителей, то в будущем эту обязанность, по мысли клерикалов, должно взять на себя государство, о чём на конференции так прямо и говорилось: «обеспечить необходимые условия развития религиозного образования может только государство». Каково?! Как сильно сказано! Это ещё один существенный момент превращения светского государства в теократическое.

Спрашивается, с какой стати я, атеист, должен оплачивать их мракобесие? Вопрос чисто риторический, ибо чиновники делают в нашей стране всё, что хотят, не считаясь ни с какими законами и даже самой Конституцией. Вообще, присутствие на этом совещании министерских работников и представителей президента, безмолвное принятие ими антиконституционных положений прямо бросает тень на самого президента, который, вроде бы, принес клятву на Конституции, что он будет гарантом её выполнения, а в ней прямо записано положение о светском характере государства.

Согласно статье в «Известиях», в документе, который подготовлен в рамках указанной конференции записано: «Стратегические цели российского государства и традиционных религиозных организаций народов России в области образования полностью совпадают». Как же так? Целью религиозного образования является воспитание религиозного фанатика. Разве такова цель образования у российского государства? Разве преподавание знания и веры, науки и мракобесия – это одно и то же? Поистине, уж полночь близится! Неужели наши министерские чиновники подписались под такой декларацией?

Впрочем, вопрос опять-таки чисто риторический. Мне лично, в нашем министерстве стало неприятно бывать. Повсюду снуют какие-то лица в рясах.  удивлением наблюдаешь, как высокий чиновник спешит приложиться к ручке очередного пастыря, появившегося в министерстве. Может, пора данное учреждение переименовать из Министерства Образования в Министерство по делам религии? Это бы полностью соответствовало мечтаниям наших иерархов о теократическом государстве.

Рассмотрим еще одну проблему, встающую в связи с указанной выше рекомендацией. В ней говорится о «ценностях традиционной религиозной культуры народов России». Спрашивается, кто будет определять, является ли та или иная религиозная культура традиционной для народов России, или нет? Что, будет издан специальный закон? Но издание такого закона означало бы, что государство перестает быть равноудаленным от всех конфессий, что оно напрямую становится теократией. Об этом тогда можно было бы писать без всяких кавычек. Если же закона не будет, то видимо, исходя из истории России, к традиционным её религиям следует отнести православие, мусульманство, буддизм и первобытный языческий шаманизм (интересно будет посмотреть как на уроках у народов, скажем, севера будут преподавать теорию и практику камлания).

А остальные конфессии? Будут ли преподавать культуру иудаизма, католицизма, различного рода протестантские религиозные концепции, или, например, наше старообрядчество? Если нет, то на каком основании? Почему законопослушные граждане России будут лишены такой возможности? Это что – у нас в государстве будут граждане второго сорта? Неужели государство создаст такую антиконституционную норму?

Я думаю, что на такую акцию государство не пойдёт, а потому православной церкви придется вступить в реальную конкуренцию с многочисленными другими конфессиями. И здесь мы вынуждены затронуть вопрос о наивности надежд наших православных архиереев.

Совершенно ясно, что в этой конкурентной борьбе православная церковь проиграет. Учитывая её неповоротливость, неумение работать с обществом и паствой, можно заранее спрогнозировать, что то место в школе, которое церковные иерархи уже заранее видят занятым их учителями богословия, будет на самом деле занято более мобильными католиками и протестантами. А русская православная конфессия останется «на бобах». Но во всей этой затее есть и еще один существенный момент.

Теологи, в частности теологи православные, правильно говорят, что взамен высоких духовных ценностей в наш мир «приходит культ низменных страстей, человеческого эгоизма, тоталитарная обработка человеческого сознания, мировая власть денег, циничное стремление к личному обогащению, даже ценой жизни следующих поколений, своего народа, своей Родины». Это действительно так, но это результат того дикого капитализма, который вторгся в нашу действительность. И что же предлагается противопоставить такому дурману? Воспитание веры в Бога и лекции о религиозной нравственности! Но не наивно ли всё это?

Я уже некогда писал, что неумная затея с религиозным образованием наших школьников призвана выполнить задачу идеологической обработки юношества. Она должна выполнять ту же самую роль, которую в советское время выполняли в вузах межфакультетские кафедры научного коммунизма и истории партии. Но вспомним историю. Разве активная «промывка мозгов» юношества богословами в царской России удержала это юношество от материализма и безверия? Разве она спасла страну от революционного взрыва? Напротив, самыми активными врагами церкви были именно семинаристы. Разве безудержная, превосходящая все разумные мерки, пропаганда коммунистической идеологии в нашей школе спасла от крушения советскую власть? Разве преподавание теологии в Западных и Восточных университетах уберегло их от возникновения различного рода экстремистских сект сайентологов, церкви объединения Муна, сатанистов, сознания Кришны, церкви Асахары и т. д.?

Конечно, на наше замечание можно было бы ответить, что неуспех и царских и советских властей был предопределен тем, что идеология навязывалась всем в обязательном порядке. Это и вызывало активное её отторжение. Но разве сейчас, на рассматриваемой конференции, не делается попытка «наступить на те же грабли»? Смеем уверить церковников, что чем активнее они будут, тем большее сопротивление будет оказывать им общество.

Церковь и вся её деятельность должны быть поставлены под жесточайший контроль государства. Однажды басилевс Римской империи (отметим, христианин) Констанций на сделанное ему епископами замечание о неканоничности принятого им решения, ударив мечом по столу, заявил «Моя воля – вот для вас канон». И это правильное отношение государства к церкви. Мудрейший царь (отметим, православный) Иван Грозный когда-то говаривал: «Нигде же обрящеши, еже не раззоритися царству, от попов владому». И нам, потомкам, надо помнить эти мудрые слова, и не идти на поводу у клерикалов.

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru