Содержание сайта =>> Атеизм =>> Дискуссии
Сайт «Разум или вера?», 15.08.2002, /atheism/discus/tr_ko1.htm
 

Rambler's Top100

Вниманию читателей предлагается переписка между известным публицистом и учёным, членом СПб-ского Отделения РГО Петром Александровичем Тревогиным и его оппонентом – биологом, членом-корреспондентом РАН Леонидом Ивановичем Корочкиным по вопросам взаимоотношений науки и религии. В дискуссии затрагивается также и несколько нетривиальный для широкой общественности вопрос об отношениях религии и лженауки.

На сайт «Разум или вера? Реальность или вымысел?» тексты всех статей и писем, в практически уже подготовленном к публикации виде и под общим названием «Несовместимость двух мировоззрений», прислал П. А. Тревогин. В своём предисловии «Необходимое объяснение» Пётр Александрович кратко излагает преамбулу начала дискуссии.

Некоторые материалы дискуссии уже были опубликованы в Интернете. Вот перечень этих публикаций:

1. Л. И. Корочкин, «О роли науки и роли религии в формировании мировоззренческой парадигмы. Экскурс в биологию», Сайт СПб-ского Отделения РГО «Светский гуманист», /humanism.al.ru/ru/articles.phtml?num=000091

2. П. А. Тревогин, «Вера. Разум. Фанатизм», Сайт «Научный атеизм», /www.atheism.ru/library/Trevogin_8.phtml

3. П. А. Тревогин, «Совместимы ли научный стиль мышления и религиозная вера?»,
Сайт СПб-ского Отделения РГО «Светский гуманист», /humanism.al.ru/ru/articles.phtml?num=000102,
Сайт «Научный атеизм», /www.atheism.ru/library/Trevogin_9.phtml,
«Атеистический сайт», /www.ateism.ru/articles/trevogin10.htm

Вед. сайт А. М. Крайнев,
15 августа 2002 г.

 


Несовместимость двух мировоззрений
Переписка Леонида Ивановича Корочкина и Петра Александровича Тревогина

Необходимое объяснение. Эта переписка началась с того, что Г. Г. Шевелёв, председатель СПб отделения Российского Гуманистического общества, предложил вниманию Л. И. Корочкина фрагмент моей [П. А. Т.] статьи. Его [Л. И. К.] отзыв на неё был направлен и мне, после чего переписка продолжилась уже напрямую – в Интернете и по электронной почте. Статьи и письма приводятся в хронолгическом порядке и пронумерованы римскими цифрами. Правка материалов – самая минимальная, в основном, форматирование и исправление опечаток. В частности, выброшены незначительные фрагменты, общественного интереса не представляющие. Некоторые материалы, имеющие форму диалога, первоначально имели цветовую маркировку. Однако учитывая, что окончательный комплект переписки пойдёт и в бумажную прессу, цветовая маркировка заменена шрифтовой.

 


I. Л. И. Корочкин – Г. Г. Шевелёву

15.04.02

Дорогой Геннадий!

Прочитал заметку Тревогина «Наука и религия: что есть истина?». Дискутировать с ним нет смысла, поскольку он абсолютно некомпетентен в той проблеме, о которой взялся писать. Видимо, свои познания о религиях он черпал в справочнике атеиста коммунистических времён, ибо ситуация им свершенно извращена. Как и в науке, в богословии имеется множество направлений и множество трактовок библейских сказаний от буквалистских, кои я, например, не приемлю (и о коих только и говорит Тревогин ), до аллегорической, которую проповедовали многие Отцы Церкви.

О том, что такое наука, я бы рекомендовал почитать Пола Фейерабенда, величайшего философа современности. Критикуя христианство, неплохо бы вспомнить, кто является родоначальниками важнейших областей науки: генетики – монах Мендель, современной астрономии – священник Коперник, истории – блаженный Августин, лингвистики – он же, современной популяционной генетики – пастор Айяла, современной палеонтологии – католик Тейяр де Шарден.

Теорию относительности впервые сформулировал опять же блаженный Августин. И генетика поведения идёт от него же.

Истоки эволюционного учения заложили не Ламарк, не Дарвин, а отцы Церкви, в первую очередь Григорий Нисский, Василий Великий и Блаженный Августин.

Ньютон в богословии известен не меньше (если не больше), чем в физике. Бехтерева пишет религиозные трактаты.

Пенфилд и Экклс (нобелевские лауреаты, между прочим) изыскивают доказательства существования души как самостоятельной субстанции.

И этот список бесконечен.

Почитайте нашего философа, член-кора Пиаму Павловну Гайденко – она обосновывает точку зрения, что вся современная наука выросла из христианства, и без неё была бы невозможна!

Так что нечего плевать в колодец, из которого пьём воду!

В Новосибирском институте цитологии и генетики более 60 % сотрудников – верующие христиане. Там недавно построили храм, где всегда полно учёных и служат бывшие кандидаты наук, перешедшие в священнослужители. Учёные – физиологи построили Храм и в Колтушах, рядом с Павловским институтом. Павлов, кстати, тоже был христианином, и большевики врут, что он был атеистом. Я, между прочим, тоже автор трёх богословских трактатов. Один из них, «Свет и тьма», издан в Петербурге, в «Логосе».

Более 50 % моих знакомых биологов (а среди них есть и выдающиеся) – либо глубоко религиозны, либо сочувствуют религии.

А фанатики – они есть и среди верующих, и среди атеистов! И враг науки – это фанатизм, любой, включая и материалистический. Главное – терпимость. Я, например, человек весьма терпимый. Среди моих друзей есть и христиане, и мусульмане, и атеисты.

А вот фанатики – это плохо и опасно. Для науки – в том числе.

Так что всё не так поверхностно и просто, как думает г-н Тревогин.

С приветом, Л. Корочкин.

 


II. Л. И. Корочкин

Дата написания неизвестна

О роли науки и роли религии в формировании
мировоззренческой парадигмы. Экскурс в биологию

Немного о вере и знании

Человек с момента появления на земле колеблется, словно маятник, между верой и знанием, впадая то в одну, то в другую крайность и забывая, что истина очень часто лежит где-то посредине. И в действительности, вера и знание связаны бесчисленными нитями и едва ли могут быть отделены друг от друга, разве что условно.

Как правило, споры о вере и знании провоцируются неточностями при определении этих понятий и возникающими при этом недоразумениями. Потому рассмотрим прежде всего, что же следует понимать под верой и знанием.

ВЕРА – это система постулатов, принимаемых как данность без экспериментальных доказательств их истинности.

ЗНАНИЕ – это система постулатов, принимаемых при наличии достоверных и воспроизводимых свидетельств опыта, из опыта выводимых и в опыте в конечном счёте проверяемых.

Из веры вырастает РЕЛИГИЯ (в данном случае и в дальнейшем я буду иметь в виду ТОЛЬКО христианскую религию), из знания – НАУКА. Принято противопоставлять веру – знанию, религию – науке. Это неверно, для этого нет достаточных оснований, о чём весьма убедительно написал Пол Фейерабенд [1]. Как вера содержит элементы знания, так и знание не обходится без веры. В самом деле, приступая к изучению внешнего мира, я верю в его существование и в возможность его познания. Выучивая в детстве таблицу умножения путём механического запоминания, я верю (принимаю без доказательств, хотя они могут быть мне представлены), что 5 × 6 = 30, а не 25 или 40. В реальности ВЕРА и ЗНАНИЕ – ЕДИНЫ: вера оценивается знанием, а знание оценивается верой. Если я не верю в ортодоксальную дарвиновскую гипотезу эволюции, то это не оттого, что у меня другая вера, а оттого, что мои знания не позволяют мне её принять. Тот, кто признаёт ортодоксальный дарвинизм, верит в него, также пытается обосновать свою веру знаниями, да только той их частью, которая ему выгодна, игнорируя другую часть знаний, которая или прямо противоречит ортодоксальной точке зрения или не находит в ней объяснений.

Я знаю, например, что поведенческие акты не могут возникать в эволюции случайно, в результате действия только одних слепых сил естественного отбора. Ведь всякий поведенческий акт (особенно сложный) слагается из множества элементарных реакций, каждая из которых, в свою очередь, основывается на функционировании большого количества нервных клеток, формирующих связанные друг с другом нервные сети. И эти отдельные элементарные реакции не имеют смысла сами по себе вне целостного поведенческого акта, а потому тот или иной поведенческий акт может возникнуть в эволюции лишь как нечто единое, целостное, сразу со всеми присущими ему специфическими свойствами составляющих его элементов. Объяснение Дарвина принять в данном случае затруднительно – чтобы естественный отбор «подхватил» какой-то признак, необходимо, чтобы этот признак сначала возник! Кстати, Дарвин и сам это прекрасно понимал, в отличие от его нынешних эпигонов: ЗНАНИЕ «покрывает» веру. Поклонники Дарвина игнорируют данное обстоятельство: ВЕРА «покрывает» знания.

Для христианина вера – это некоторое ПРЕДВОСХИЩЕНИЕ ЗНАНИЯ, устремление знания к предмету, к очевидному и ясному постижению его. БЕЗ ВЕРЫ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ И ЗНАНИЯ. Кроме того, всякое знание (наука) выводит свои положения из недоказанных начал, а, следовательно, ОБОСНОВАНО ВЕРОЙ. Так думал ещё христианский писатель Климент Александрийский [2] в конце II-го века до Р. Х. Следует отметить, что знаниям, науке наряду с верой как ведущим началам большое значение придавали Отцы церкви, в первую очередь Бл. Августин, Василий Великий, Григорий Нисский, а также Фома Аквинат [3 – 7].

Иными словами, вера науке не противостоит. Науке противостоят РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ ЕЁ ИЗВРАЩЕНИЯ, с которыми активно борется не только наука, но и христианская религия. Это – антинаука, лженаука, псевдонаука и, в какой-то степени, около- или паранаука.

Извращения науки, реально ей противостоящие

АНТИНАУКА – это открытое отрицание науки вообще, отвержение точных научных данных и построение концепций, противоречащих реальности, извращающих её, как в кривом зеркале. Типичный пример – ассоциация верящих в то, что Земля плоская, многочисленные отечественные и зарубежные колдуны и «чародеи», вроде Алана Чумака, «заряжающие» своим взглядом воду, газеты или разгоняющие облака (последние, кстати, находили одно время поддержку в руководстве Академии Наук бывшего СССР). К той же категории принадлежат и так называемые «хилеры» – филиппинские «хирурги», а в действительности жулики, утверждающие, будто они способны проводить бескровные операции, без всяких хирургических инструментов, проникая рукой в любые части тела больного, ничего не разрезая, не зашивая и не оставляя послеоперационных следов. Двое наших отечественных врачей имели возможность вплотную познакомиться с «работой» филиппинских умельцев. Они засвидетельствовали, что это всего лишь фокус, обман. Нередко после подобного «хирургического» вмешательства в организм заносится инфекция или обостряется естественный патологический процесс, не излеченный предприимчивыми филиппинскими обманщиками, так что незадачливые пациенты вынуждены бывают от хилеров отправляться к настоящим врачам [8]. Один из выдающихся американских фокусников Андрэ Коль, призывающий к сотрудничеству христианской религии и науки в борьбе с антинаучными извращениями, выпустил в свет видеокассету «Miracles or Deception?» с воспроизведением филиппинских «фокусов» и соответствующими разъяснениями и предостережениями легковерным. Однако доверчивость человеческая беспредельна, так хочется верить в сказки! А журналистам так хочется всех удивить! И вот уже неуёмные искатели приключений снаряжают экспедиции на поиски Лох-Несского чудовища, несмотря на то, что один из организаторов мошеннического спектакля с «явлением» этого чудовища (искусно изготовленного группой шутников) признал свою вину и на смертном одре рассказал о ловкой подделке [9]. Но уж очень хочется верить!

ЛЖЕНАУКА представлена «теориями», порождёнными некомпетентностью, дилетантизмом или откровенной дремучей неграмотностью авторов.

Она очень близка антинауке и отличается разве что тем, что на словах науку признаёт, но на деле строится на результатах грязно поставленных, невоспроизводимых экспериментов, часто сопровождается откровенным жульничеством и подтасовкой фактов. Типичные примеры лженауки – хорошо всем известные – лысенковщина и лепешинщина в советской биологии [10, 11]. В последние годы широкое распространение получили представления о существовании неких специфических биологических «полей» и излучений. При этом авторами, «создающими» так называемую «квантовую генетику», отвергается хромосомная теория наследственности и утверждается, что носителями наследственной информации являются некие «поля» с помощью которых наследственность можно передавать на расстояние [12]. Обосновавшийся в Хабаровске некий китайский знахарь направлял через специальную трубу «телепатические» сигналы от пшеницы к проростку кукурузы. И тогда из последнего вместо кукурузного початка якобы вырастал пшеничный колос. Выезжавшие на место «происшествия» новосибирские генетики из Института цитологии и генетики Академии Наук установили, что работа в данном случае велась на непроверенном генетическом материале. И никакого «чуда» не произошло, просто независимо от каких-то неведомых лучей – передатчиков наследственной информации выщепился мутант, действительно по внешнему виду напоминавший пшеницу, но, естественно, таковой не являвшийся. У кукурузы и не такие мутанты бывают! Например, corngrass. Идёшь по травяному полю, а это не трава, а кукуруза! И без всяких «лучей наследственности»!

В физике примером лженауки являются попытки изобретения вечного двигателя, также проистекающие из безграмотности изобретателей.

ПСЕВДОНАУКА – это сочетание научных данных с вымыслом, с беспочвенными фантазиями, комбинация науки и навязываемой ей ложной (часто антинаучной) интерпретационной схемы.

Типичный пример псевдонауки – астрология, где используются факты из области астрономии, которые однако искусственно совмещаются с вымыслом о влиянии положения звёзд и планет на небе на судьбу человека. В резко отрицательном отношении к такого рода прогнозам наука и религия ЕДИНЫ.

Несостоятельность подобных спекуляций была показана ещё отцами Церкви. Блаженный Августин в «Граде Божием» дал им остроумную критику, заметив, что дети рабов и господ, хотя и рождённые в один и тот же день и час, будут иметь разную судьбу, независимо от того, какое положение занимают небесные светила. Точно так же ему были известны случаи разной судьбы близнецов.

В наше время, в связи с повальным увлечением «гаданиями» по звёздам, составлением гороскопов и прочей бесовщиной серьёзные учёные оказались вынужденными заняться проверкой астрологических прогнозов. Вот некоторые из полученных ими результатов (подробнее см. [13]).

  1. Психолог Бернар Сильвермен изучил даты рождения 2978 семейных пар и 478 разведённых и сопоставил их судьбу с астрологическими предсказаниями. СОВПАДЕНИЙ ОН НЕ ОБНАРУЖИЛ.
  2. Физик Шон Карлсон набрал добровольцев и заказал на них гороскопы в солидной астрологической фирме, затем провёл тщательное психологическое исследование каждого из них. После этого 28 крупнейшим астрологам были высланы эти гороскопы и затребованы описания характера участников эксперимента. В большинстве случаев астрологические прогнозы не совпадали друг с другом и с реальностью.
  3. Австралийский учёный Джеффри Дин провёл астрологическое описание 22 человек, затем «перевернул» все характеристики на прямо противоположные. Тем не менее 95 % обследованных лиц посчитали, что их описание соответствует истине.
  4. Астрономы Касвер и Йенна проверили опубликованные за 5 лет предсказания знаменитых астрологов о политиках, кинозвёздах и других выдающихся личностях. Лишь 10 % прогнозов оказались правильными.

Кроме всего прочего, современные астрологи до сих пор пользуются древним расписанием знаков Зодиака для составления гороскопов и прогнозов. В действительности моменты вступления Солнца в знаки Зодиака постоянно СМЕЩАЮТСЯ относительно времён года. Об этом «запаздывании» Солнца в древности ничего не знали. Очевидно, и нынешние астрологи, не учитывающие это «смещение», не знакомы в достаточной степени с современной астрономией [14].

К псевдонауке, пожалуй, следует отнести и попытки материалистического объяснения различных непознанных, как обычно говорят, таинственных явлений человеческой психики, например, передачи мыслей на расстояние (телепатии). Некоторые материалисты предполагают, что существует эфирная среда, тонкая материя особого порядка, которая даёт о себе знать в парапсихологических явлениях. Мозговая деятельность будто бы способна вызывать колебания этой среды, волнообразно передаваемые через пространство и при определённых условиях воспринимаемые органами особой чувствительности. Сама мысль, таким образом, становится особой формой материи, как и у печально известных так называемых вульгарных материалистов – Бюхнера, Фогта и Молешотта. Справедливости ради следует сказать, что подобные вульгарно-материалистические объяснения выглядят до крайности примитивными. Большей частью они строятся на неоправданной аналогии между деятельностью мозга и работой радиоаппаратуры [15 – 19]. Однако надёжных экспериментальных свидетельств в пользу подобной точки зрения нет: никаких биологических «радиоизлучений» мозга, тем более способных распространяться на значительные расстояния, зарегистрировать не удалось. Более того, физиологи отвергают возможность «электрической передачи» мыслей на расстояние.

И, наконец, ОКОЛОНАУКА (ПАРАНАУКА) – это наукообразные концепции, использующие обширный набор фактов, однако невоспроизводимых и часто экспериментально непроверяемых. Авторы таких концепций дают непомерно большую волю воображению и дают надуманную интерпретацию фактов, отражающую особенности их мировоззрения. Поэтому паранаука приобретает ещё и идеологическую, а то и политическую окраску. В качестве примера можно привести «голографические» гипотезы индивидуального развития и многие гипотезы о происхождения жизни на Земле.

Есть, впрочем, и религиозное направление, включающее в себя элементы упомянутых отклонений от науки (а также от христианского мировоззрения), которое встречает серьёзные возражения как со стороны науки, так и со стороны религии, подтверждая их синергизм в формировании мировоззренческой парадигмы. Это – теософия.

Теософия. Противостояние науке и христианству. Средоточие биологических нелепостей

ТЕОСОФИЯ представляет собой эклектическое смешение разных религий, науки, анти-, лже- и псевдонауки. На словах она ставит перед собой задачу – изучить все философские и религиозные системы, особенно Востока и древности, чтобы доказать, что во всех скрыта одна и та же истина, изучать необъяснимое в природе и развивать сверхчувственные силы человека. На деле она стремится навязать всему человечеству мировоззренческую парадигму, основывающуюся на несколько модифицированном варианте буддизма в смеси с индуизмом. Творцы этой системы ссылаются при этом на некие эзотерические знания, якобы продиктованные им таинственными учителями или почерпнутые из неведомых тайных книг и мудростей древнего мира [20 – 24]. Теософия стала очень модной у нас в России, а «матушку» теософии, знаменитую русскую авантюристку Елену Блаватскую (1831 – 1891) превозносят все, кому не лень. При этом принято забывать о замечательной книге Вс. С. Соловьева «Современная жрица Изида» [25, 26], где он, много лет знавший Блаватскую, рассказывает о её жульнических проделках. «Её нравственные понятия были так радикально развращены, что некоторых ей совсем нехватало» (стр. 219). Её вранью не было предела. Она придумывала, будто умеет летать подобно Симону Волхву, чего однако никто и никогда не видел, организовывала падение с потолка писем от индийских учителей-махатм, которые, как потом выяснили эксперты, были ею же самой и написаны и с помощью специального устройства сбрасываемы через проделанную для этих целей дырочку, организовывала «явления» великих «Учителей» с Гималаев, переодевая в них своих слуг, переписывала целые страницы из чужих малоизвестных книг, выдавая их за откровения всё тех же таинственных махатм, и т. д. В бредовой книге Блаватской «Тайная доктрина» и в «трудах» её последователей (Лидбитера, Анни Безант, Алисы Бейли, Рерихов и др.) столько нелепостей, что для их перечисления понадобился бы целый полновесный трактат. Много места уделено в них биологическим проблемам, в частности, эволюции жизни на Земле. По их убеждению, живое на Земле возникало сначала в виде душ, переселившихся на нашу планету не то с Луны, не то с других планет и в последующем облачившихся в материальную оболочку.

Вот как, например, представляется Елене Блаватской антропогенез. Оказывается, человечество появилось на Земле 300 миллионов лет тому назад в виде Первой Расы. «Особи», принадлежащие этой Расе, были бесполые и являлись Астральными Тенями своих Прародителей: «Предки выдыхнули первичного человека… они, новосозданные люди, были Тенями Теней» ([27], стр. 110). Вторая Раса произошла путём ПОЧКОВАНИЯ и ВЫДЕЛЕНИЯ от эфирообразных Прародителей. Эта Раса, также бесполая и бестелесная, называется «Потом-Рождённая» и «Бескостная». Затем появилась третья Раса, 18 миллионов лет тому назад эфирообразные тела начинают обретать материальные оболочки: «Когда «Тень», т. е. когда Астральное Тело покрывается более плотной плотью, человек начинает развивать физическое тело» ([27], стр. 154).

Млекопитающие появляются после человека и примерно тем же способом, т. е. сначала нечто эфирообразное, а затем это нечто обретает «плотную плоть».

Из этого следует, что «Ошибочные теории моногенезиса и происхождения человека от млекопитающих, в том виде как они преподаются в современных школах, следуя начертаниям дарвинизма, губительны для представления эволюции в её цельности, их придётся оставить в виду непреодолимых трудностей, с которыми им приходится сталкиваться. Лишь оккультное знание… может заполнить пробел» ([27], стр. 150).

И эта околесица преподносится нашими доморощенными теософами как произведение величайшей российской мыслительницы!

Согласно «Тайной Доктрине» Блаватской, человечество оказывается простой игрушкой в руках бесчисленных иерархов и мистических сил космоса, различных Высших Духов, только и думающих о том, как сконцентрировать некую таинственную энергию, чтобы установить на Земле такой порядок, который они считают идеальным. Особенно отчётливо подобные идеи выражены в книжке последовательницы Блаватской Елены Рерих «Агни Йога» [28]. Она весьма эмоционально рассказывает, как космический магнит намагничивает человеческие устремления, вызывает «пульсацию жизненных процессов». Эта пульсация «устремляет огонь центров», сообщает духовные излияния избранников Великих Учителей и животворит ими планету: «Мы – Братья человечества напрягаем энергии для поддержания планеты» (стр. 201). И ещё: «Мы – братья Человечества боремся за магнит космический и принцип жизни… Мы даём Новый Завет, к этому Завету мы зовём человечество. В этом Завете лежит принцип Бытия! Скажем человечеству – чтите начала, чтите Матерь Мира, чтите великие Заветы Космического магнита! Да, да, да! Так Майтрейя говорит!» (стр. 160 – 161). «Проявление собирательства расы основано на духотворчестве. Принцип тонких энергий закладывается в духовном зерне и каждый дух, соприкоснувшийся к пространственному проводу, насыщается собирателем новой расы.

Так вибрация Тары будит сознание к высшим мирам. Да, да, да! Так Майтрейя говорит» (стр. 175). И так на протяжении всей книги. Я не буду комментировать эти цитаты, приведу лишь мнение живущего за рубежом российского мыслителя А. Позова: «Когда адепты индо-буддизма, махатмы, пандиты, буддийские архаты и тибетские йоги удовлетворяются этой бытийно-небытийной абракадаброй, то в этом нет ничего удивительного. Другого у них ничего нет. Удивительно, КОГДА ЕВРОПЕЕЦ, ЗНАКОМЫЙ С ЛОГИКОЙ И ДИАЛЕКТИКОЙ СОКРАТА–АРИСТОТЕЛЯ СО ШКОЛЬНОЙ СКАМЬИ, ЧИТАЕТ, ГОВОРИТ И ПИШЕТ ОБ ЭТОЙ «ВЫСШЕЙ МУДРОСТИ», ЗАХЛЕБЫВАЯСЬ ОТ ВОСТОРГА ([29], стр. 35).

Впрочем, «воздухом» с Востока дышат порою и некоторые, хотя и немногочисленные, западные специалисты в области естествознания. У нас, в частности, много издаётся произведений Фритьофа Капры, физика по специальности, настроенного весьма агрессивно против современного научного мировоззрения и горящего желанием полностью его преобразовать, создать новую научную и философскую парадигму. Его преобразовательский пыл затрагивает также и биологию, в частности, генетику. Увлекшись идеями древнего Востока и безо всяких на то оснований усмотрев в них великое прозрение и предвосхищение нынешних научных теорий, он стремится объединить науку и буддизм в нечто единое и целостное на основе, разумеется, буддизма. Однако сотканная им эклектическая ткань сплошь усеяна дырами, и в ней нет места генетике, как и многим другим научным дисциплинам. При этом незнание (или игнорирование) генетики особенно болезненно сказывается на системе Капры. Так, в книжке «Уроки мудрости» (как и в широко разрекламированном «Дао физики») он обнаруживает удивительную некомпетентность, по крайней мере там, где речь идёт о биологии и медицине [30, 31].

В частности, ничего, по-видимому, не подозревая об обширной литературе по генетике рака, он утверждает, будто развитие этого заболевания обусловлено несколькими взаимосвязанными психологическими и биологическими (негенетическими) процессами. Генетические же факторы, с его точки зрения, не имеют значения, а генетика вообще выступает в роли некоей магии. Опираясь на мнение некоторых экзальтированных психологов, Капра отвергает традиционную психиатрию и рассматривает психические заболевания с «экзистенциальных» позиций, интерпретируя их не как заболевание, а как особую стратегию, изобретаемую людьми, чтобы выжить в ситуациях, невозможных для жизни. Он принимает экстравагантную точку зрения обожающего эпатаж Лэйнга, согласно которой сумасшествие является разумной реакцией на безумное социальное окружение. Получается, что сумасшедшие разумны, а те, кто их лечит, по-видимому, безумны. И, разумеется, обо всём этом знали ещё в Древней Индии.

И это при том, что для многих нервных и психических болезней выявлены и анатомические и генетические механизмы и показано, какие конкретно нервные клетки болеют и погибают и почему, от изменений каких генов это зависит и как надлежит лечить поражённых тем или иным недугом пациентов! Но чего, собственно, ещё можно ожидать от мыслителей, закрывших глаза на достижения современной науки и погрузившихся в мировоззрение тысячелетней и более давности, чтобы там найти ответы на вопросы, которые можно разрешить только на основе современного естествознания. Этот феномен я не могу классифицировать иначе, чем как умопомрачение.

Тем не менее, как это ни печально, теософская и близкие к ней псевдо-научные и псевдо-религиозные взгляды, имеют достаточно широкое хождение среди интеллигенции, особенно в нашей стране, и играют немалую роль в формировании мировоззрения как старшего поколения, так и молодежи.

Российские философы о науке и религии

Специфика российской философии (я не касаюсь советской философии) сложилась на основе двух факторов – особенностей русского характера, русской духовности и принципов православия [32]. Потому ответ на вопрос о взаимоотношении науки и религии был для отечественных мыслителей совершенно очевиден. Они не сомневались в том, что «…характер господствующей философии зависит от характера господствующей веры. Где она и не происходит из неё непосредственно, где даже является её противоречием, философия все-таки рождается из того особенного настроения разума, которое сообщено ему особенным характером веры. Тот же смысл, которым человек понимал божественное, служит ему и к разумению истины вообще» [33].

В русской науке большинство выдающихся её служителей не разделяли веру и знания, не противопоставляли науку и религию, но, напротив, утверждали их взаимодополнительную значимость. Это – Ломоносов, Менделеев, Бутлеров, Пирогов, Павлов, Павел Флоренский, Лука Войно-Ясенецкий и др. Их отношение к религии лучше всего выразить словами великого российского учёного, основоположника современной эмбриологии Карла Бэра: «…естествознание, приходится иногда слышать – разрушает веру. Как это трусливо и мелко! Способность к мышлению и вера столь врождены человеку, как рука и нога. Вера есть особенное преимущество человека перед животными. Неужели человек не сумеет сохранить своего преимущества перед ними? … пытаться научным путём решать вопросы, подлежащие вере… чистое безумие» [34].

В религии, в вере, по мнению российских мыслителей, заложены высокие нравственные принципы, без которых наука зачастую вырождается в псевдонауку. Верующий учёный не будет лгать, не будет извращать истину во имя неких корыстных целей. Вера отвращает его от подобных аморальных поступков. Безрелигиозность, воинствующее безбожие, атеизм ведёт в конечном итоге к аморализму, просочившемуся в современную науку, порождает безнравственное отношение к науке, такие явления как лысенковщина. Собственно, и на Западе ученые-атеисты прибегают порою к откровенному жульничеству ради карьеры, славы и денег. Хорошо известен случай с американским биохимиком Спектором, чуть было не получившим Нобелевскую премию за «открытие» в области онкологии, оказавшееся сознательным подлогом. Иными словами, вера освящает науку, поскольку даёт научным исследованиям ту свободу и «святость», о которых писал М. В. Ломоносов. И не случайно современная наука выросла из христианства и в нём обрела свои корни [35]. Вера – это факел, указующий учёному путь к истине. Именно в единстве науки и веры кристаллизуется центральная проблема нашего времени, поднятая ещё отцами Церкви и вдохновившая российских мыслителей – это проблема человека, которая соединила в себе все черты, присущие отечественной философии, включая и идеи космизма. Именно на почве веры выросли всеохватность, историзм нашей философии и её синтетизм [36, 37]. Сложившиеся традиции российского мышления существенно повлияли на творчество отечественных естествоиспытателей, в частности, в биологии. Здесь, как известно, нашим учёным принадлежит не последнее слово в создании сравнительной морфологии и эмбриологии (Бэр, братья Ковалевские), сравнительной иммунологии (Мечников), сравнительной гистологии (Заварзин), а в наши дни – сравнительной молекулярной биологии (Белозерский, Антонов).

Этому, безусловно, способствовала та мировоззренческая атмосфера, которой дышали российские учёные и которая сложилась на основе единства науки и религии, воспринятого классиками российского естествознания.

Место веры и разума в общей мировоззренческой парадигме. Философия триединства

На самом деле рассуждения о несовместимости религии и науки – плоды атеизма, безбожия, открывающего врата неподобающему использованию достижений науки и развитию псевдо- и лженауки в самых разнообразных их проявлениях, затрагивающих взаимоотношения науки и религии. И здесь мы вступаем уже в область методологических проблем, так же существенных в биологии, как и в других естественных науках. Нередко провозглашается тезис о том, что вера в Бога якобы мешает объективно исследовать природу, идёт вразрез с наукой и ей противостоит. Порою такое противопоставление доходит до абсурда. Что ещё можно сказать, прочитав такие строки: «Учёным приятно познавать мир. Религиозным людям это, наоборот, неприятно» ([38], стр. 111). А как же монах Мендель, создатель генетики! А польский священник Коперник, автор гелиоцентрической теории, Ньютон, писавший богословские трактаты и прославлявший в них Бога. Пастор Франсиско Айяла, одновременно успешно развивающий и преподающий современную генетику, написавший один из лучших учебников в этой области. Я хорошо знал Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского, классика генетики, одного из основоположников этой науки. Он был глубоко верующим человеком, и ему было приятно изучать природу!

В действительности мешает науке не вера в Бога, а фанатизм, будь-то материалистический или религиозный. В обоих случаях «работает» феномен, который я обозначаю как псевдокритерий истинности.

В случае материалистического фанатизма он проявляется в том, что при оценке научных концепций прежде всего задаются вопросом, оставляют ли они место для Бога. И если оставляют, их немедленно отбрасывают как негодные, даже если они соответствуют фактам. Типичный пример – теория расширяющейся Вселенной. Эта теория разрушала материалистический тезис о вечности Вселенной во времени и пространстве, потому материалисты не принимали её и мешали её развитию.

Религиозных фанатиков в первую очередь интересует не то, вытекает ли представленная концепция из фактов, а то не противоречит ли она текстам, которые принято считать священными. И если противоречит, её отбрасывают. Типичный пример – отрицание американскими фундаменталистами эволюционного процесса и их упорная убеждённость в том, что Земля была сотворена несколько тысяч лет тому назад, а все виды животных и растений были созданы примерно в то же самое время и в готовом виде. Система взглядов в обоих случаях опирается на слепую веру, доводы разума в расчёт не принимаются.

В то же время воинствующий атеизм привносит в науку ещё один момент, её разлагающий – отрешение от нравственных факторов (если Бога нет – всё дозволено!). Вместе с атеизмом в науку пришло жульничество, подлоги, воровство идей и результатов, беспринципность и т. д. Вспомним первохристиан – за свои убеждения они шли на муки со словами: «Я – пшеница Господня, пусть перемелют меня зубы зверей, чтобы стать чистым хлебом Христовым». А наши учёные-коммунисты каялись, вопреки своей совести, и спешили прославить невежду Лысенко, совершали подлоги ради «подтверждения» его бредовых идей, пресмыкались перед Лепешинской, торопились в очередь подписывать бумаги против А. Д. Сахарова.

Следует сказать, что как наука, так и религиозные взгляды оказывают влияние на формирование определённой системы мировоззрения, но и определённый мировоззренческий настрой, в свою очередь, существенно сказывается на трактовке результатов научных исследований и формулировании научных теорий.

Биологическая парадигма в связи с этим не может быть сформирована вне влияния той философской атмосферы, которой дышит общество. Типичным примером влияния этой атмосферы на биологические концепции служит конкуренция преформистских и эпигенетических взглядов, которые многократно сменяли друг друга на протяжении истории биологии [39]. Дело в том, что преформистские и эпигенетические идеи основывались по сути дела на одних и тех же фактах, а торжество того или иного из них определялось именно сложившейся в обществе «философско-мировоззренческой» ситуацией. Так, торжество эпигенеза в 18-м веке было обусловлено целым рядом обстоятельств привходящего характера.

Это – во-первых, диалектические тенденции немецкой классической философии, наносившие ощутимый урон механистическому взгляду на мир. Эпигенетическая концепция К. Вольфа получила признание вовсе не благодаря каким-то её особым достоинствам, но исключительно благодаря пропагандистской активности И. Блюменбаха. Уже великий современник Вольфа Иммануил Кант в «Критике чистого разума» (1790) высказался за эпигенез, воздав хвалу Блюменбаху. Идеи Фихте, Шеллинга и, наконец, Гегеля, быстро распространявшиеся в мире и, бесспорно, воодушевившие и гуманитариев, и естествоиспытателей, открыли теории эпигенеза зелёный свет. Тенденции в развитии общемировоззренческой парадигмы настоятельно требовали «оживления» эпигенеза и подавления преформизма как символа механистического восприятия мира.

Во-вторых, несмотря на существование материалистических вариантов преформизма, он тем не менее рассматривался как учение, связанное с теологией. Между тем, в связи с усилением материалистических и атеистических тенденций в науке престиж преформизма начал падать. И хотя эпигенетическая концепция вполне совместима с виталистическим пониманием движущих сил развития (и среди эмбриологов-эпигенетиков «новой волны» многие были виталистами), всё же эпигенез в большей степени отвечал общей материалистической парадигме, в особенности после её отхода от крайнего механицизма.

В-третьих, с провозглашением в 1839 г. Шлейденом и Шванном клеточной теории стало ясно, что взрослый организм развивается из одной клетки, образующейся в результате слияния отцовской и материнской половых клеток и подвергающейся затем процессу деления с последующим новообразованием (эпигенезом) частей зародыша и агрегатов многих клеток.

В-четвертых, возможности микроскопической техники существенно возросли, с её помощью стало возможным видеть такие детали, которые раньше не удавалось выявить. В результате оказались отвергнутыми доводы преформистов о том, что различные части организма, преформированного в яйце (или спермии), не видны из-за недостаточного разрешения используемых для наблюдения оптических средств (о химическом преформизме в то время, естественно, ничего не знали).

В-пятых, с развитием философии, по-видимому, вновь возрос интерес к трудам Аристотеля, одного из создателей эпигенетического учения, а вместе с тем и к самому этому учению.

В-шестых, представления о преформистском или эпигенетическом пути развития были тесно увязаны ещё с одной проблемой – проблемой самозарождения жизни. Начиная с Аристотеля, эпигенетики, как правило, верили в самопроизвольное зарождение рыб, червей, лягушек и даже мышей из ила, росы и грязи. Эта вера время от времени то подвергалась сомнению, то вновь утверждалась. Так, уже в 1859 г. француз Пуше произвёл опыты, якобы свидетельствовавшие о возможности самозарождения микробов. На его (оказавшиеся ошибочными) эксперименты крайние эпигенетики ссылались даже в середине XX века. Тем не менее можно считать, что в конце XIX века Луи Пастер окончательно опроверг такого рода воззрения. И когда Рудольф Вирхов выдвинул свой знаменитый тезис «клетка только от клетки», эпигенез уже был в какой-то мере разбавлен элементами преформизма.

Пути формирования влияющих на развитие науки мировоззренческих парадигм разнообразны. Одним из таких путей может оказаться разрыв классической триады человеческой духовности, охватывающей Интуицию (которую выражает, в частности, Вера), Разум и Эмоции (воплощённые, в особенности, в Любви) в их единстве [40]. Единственно плодотворным путём в исследованиях всякого рода является триединство этих компонентов человеческой психики.

Но возможны два пути отклонения от этого триединства и формирования антиномических триад. Первый путь – отрицание ведущей роли разума и небрежение эмоциями. В результате формируются индуистские и буддистские тенденции признания иллюзорности всего сущего и фактический отказ от научного анализа действительности, подменяемого разного рода фантастическими измышлениями, особенно отчётливо воплотившимися в теософии (см. «Тайную доктрину» Блаватской). В какой-то степени как реакцию на дарвиновское толкование эволюции можно рассматривать весьма далёкие от науки и разумных доводов биологические домыслы обиндусившихся и теософствующих философов, вроде Елены Блаватской и её апологетов, о которых уже говорилось и которые тем не менее нашли сторонников даже среди образованной интеллигенции, вроде бы долженствующей отличать науку от псевдо- и антинаучных построений. В сущности, теософские измышления разного рода в конечном итоге смыкаются с антихристианскими устремлениями атеизма, – последний, правда, пытается опираться на данные науки, в то время как сторонники теософии выдают за «научные взгляды» древние мифы, легенды, сказки и не считаются с выводами подлинной науки. В экстремальном варианте этот путь ведёт к обскурантизму, религиозному фанатизму, к идеологии ненависти и нетерпимости.

Второй путь – отрицание веры, а через отрицание веры и воспитание ненависти (антиномии любви). Этот путь ведёт к безбожию, аморализму, зачастую к «оскоплению» разума, деградации искусства и эмоций, а в экстремальном варианте порождает тоталитарные режимы и ту же человеконенавистническую идеологию, что и первый путь.

Несложно заметить, что и в том и в другом случае страдает наука, включая биологию, а порою в особенности биологию, ибо она имеет дело с таким объектом, как человек. А именно этот объект составляет центр разного рода культурологических программ.

Потому-то, оценивая состояние науки, всегда надлежит иметь в виду, особенности человеческой духовности, исчерпывающе выражающиеся в указанных трёх параметрах – Вере, Разуме и Любви. Их антиномия – Безбожие (Атеизм), Неразумие (отказ от знаний, от науки, обскурантизм), Ненависть – возникает в результате разрыва данного триединства и всегда имеет пагубные для человечества последствия.

В действительности познавательная активность требует сбалансированного отношения между верой, разумом и чувствами. Как писал Павел Флоренский, обобщая опыт российской философской мысли: «Ум, чувство, воля – три способа душевной жизни» [41]. В наши дни вопрос о триединой сущности духовной деятельности человека был поставлен петербургским математиком Рэмом Баранцевым [40], постулировавшим равнозначность всех трёх компонентов – рацио, интуицио, эмоцио. Анализ взаимоотношений этих духовных качеств приобретает особое значение в условиях распространения и процветания разного рода теософских течений, пренебрегающих разумом (Блаватская, Рерихи и др.) и прорастающих на удобренной ими почве псевдо- и лженаук, вроде астрологии.

Мне кажется, что наиболее взвешенную оценку роли разума в познании дают христиански настроенные мыслители. Несомненно, с моей точки зрения, и то, что наука, включая биологию, является неотъемлемой составной частью ХРИСТИАНСКОЙ КУЛЬТУРЫ, а потому её влияние на мировоззрение и жизненные устои общества наиболее выражено именно в христианских странах.

Отношение христианства к разуму выражено в Евангелии апостолом Павлом: «Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом» (1 Кор.14:15).

«Братия! не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетние (1 Кор.14:20).

Рациональный компонент, охраняемый интуитивным и эмоциональным, является путеводной звездой христианина. При этом разум всегда опирается на веру, как на основу, фундамент духовного бытия.

Вера вообще смысл моего существования, ибо, чтобы жить, нужно во что-то верить, иначе жизнь теряет всякий смысл. Утрата веры в смысл жизни оборачивается трагедией и в самых крайних случаях – самоубийством, иными словами,  без веры нет жизни: вера – её источник, и вера – её «держатель» и «вершитель». Вера у каждого своя, но она есть. Можно верить в Бога, можно верить в дьявола, можно верить в первичность сознания или в первичность материи, в материализм и в социализм, в идеализм и в капитализм, но то, во что веришь, определяет и направленность, и цель жизни. Без веры жизнь, таким образом, теряет не только смысл, но и цель, притом не только индивидуальная жизнь, но и жизнь общества, ибо, во-первых, чтобы общаться с окружающими, нужно прежде поверить в их существование, во-вторых, в мире наличествует не только индивидуальная, но и коллективная вера (мировые религии, нетрадиционные верования и культы и т. д.), и общество в своём развитии движется к определённой цели в соответствии с той верой, которая овладела коллективом: достаточно вспомнить крестовые походы, мировые войны, «строительство социализма» и др. Таким образом, вера лежит в основе существования не только индивида, но и общества, или, может быть, точнее сказать, что индивидуальная вера является вариантом веры общественной и «развивается» в рамках этой веры. В то же время индивидуальная вера в определённых обстоятельствах может быть преобразована в общественную, как не раз уже случалось в истории, усилиями и верой выдающихся личностей создавались мировые религии (Будда, Мухаммед), а трудами реформаторов с их выраженной индивидуальностью и неукротимой волей (Лютер, Кальвин, еретики) вносились коренные преобразования в уже сложившиеся и, казалось, крепко «сколоченные» парадигмы веры. Таково же происхождение и нетрадиционных «малых» религий.

Следует также отметить, что всякая вера, коль скоро она возникла, очень быстро обрастает разнообразными ритуалами, которые, «поддерживая» веру, как бы подменяют аргументы знания. В действительности вера нуждается в ритуале, как горящий огонь в поленьях, но обретая ритуализованный вид, она преобразуется в религию. Сопровождая вначале веру как нечто вторичное, ритуалы в последующем получают самостоятельную значимость и нередко разрастаются до таких размеров, что поглощают смысл веры, затемняют и скрывают её истинную суть. Тогда вера «усыхает» и нуждается в очищении и возрождении, в «высвобождении» от ритуальных пут, дабы обрести свежее дыхание и новую жизнь. Ибо вера не есть часть общественных традиций и институтов, к каковым в значительной степени принадлежат ритуалы (так что религия в какой-то степени означает слияние общественной веры и общественных установлений), но компонент триединства человеческой духовности: Интуицио, Рацио, Эмоцио, – проявляясь преимущественно в той его части, которая обозначается как Интуицио. Иными словами, вера не существует вне разума и вне эмоций, она не внеразумна и не внеэмоциональна. Она скорее надразумна, не в том смысле, что внешня разуму, а в том, что пронизывает его «сверху», прорастая им «снизу». Известно, что великие открытия в науке (сфере разума), как правило, делаются на основе первоначально интуитивного «схватывания» (на соответствующем эмоциональном фоне) сути явления с последующей конкретизацией деятельностью рациональных структур – разума, подыскивающего «подходящую» логическую «одежду» со всеми необходимыми математическими формулами и расчётами. Потому-то интуиция (и вера как её производное) стоит над разумом. Разум «подпитывает» интуицию, ибо у того, кто обогащён знаниями, интуиция может становиться более гибкой, более изменчивой и более «обширной», хотя разум способен и «затуманить» интуицию и «подавить» свойственный ей свободный поиск истины. А. Эйнштейну приписывают крылатую фразу: «Религия без науки бессильна, наука без религии слепа».

Разум, таким образом, – это центр, который живят лучи веры и огонь чувств. Эта триада психических свойств неслиянна, но взаимопроникающа.

Разум, следовательно, – созидающая часть триады, побуждаемая интуицией и насыщаемая энергией чувств. Разум – действующее, творящее начало, он – выход интуиции вовне, порожденное её «трепетом» действие, «форматирующее» сущее.

Бывает, конечно, разум «безверный» и «бесчувственный», но это разум злодейский, дьявольский, он не творит, но разрушает сотворенное, он – деструктивное начало. Он, «вырванный» из триады, замкнут на себя и в этой замкнутости, патологической в-себе-бытийности «каменеет», становится неразумностью. Таким образом, разум и знания, рождаемые без чувств и без веры, подобны пустоцвету, они осуждены на погибель, им нет движения и развития. Но и интуиция (а следовательно, и вера как её элемент), «отлученная» от разума, «расползается» и вместо «внутреннего», «обобщенного» сверхвидения мира продуцирует фантазию, столь далекую от истины, что выстроенные ею псевдомиры напоминают карточный домик, который рассыпается от малейшего дуновения разума: «И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму – делать непотребства» (Римл.1:28). Интуиция без разума и эмоциональной озарённости становится недействительной или, вернее, ложнодейственной, она не соучаствует в творении, но противодействует ему, сдерживая движения разума, обволакивая его туманом ложной (лживой) ирреальности. Потому-то и писал ап. Павел: «Братия! Не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни» (1 Кор. 14:20). И: «Стану молиться духом, стану молиться и умом, буду петь духом, буду петь и умом» (1 Кор. 14:15). Следовательно, из триады: Интуицио – Рацио – Эмоцио выводима триада: Вера – Знания – Чувства.

Из нерасторжимости первой триады следует и нерасторжимость второй, а значит и «взаимопронизанность» веры и знания:

Потому как знание в какой-то мере подлежит суду веры, так и вера в какой-то мере подлежит суду знания и разума. В сущности, прав Пол Фейерабенд, подметивший сходство науки и веры, науки и мифа: и то и другое представляет собой набор догматов, только в одном случае в большей степени аксиоматических, в другом – в большей степени экспериментально верифицируемых и фальсифицируемых [1]. Веками складываются, существуют и развиваются и парадигма науки, и парадигма веры, связанные между собой невидимыми, а иногда и видимыми нитями (в средние века, например, вера и наука взаимодействовали более явно и тесно, чем в наше время, хотя их взаимовлияние, может быть, и не столь очевидное, имеет место и сейчас). Парадигма науки более изменчива, лабильна, пластична и претерпевает время от времени заметные скачкообразные преобразования, называемые научными революциями. Однако консервативные тенденции ей не чужды, и нередко свежие мысли, идеи, теории, противоречащие устоявшейся господствующей парадигме, подавляются с не меньшим (а то и с большим) старанием, чем еретические тенденции в религиозных конфессиях. И если бы в научных сообществах было принято сжигать инакомыслящих, как в средние века, то костры пылали бы с неослабевающей силой, но в отличие от средних веков никому бы не было прощения и пощады. Следует также отметить, что в науке (и биология не является исключением) отчётливо проявляются два методологически различающихся подхода – редукционистский, аналитический, где особенно ярко проявляются рационалистические тенденции в познании, и холистический, синтетический, где рацио и интуицио более сбалансированы. И тот, и другой имеют свои положительные стороны и свои ограничения. Оптимальный путь познания предполагает сочетание обоих подходов, их диалектическое взаимодействие и взаимовлияние.

Парадигма веры более стабильна, поскольку опыт, постоянно колеблющий основы научных теорий, имеет здесь или ничтожно малое значение, или весьма своеобразен по сравнению с научным. Он более индивидуален, а порою просто невоспроизводим («опыт» мистиков, например, или некоторые психические упражнения индийских йогов). Тем не менее и вера претерпевает изменения в ходе развития человечества. Эти изменения заключаются не только в том, что, например, на смену язычеству приходит христианство, но также и в том, что само христианство не сохраняет свой «облик» постоянным, но развивается, пересматривает и шлифует догматы, распадается на конфессии, течения, секты, каждая из которых, оставаясь христианской по содержанию, обретает специфическую, иногда весьма своеобразную форму.

Противоречат ли друг другу эти две парадигмы, столь ли необратимо их противостояние, как нередко утверждают материалистически настроенные мыслители? А, может быть, подобного противостояния и не существует? А, может быть, напротив, они (парадигмы) не могут быть мыслимы друг без друга, так что вера, религия составляет консервативное, относительно стабильное ядро, а научная система взглядов – изменяющуюся, лабильную оболочку. И, кроме того, складывается связующее их звено, своеобразный мостик, роль которого исполняет философия. В конце концов каждому индивиду имманентны некие представления, которые можно назвать его верой, его религией (атеизм тоже религия). Он же имеет свой взгляд на мир, свою философию, и, наконец, определённый запас знаний, которые преломляются в его сознании в свете свойственной именно ему религиозно-философской методологии. Точно так же и во всяком развивающемся обществе существует специфическое духовное, стабильное ядро, некая господствующая система веры, а также основывающаяся и произрастающая на почве этой веры совокупность знаний, трансформированная в тот или иной уровень развития науки. Ибо, как справедливо заметил российский мыслитель К. М. Карягин [42], не может развиваться и обречено на застой и деградацию общество, основанное только на религии. Это продемонстрировал в своё время Кальвин, это продемонстрировали в российском эксперименте коммунисты.

Такие духовные, подобные атомным, «ядро» и «оболочка», составляют в обществе единое целое и характеризуются специфичностью, и на их основе складываются различные мировые религии, а также культы, верования, свойственные народам, племенам, нациям. По всей вероятности в выборе религии играют роль национальные особенности (в том числе и генетически обусловленные), традиции, обычаи. И, возможно, вовсе не потому русичи приняли христианство, что князь Владимир выбрал эту религию, а потому что они по своим духовным особенностям принадлежат европейской культуре. А европейскому духу, по-видимому, ближе всего христианская религия.

Лежит ли в основе спецификации религиозной и научной парадигмы некая биологическая, генетическая подоплёка? Ведь не исключено, что национальные и личностные характеристики, особенности темперамента, характера, менталитета и, если прав Уорф, языка, обусловленные в своей совокупности генетическими обстоятельствами, вносят свой вклад, возможно существенный, в эту спецификацию. По сути дела именно об этом писали Леонтьев, Данилевский, а на Западе Шпенглер, обосновывая теорию культурно-исторических типов. Конечно, данный вопрос достаточно сложен и требует пристального и всестороннего изучения как в историческом, так и в социальном и биологическом (в особенности генетическом) плане. И тут не обойтись без той всеохватности и, как теперь принято говорить, системности исследования, за которую ратовал величайший российский мыслитель Вл. Соловьев [43].

Л. И. Корочкин, член-корреспондент РАН,
зав. лаб. нейрогенетики и генетики развития Ин-та биологии гена РАН
и лаб. молекулярной биологии Ин-та биологии развития РАН

Литература

  1. Пол Фейерабенд. Избранные труды по методологии науки. М., Прогресс. 1986.
  2. Л. П. Карсавин. Святые отцы и учителя Церкви. М. Мир. 1994. с. 56.
  3. Бл. Августин. О граде Божием. Т. 1 – 4. М., Изд-во Валаамского монастыря. 1994.
  4. Василий Великий. Беседы на Шестоднев. М., Троице-Сергиева семинария. 1845.
  5. Григорий Нисский. Об устроении человека. СПб. Аксиома. 1995.
  6. Г. Г. Майоров. Формирование средневековой философии. М., Мысль. 1979.
  7. С. Свежавски. Фома Аквинат, прочитанный заново. М., Межконфессиональный Центр историко-философских исследований. М. 1999.
  8. Олег Мороз. От имени науки. М., Политиздат. 1963. С. 207 – 230.
  9. «Известия». 9 апреля 1994. Статья «На загадку Лох-Несского монстра брошена тень».
  10. В. Н. Сойфер. Власть и наука. Нью Йорк. Эрмитаж. 1989.
  11. В. Н. Сойфер. Красная биология. М., Флинта. 1998.
  12. П. П. Гаряев. Волновой геном. М. Общественная польза. 1994.
  13. «Наука и Жизнь». 1990. № 2. С. 100 – 104.
  14. И. Павлова. «Все астрологи отстали от жизни». «Аргументы и Факты». 2001. № 43.
  15. В. Кажинский. Биологическая радиосвязь. Киев. 1962.
  16. Л. Васильев. Внушение на расстоянии. М. 1962.
  17. Ч. Хэнзел. Парапсихология. М., Мир. 1970.
  18. В. Аркадьев. Об электромагнитной гипотезе передачи мысленного внушения. Журнал прикладной физики. 1924. Т. 1, С. 215.
  19. Дж. Экклс. Физиология нервной клетки. М., ИЛ. 1959.
  20. Е. П. Блаватская. Тайная доктрина. Т. 1 – 3. Л., Экополис. 1991.
  21. Анни Безант. Эзотерическое христианство. М., Вестник. 1991.
  22. М. Томпсон. Восточная философия. М., Гранд. 2000.
  23. С. Лидбитер. Астральный план. Книгоиздательство В. Богушевского. СПб. 1908.
  24. АУМ. Синтез мистических учений Запада и Востока. Т. 1 – 3. М. Терра. 1990.
  25. Вс. Соловьев. Современная жрица Изиды. СПб. 1904.
  26. Питер Вашингтон. Бабуин мадам Блаватской. М., Крон-Пресс. 1998.
  27. Е. П. Блаватская. Тайная доктрина. Т. 2. Антропогенез. Изд. «Uguns», Рига. 1930.
  28. Елена Рерих. Агни-Йога. Беспредельность. Ч. 1. Париж. 1930.
  29. А. Позов. Основы древне-церковной антропологии. Ч. 2. Мадрид. 1966.
  30. Ф. Капра. Дао физики. Орис. СПб. 1994.
  31. Ф. Капра. Уроки мудрости. Изд. трансперсонального ин-та. М. 1996.
  32. Л. И. Корочкин. Космизм и экологизм русской философии как следствие её самобытности. В кн. «Стратегия выживания: космизм и экология». Эдиториал. М. 1997, стр. 239 – 252.
  33. И. В. Киреевский. Критика и эстетика. М. 1974.
  34. Карл Бэр. Избранные работы. Л. 1924.
  35. П. П. Гайденко. Эволюция понятия науки. М. Наука. 1980.
  36. Вл. Соловьев. Соч. Т. 2. Кризис Западной философии. М. Мысль 1990.
  37. С. Н. Трубецкой. Сочинения. М. Мысль. 1994.
  38. Сборник «Поругание разума. Экспансия шарлатанства и паранормальных верований в российскую культуру начала XXI века». М. РГО. 2001.
  39. Л. И. Корочкин. Из истории становления философии биологии. В кн. «Философия биологии: вчера, сегодня, завтра». М. Наука, 1996, с. 233 – 235.
  40. Семиодинамика, СПб, 1994, 190 с.
  41. П. Флоренский. Соч., т. 2. М. Мысль, с. 441.
  42. К. М. Карягин. Сакиа-Муни. СПб, Эрлих, 1902, с. 89 – 91.
  43. Вл. Соловьев. Соч., т. 2, М., Мысль, 1990, с. 3 – 138.

 


III. П. А. Тревогин – группе адресатов

16.04.02

Дорогие друзья!

С прискорбием прочитал письмо уважаемого Леонида Ивановича Корочкина.

Начну с того, что Г. Г. Ш. переслал ему не всю мою статью «Что есть истина…», а небольшой её фрагмент. Но не это важно. Удивительна аргументация уважаемого учёного.

«Видимо, свои познания о религиях он (т. е. я – П. А. Тревогин) черпал в справочнике атеиста коммунистических времён…»

Типичный argumentum ad hominem. Обвинения в марксизме, коммунизме и т. п. смертных грехах я неоднократно слышал от людей совершенно иного социокультурного уровня. Леонид Иванович, видимо, не допускает мысли, что у меня вообще-то есть и своя голова на плечах. И вообще – задавать вопросы, мне кажется, имеет право любой человек, независимо от того, что он читал и чего не читал.

«Как и в науке, в богословии имеется множество направлений и множество трактовок…»

А вот насчёт науки это просто неправда. Нет на свете православной теории упругости, баптистской термодинамики, католической оптики, протестантской генетики, иеговистской стереохимии, не говоря уж о кришнаитской астрономии, мусульманской физиологии или иудейской гидростатике.

«О том, что такое наука, я бы рекомендовал почитать Пола Фейерабенда, величайшего философа современности».

Спасибо, только я и так имею о науке некоторое скромное представление.

«Критикуя христианство, неплохо бы вспомнить, кто является родоначальниками важнейших областей науки: генетики – монах Мендель…»

Дальше идёт перечисление веровавших (и ныне верующих) учёных. Иначе говоря: давайте искать истину голосованием!

«Почитайте нашего философа, член-кора Пиаму Павловну Гайденко – она обосновывает точку зрения, что вся современная наука выросла из христианства, и без неё была бы невозможна!»

Как невозможна была бы астрономия без астрологии, а химия – без алхимии. Может, вернёмся и к этим заблуждениям тоже?

«Павлов, кстати, тоже был христианином, и большевики врут, что он был атеистом».

Не только большевики – он и сам «врёт» об этом.

«А вот фанатики – это плохо и опасно. Для науки – в том числе».

Полностью согласен. Вопрос только в определении фанатика. Я бы предложил такое: фанатиком называется человек, не желающий слушать оппонента.

Удивительна апелляция маститого учёного к авторитетам. Уж кому, как не учёному, полагалось бы знать, что наука знает и признаёт только два авторитета: Его Величество Экспериментальный Факт и Её Величество Логику.

А вообще – если человек боится диалога с инакомыслящим – это его право.

Ваш П. А. Т.

 


IV. П. А. Тревогин

14.05.02

Вера. Разум. Фанатизм

Этот материал написан в ответ на статью члена-корреспондента РАН Леонида Ивановича Корочкина «О роли науки и роли религии в формировании мировоззренческой парадигмы. Экскурс в биологию».

Однако позволю себе скромно надеяться, что он, возможно, будет иметь некоторое значение, выходящее за рамки частной переписки.

Содержание

Что такое вера и знание – для индивидуума и для человечества?

Какая разница между просто верой и религиозной верой?

Как относиться к Библии – критически или некритически?

Кто такие священники?

Что означает атрибут «святости»?

Агнцы и козлища

С кем Вы, Леонид Иванович Корочкин?

Что такое вера и знание – для индивидуума и для человечества?

Мой уважаемый оппонент предлагает свои определения веры и знаний. Не принимая и не оспаривая их, осмелюсь предложить свою трактовку.

Вера – принятие в качестве истины некоего утверждения (высказывания, сведения…), не подтверждённого опытом того, кто его принимает.

Знание – принятие в качестве истины некоего утверждения (высказывания, сведения…), подтвержденного опытом того, кто его принимает.

Отсюда видно, что при таком определении первое понятие (вера) трактуется чересчур широко, а второе (знание) – наоборот, слишком узко. Ничего, примем это в качестве первого приближения, а потом немного уточним.

Но главное – это выделенный конец фразы в каждом определении, подчеркивающий субъективность каждого из понятий. Получается вот что. Я (Пётр Александрович Тревогин) знаю, что есть на свете город Новгород – я там был. Но, к сожалению, не могу сказать то же самое о городе Смоленске – там я как раз не был и вынужден довольствоваться чужими свидетельствами (рассказами, книгами, телепередачами…). Стало быть, я не знаю, а лишь верю в существование Смоленска? Выходит – так, хотя это резко расходится с общепринятым пониманием слова «знать». Но ситуация не безнадёжна: я знаю, что могу сам в любой момент убедиться в существовании Смоленска, отправившись туда. Что же касается чужих свидетельств (рассказов, телепередач…), то у меня просто нет оснований сомневаться в их добросовестности и правдивости.

Но в конце концов я – всего лишь один индивид из нескольких миллиардов, и что я знаю, а во что верю, никого, кроме моих близких, не волнует. А вот с точки зрения человечества важно совсем другое. Оно, человечество, как раз знает, что есть на свете город Смоленск. Почему? Да потому, что очень многие его представители там были, да и сейчас продолжают жить. На этом примитивном примере мы приходим к очень важному выводу:

Объём знаний человечества как целого на много порядков превышает объём знаний любого индивидуума.

Спрашивается: стоило ли ломиться в открытые двери? Не спешите зубоскалить. Попробуйте ответить на простой вопрос: что такое наука – это знание или вера? Очень хочется ответить, что, конечно же, знание. Совокупность всех добытых к настоящему времени научных сведений – конечно же, знание, но только по отношению ко всему человечеству. Но применительно к индивиду, как это ни прискорбно – всего лишь вера. Ну пусть не на 100 % вера, а процентов эдак на 99,99…9. Леонид Иванович приводит простой пример: «я верю (принимаю без доказательств, хотя они могут быть мне представлены), что 5 × 6 = 30, а не 25 или 40». Всё правильно: первоначально ребёнок заучивает таблицу умножения догматически, без доказательств. Но практически сразу же он имеет возможность самостоятельно проверить каждую её строчку, нарисовав на бумаге пять рядов по шесть кружочков (или крестиков, или чёртиков) в каждом и непосредственным подсчётом убедиться, что всего их будет 30. Большинство людей так и поступают. И вера превращается в знание.

Но вся беда в том, что для индивида есть предел. Непосредственно я могу убедиться в справедливости закона Ома и ещё нескольких столь же простых законов природы. Но я не в состоянии повторить весь путь, который прошло человечество в познании научной истины. Я не в состоянии проверить двойную спиральную структуру молекулы ДНК и многие другие столь же сложные вещи (скажем, законы квантовой механики). Препятствий тут может быть три (в различных комбинациях):

* нехватка времени;

* нехватка денег и

* нехватка мозговых извилин.

Но это мои личные проблемы, моя личная трагедия! В конце концов ведь это препятствие чисто техническое. Я знаю, что если уж очень захочу (и если не отброшу коньки преждевременно), то напрягусь как следует, заработаю кучу денег на покупку электронного микроскопа и прочей аппаратуры, прочитаю соответствующую литературу (полазаю по библиотекам и Интернету), постараюсь поумнеть и повторю-таки опыты Уотсона и Крика (а для квантовой механики – опыты по рассеянию электронов, пропущенных через две щели и т. д.)!!! И кто тогда посмеет сказать, что я просто слепо верю?!

Так вот в чём корень вопроса: в потенциальной возможности проверки научных сведений любым конкретным индивидом. И мы теперь уточним понятие знания (даже применительно к индивиду!) следующим образом:

Знанием в широком смысле слова можно считать принятие в качестве истины некоего утверждения (высказывания, сведения…), которое, хотя и не проверено индивидом, но, во-первых, получено из достаточно надёжного источника, а во-вторых, потенциально может быть им проверено (отбросив чисто технические трудности).

Конечно, первое условие (надёжность источника) довольно субъективно, и мы о нём поговорим позже.

Но существенно то, что, говоря о научных истинах, мы можем теперь на полном основании называть их не «верой», а «знанием», хотя и с оговоркой: в широком смысле слова.

Какая разница между просто верой и религиозной верой?

Как хорошо известно, есть в логике закон достаточного основания, который никто пока не отменял. Он скромно рекомендует не принимать за истину высказывания, для которого нет достаточных оснований. Иначе говоря, источник информации должен быть надёжным, что и было отмечено выше. Субъективно? Да, субъективно. Каждый оценивает надёжность источника в соответствии со своим складом ума и – что очень существенно! – с важностью вопроса. Вам говорят:

(Утверждение первое.) Слышали новость? Супруги Сидоровы, Иван Иванович и Мария Петровна, разводятся.

И что – вы будете искать перекрёстные свидетельства этой новости? Вряд ли. Скорее всего, поверите так. Во-первых, сообщил вам об этом человек хороший и психически нормальный. Во-вторых, вопрос-то ерундовый. Ну разводятся и разводятся. Жалко, конечно, но от этого не умирают. В-третьих – и это самое главное! – полученная информация ничему не противоречит: ни закону Ома, ни теореме Пифагора, ни законам наследственности Менделя.

Теперь некто вам говорит:

(Утверждение второе.) На северном полюсе планеты X, обращающейся вокруг звезды Y в галактике Z, стоит трёхметровый шоколадный петух.

Тоже поверите? Да ни в коем случае. Даже если сообщает вам об этом тот же самый достойный человек. Не видно никаких достаточных оснований, откуда и как можно было бы почерпнуть эту информацию.

И наконец:

(Утверждение третье (а также четвертое, пятое и т. д.).) Существует загробная жизнь – ад и рай. Был один человек, которому удалось однажды остановить на какое-то время вращение Солнца вокруг Земли (sic!). Если спец. человек окропит подводную лодку спец. водой и произнесёт при этом спец. слова, то это навсегда убережет её от любой катастрофы (NB. Не ручаюсь за достоверность информации, но АПЛ «Курск» была единственной нашей ПЛ, подвергнутой процедуре «освящения»). Продать собственную дочь в рабство – вполне допустимая вещь. Избавить страну (например, Россию) от бедствий можно с помощью двух козлов: одного принеся в жертву, надо убить, а второго (козла отпущения) – отпустить, предварительно намазав ему рога кровью первого. Крестик на шее способен спасти от вражеской пули. Есть свинину, зайчатину, раков, крабов, устриц – тяжкий грех. А вот убивать язычников и атеистов, наоборот, в высшей степени похвально. И так далее и тому подобное.

Поразительно, но на свете есть сотни миллионов людей, безоговорочно принимающих на веру утверждение № 3 (и 4, 5,…). Спрашивается, а на каком достаточном основании? Такого достаточного основания не существует – так же, как и для утверждения № 2 (про шоколадного петуха). С точки зрения логики, эпистемологии, здравого смысла – примеры 2-й и 3-й абсолютно равноправны. Между ними нет никакой разницы.

Мне с гневом возразят: а как же Библия? Разве это не авторитет? Разве это не достаточное основание? Хорошо, давайте разберемся.

Как относиться к Библии – критически или некритически?

Вопрос вопросов: что такое Библия – творение Бога или творение человека? Никакого промежуточного варианта ответа здесь быть не может: или – или. Если это творение Бога, то почему в нём (в творении) столько противоречий, нелепостей, безнравственности (с точки зрения нормального человека)? Несколько примеров приведено выше; можно привести ещё сотни. Если это творение Бога, то и принимать его нужно некритически, причём без малейшего изъятия, со всеми упомянутыми нелепостями и т. д. Ни одной буквы нельзя выкинуть, ни одной запятой – как можно!

Если же это творение человека, то и относиться к нему нужно хладнокровно: одни эпизоды принимать целиком, другие частично, третьи буквально, четвертые иносказательно, пятые безжалостно отбрасывать. А главное – во всём сомневаться, всё воспринимать скептически, подвергая перекрёстной проверке всё, что только возможно (например, сопоставляя ветхо- и новозаветные рассказы с твёрдо установленными данными истории, астрономии, биологии, физики, других наук).

На каком основании люди считают Библию авторитетом? Обычный ответ: потому что она продиктована Самим Богом. А это почему, откуда это известно? Вряд ли на этот вопрос можно дать вразумительный ответ, кроме примерно таких:

  • потому что она сама так утверждает;
  • потому что это очень древняя книга;
  • потому что так утверждают мои родители (и/или ряд других уважаемых людей);
  • потому что так утверждают мои соотечественники (люди одной со мной национальной принадлежности);
  • потому что так утверждает большинство людей;
  • потому что «ПОТОМУ» оканчивается на «У».

Вряд ли можно признать любой из этих «аргументов» убедительным. Особенно первый. Это самый обыкновенный порочный круг. Наподобие: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно. А верно оно потому, что всесильно». (Для придир. – поклонников Ильича: так Ленин, конечно, не говорил. Это пародия. Но недалеко ушедшая от оригинала).

Так как же все-таки относиться к Библии разумному человеку? Выборочно, как сказано выше? Но разные люди выберут для буквального и аллегорического понимания разные эпизоды (что и происходит в реальности). Где опора, где авторитетное мнение? У священников? А кто это такие?

Кто такие священники?

Принято считать, что священники – это полномочные представители Господа Бога. А каковы достаточные основания так полагать? И на этот вопрос есть ответ. Первым христианским священником был апостол Пётр. А дальше священнические саны передаются цепочкой хиротоний (рукоположений): священник предыдущего уровня (в хронологическом смысле) возлагает руки на голову священника следующего уровня, тем самым передавая и ему свои божественные полномочия. На второго священника нисходит так называемая «благодать». Такая вот своеобразная эстафетная палочка. Рукоположенный священник теперь как бы Чрезвычайный и Полномочный посол Бога. Он отныне вправе судить, что такое хорошо и что такое плохо (с точки зрения Бога, разумеется), какое место в Библии нужно толковать буквально, а какое – иносказательно и так далее.

Это всё прекрасно и замечательно. Но вот возникает простенький вопрос. Непрерывные цепочки хиротоний, берущие начало от апостола Петра, когда-то давно разветвились на православные, католические и многие другие (правда, не все христиане признают священничество, но это несущественно). Откуда же в этих ответвлениях возникли разногласия, раз все они имеют один первоисточник и в конечном счёте наделяются полномочиями Одним и Тем же Богом? Почему одни послы Бога признают существование чистилища, а другие нет? Почему одни признают святых, а другие нет? Почему одни предписывают крестить лоб так, другие сяк, третьи – эдак, а четвертые – вот так? Почему одни разрешают поклоняться скульптурным изображениям, а другие – только плоским (иконам)? И так далее, и тому подобное. Кто бы из христиан (православных, католиков или любых других) дал мне вразумительный ответ на все эти вопросы?

Среди прочих полномочий священники (по крайней мере в некоторых конфессиях) наделены ещё и таким: причислять к лику святых. (Правда, подобные вопросы решаются не индивидуально, а коллегиально, но сути это не меняет). В связи с этим возникает новый вопрос:

Что означает атрибут «святости»?

Как известно, свойства предметов (атрибуты, признаки) бывают имманентные, а бывают декларированные, то есть условно, произвольно приписанные. Начнём с первых.

Вода мокрая. Луна круглая. Помидор красный. Такой-то ген волнистого попугайчика рецессивный (а такой-то – доминантный). Это всё примеры имманентных атрибутов – внутренне присущих свойств, от воли людей не зависящих. Постановлением Политбюро ЦК КПСС нельзя сделать воду сухой. Папской энцикликой нельзя сделать Луну квадратной. Решением Вселенского Собора нельзя сделать помидор синим. Постановлением Священного Синода нельзя сделать рецессивный ген доминантным и наоборот.

Теперь рассмотрим атрибуты, приписанные предметам условно. Крым принадлежит Украине (а когда-то принадлежал России, точнее, РСФСР, а в разное время – Российской Империи, татарам…). Остров Шикотан принадлежит России (а когда-то принадлежал Японии, которая и сейчас на него претендует). Нет никаких теоретических препятствий (а только политические) считать Крым частью территории Норвегии или, скажем, Эквадора. Гражданство физического лица, его политическая и правовая принадлежность тому или иному государству – тоже пример условного, неимманентного свойства. Никакой рентген, никакое анатомическое, физиологическое, цитологическое или иное исследование, даже посмертное вскрытие не способно установить, является ли (являлся ли) данный индивид гражданином Российской Федерации, США, Израиля или Аргентины.

Напрашивается интересный вопрос: а что такое святость – это свойство индивида имманентное или произвольно ему приписанное? И если приписанное, то кем – Самим Богом или Его наместниками на земле? Вот РПЦ взяла да и объявила Николая II святым. Не будем спорить о том, кто отдал приказ стрелять в мирную толпу 9 (22) января 1905 г. и на чьей совести лежит Ходынская трагедия. Речь о другом. Николай, что – так прямо и родился с готовым атрибутом святости? Видимо, нет: он приобрёл святость потом. Когда? Сразу после расстрела большевиками царской семьи? Или спустя восемь десятилетий, когда РПЦ признала его таковым? А все эти 80 лет после расстрела он был святым, только люди об этом не знали? Кто же решает вопрос о святости и кто чьему решению должен подчиняться? Вопрос решает Бог, а священники каким-то загадочным образом об этом решении узнают и принимают к сведению? Или решают люди, а Бог это решение потом утверждает?

(Правда, иногда и имманентное свойство приобретается предметом не сразу. Помидор сначала был зелёным, а потом, по мере созревания, в результате ряда физических, химических и биологических процессов постепенно стал красным. В других случаях это происходит не постепенно, а сразу. При определенных температурах вода скачкообразно из жидкости превращается в газ или твёрдое тело. В физике это называется фазовыми переходами. Но мы отвлеклись от темы святости.)

Пойдём дальше. Александр Невский – тоже святой. Первый вопрос: а чем хуже Суворов или Жуков, почему они не святые? Вопрос второй: как относиться к святости Александра Невского немцам – отдалённым потомкам тех, что были перебиты и утоплены в 1242 году? Как вообще католики должны относиться к православным святым, а православные верующие, наоборот, – к какому-нибудь святому Януарию или к Франциску Ассизскому? Священники той или иной христианской конфессии признали Имярека святым – прекрасно. А Бог-то с таким решением согласился или как? Все подобные вопросы отпадают, если выражение «святой человек» означает просто «очень хороший человек». В таком случае всё просто: человек становится святым постепенно, по мере совершения всё большего количества добрых поступков и воздержания от поступков злых. Но тогда причём тут Бог и Его наместники?

Христианин (в частности, православный) должен иметь чёткие ответы на все подобные вопросы. Но в том-то и дело, что без всяких рассуждений верить в святость, провозглашенную «своей» Церковью, гораздо легче, нежели понимать: а что это слово – «святость» – означает.

Агнцы и козлища

Один из излюбленных аргументов верующих, в частности, православных – обвинение атеистов в безнравственности и прочих смертных грехах. «Если Бога нет – всё дозволено!» Рискуя схлопотать обвинение в непочтительности к классику, всё же выскажусь: Достоевский сморозил когда-то сгоряча откровенную глупость, а верующие её в восторге подхватили. Послушать Федора Михайловича, так все без изъятия атеисты – сплошь вурдалаки, лысенковцы и людоеды. Можно подумать, что верующий Иоанн Грозный был агнцем Божиим. Можно подумать, что атеисты Марк Твен, Анатоль Франс, Бернард Шоу, Бертран Рассел и другие питались человечиной. «Он бегает по Африке и кушает детей – гадкий, нехороший, жадный Бармалей!» Кстати о лысенковщине. Сам-то Трофим Денисович, конечно, был атеистом. А каково мировоззрение креационистов (которых, насколько можно понять, Леонид Иванович, кажется, не слишком жалует)? Вот уж они-то точно верующие. А разве креационизм лучше лысенковщины? Вот то-то и оно.

Что же касается того, что, мол, религия способствовала становлению и развитию науки, то, право, не знаешь, плакать или смеяться. Леонид Иванович, Вам, что – надо напоминать о судьбе Джордано Бруно или Галилео Галилея? Вам ничего неизвестно о том, какими методами «святая» инквизиция насаждала «истину»? Вы никогда не слыхали, что примерно полторы тысячи лет – от Аристотеля до Галилея и Декарта – человеческая мысль была крепко и надёжно заперта на замок, ибо Церковь (христианская церковь, Леонид Иванович!) наложила негласный запрет на свободные научные исследования, поскольку они противоречили наивным библейским сказкам? А «Приключения Тома Сойера» Вы, Леонид Иванович, читали? Ведь это не выдумка Марка Твена, будто церковные мракобесы преследовали врачей, исследовавших трупы в целях изучения анатомии и тем самым совершенствования методов лечения. Всё это было, да и сейчас кое-где есть. И того гляди вернётся и в нашу страну усилиями РПЦ и её сторонников. Конечно, многие творцы науки были верующими и даже богословами. Но этого все-таки маловато, чтобы восторженно заявлять о благотворном влиянии религии на свободную научную мысль. Религия гораздо больше и чаще эту самую мысль тормозила и по возможности душила, нежели ей способствовала.

Так что не надо так всё представлять в упрощенном черно-белом свете: дескать, все верующие (или только все православные) – белые и пушистые, а все атеисты (иноверцы) – бяки-закаляки кусачие. Недостойна учёного (да и просто серьёзного человека) такая примитивная позиция. Уж простите, если можете.

С кем Вы, Леонид Иванович Корочкин?

Для того, чтобы никогда и ни в чём не ошибиться, мы должны верить, что то,
что мы видим белым, есть чёрное, если таковым его называет Иерархическая Церковь.

Игнатий Лойола,
основатель Ордена иезуитов

Спустя неделю после трагических событий 11 сентября 2001 года Российское Гуманистическое общество выступило с заявлением «Разум против религиозного терроризма» (оно опубликовано, в частности, в 22-м номере журнала «Здравый смысл»). Диагноз случившегося поставлен предельно точно: человечество столкнулось вовсе не с исламским терроризмом и даже не с ваххабитским. Миру, цивилизации бросает вызов РЕЛИГИОЗНЫЙ ТЕРРОРИЗМ. После событий 11 сентября этот вид терроризма заявил о себе в Каспийске 9 мая уже нынешнего, 2002-го года.

Цепочка выстраивается логичная и ясная:

Вера без достаточного основания → догматическая вера → фанатичная вера → фанатизм → нетерпимость к инакомыслию → кровь и насилие → терроризм.

И всё это вместе взятое называется религией. И держится она – религия – на заведомом обмане и на запрете на самостоятельное мышление. Почему террористы-камикадзе (и в США, и в Палестине, и в других местах) так сравнительно легко жертвуют своей жизнью? Потому что им вдолбили в сознание убеждённость в райской награде на «том свете». Отработана даже технология «командировок» в рай. Будущего камикадзе угощают обильной трапезой с наркотиком. Заснувшего, его переносят в прекрасный сад с экзотическими растениями и изысканными кушаньями. Важным элементом этого спектакля являются молодые очаровательные девушки без «комплексов». Снова обед с наркотиками – бессознательное состояние – возвращение в исходный пункт. «Ну как, понравилось? Вот это тебя и ждёт на том свете, если ты выполнишь приказание». А кое-кому даже обещают астрономический долларовый счёт (!!!) на том свете.

«Учитесь, ваше преосвященство, работать без отмычек!» (цитата из фильма «Праздник святого Йоргена», если кто забыл).

Не хочу выдвигать тезис, аналогичный дурацкому афоризму Достоевского, и зачислять всех верующих всех конфессий в одну компанию с террористами-камикадзе. Однако предложил бы каждому верующему поразмыслить вот над чем.

Любая церковь (и православная в том числе) претендует на полное владением мировоззрением своих прихожан. Есть такое уродливое и неуклюжее слово – «воцерковление». Так вот, каждый «воцерковлённый» обязан думать, полагать и считать так, как ему предписывает соответствующая церковь. Вы можете быть выдающимся биологом, членом-корреспондентом РАН, но если РПЦ заявляет, что чихать она хотела на все генетические экспертизы, вместе взятые, что аутентичность «екатеринбургских останков» не доказана, так как не было чуда, – то и вы обязаны чихнуть на генетику вслед за РПЦ.

Если РПЦ скажет, что не было никакой эволюции, а все без исключения виды были сотворены одним махом – значит, так оно и есть. И лучше не рассуждать на эту тему.

Если РПЦ вздумает объявить Иоанна Грозного святым (а почему бы, собственно, и нет? Ведь после каждого своего чудовищного преступления этот изверг и садист исправно каялся наместнику Господа Бога, тем самым очищая себя от «греха») – значит, быть по сему.

Если РПЦ скажет, что Ной действительно разместил миллионы биологических видов на своём ковчеге, притом вместе с запасами пищи на несколько месяцев, то сомневаться не в чем.

Если РПЦ требует отслужить панихиду по усопшему, иначе покойнику не дадут на том свете лишнего стакана компота или контрамарки в райскую филармонию – значит, так надо.

Если РПЦ скажет, что святой водой можно вылечить болезнь, застраховать от несчастья и уничтожить радиоактивность – значит, так оно и есть, а смерть больного, случившееся ЧП и упрямые показания дозиметра – это всё дьявольские козни или плоды греховности.

Воцерковлённый не имеет права на сомнение, на собственную мысль, на логические рассуждения. Дело воцерковлённого – не рассуждать, не сомневаться и даже не понимать, а не раздумывая принимать на веру то, что ему предписывает церковь.

В заключение – маленький вопрос персонально глубокоуважаемому Леониду Ивановичу Корочкину, биологу и православному христианину:

Допускаете ли Вы возможность развития человеческого эмбриона из гаплоидной клетки?

(Кто не понял – речь идёт о непорочном зачатии).

В случае утвердительного ответа Вы, Леонид Иванович, не биолог.

В случае отрицательного ответа Вы, Леонид Иванович, не православный христианин.

Tertium non datur.

Так определитесь же, Леонид Иванович, по какую Вы сторону баррикад в противостоянии разума и невежества.

 


V. П. А. Тревогин

08.06.02

Совместимы ли научный стиль мышления и религиозная вера?

Не уверен, что мой уважаемый оппонент читал эту мою статью «Вера. Разум. Фанатизм» (во всяком случае, на мой вопрос о возможности развития человеческого эмбриона из гаплоидной клетки (о непорочном зачатии) он так и не ответил, как и на другие вопросы). После этого был диалог Л. И. Корочкина с Г. Г. Шевелевым – «Ответы на ремарки атеиста». Вот на эти «Ответы…» я и отвечаю, причём иногда вынужден буду повторять то, о чём уже писал.

Содержание

Полемические приёмы Л. И. Корочкина

Вера и закон достаточного основания

Двойные стандарты верующих учёных

Конкурирующие гипотезы в науке и в религии

Смеет ли христианин сомневаться хоть в одном слове Библии?

Какая разница между конфессиями?

Полемические приёмы Л. И. Корочкина

Во всех материалах мой уважаемый оппонент обнаруживает прискорбную приверженность нескольким примитивным и недостойным учёного аргументам, которые мне многократно доводилось слышать (читать) от людей совсем другого социокультурного уровня. Вот они:

  1. Оппонент не читал таких-то и сяких-то авторов, а потому чего с ним разговаривать?
  2. Веровали и веруют такие-то и сякие-то люди.
  3. Атеистами были (остаются) такие-то и сякие-то: только полюбуйтесь на этих мерзавцев!
  4. Атеизм – одна из религий. И марксизм-ленинизм – тоже.
  5. Атеист верит, что Бога нет (это разновидность предыдущего тезиса).
  6. Вера в ад и рай ничем не лучше и не хуже веры в шарообразную Землю.

Попробуем проанализировать эти аргументы по порядку.

1. Прежде всего: argumentum ad hominem (апелляция к личности оппонента вместо возражений по существу) давно осуждён ещё древними мыслителями. Классической разновидностью этого «аргумента» служит знаменитое трамвайное «На себя бы посмотрел! А ещё в очках и в шляпе!». Ссылка на анкетные данные оппонента; гадание на кофейной гуще, что он читал, а чего не читал; ссылка на режим, при котором он воспитывался и получал образование – всё это становится суррогатом настоящей аргументации (за её отсутствием). Но в данном случае, в контексте спора о вере и знании, этот аргумент звучит вовсе уж анекдотически. Речь ведь идёт о том, во что верит и во что не верит Леонид Иванович Корочкин. Спрашивается: при чём здесь знание того, что писали или во что верили Фома Аквинский, Блаженный Августин, Бердяев, Сергей Булгаков, Тимофеев-Ресовский или Бехтерева? Их мировоззрение меня в данный момент не интересует, а интересует меня мировоззрение лишь одного человека по имени Леонид Иванович Корочкин. А потому хотелось бы договориться: пусть каждый отвечает за собственное мировоззрение, не прячась за дяденькину или тётенькину спину.

2. Спрашивается: ну и что? Да мало ли кто во что верил и продолжает верить: что это доказывает? Вы говорите, что многие верующие были учёными? К сожалению, да. Но это не снимает вопроса: как научный стиль мышления уживается с религиозной верой? У сэра Исаака Ньютона уже не спросишь, как он, открывший законы механики, воспринимал утверждение Ветхого Завета, что Иисус Навин будто бы остановил суточное вращение Солнца вокруг Земли. Даже если понимать утверждение наоборот – «остановил суточное вращение Земли вокруг оси», то всё равно согласно законам, открытым Ньютоном, это должно было бы вызвать катастрофические последствия. Уж кому, как не Ньютону, было понимать это.

3. Опять убогий аргумент за отсутствием более серьёзных. При этом о леденящих душу преступлениях верующих во имя веры предпочитается умалчивать.

4. А вот старая заезженная песня, что якобы атеизм – тоже религия, прямо-таки трогательна. До чего же хочется и других обвинить в априорном веровании без достаточных на то оснований! Приобщить и других к собственному грешку! Ради этого можно даже пойти на создание нового волапюка и ввести в оборот такие речевые нелепости, как «религиозная религия» и «атеистическая религия». Что же касается марксизма-ленинизма, то он, конечно, имеет много сходства с религиями. Прежде всего, это – догматизм, претензия на истину в последней инстанции, полный и абсолютный запрет не то что на инакомыслие, но даже на малейшее сомнение. Я и сам вместе с друзьями любил в то время потешаться над «крестными ходами», портретами «угодников» и прочими церковно-подобными обрядами. Но всегда отдавал себе отчёт: сходство с религией здесь все-таки поверхностное. При всей своей глупости и спесивых потугах выглядеть, как «всамделишная» наука, «всепобеждающее учение» однако не страдало одним грешком: оно не признавало ничего сверхъестественного. Мощам Ленина коммунисты никогда не приписывали чудотворных или исцеляющих свойств. Утопический коммунистический рай обещался все-таки на земле, а не в загробной жизни. И молебнов к духу Маркса о ниспослании дождя или об исцелении от холеры не возносилось, насколько помнится.

5. Уже просто тошно от этой тысячекратно тиражированной клеветы (или – мягче – недоразумения): «атеист верит, что Бога нет». Особенно популярной эта глупая сентенция стала после рязановского фильма «Берегись автомобиля!», где её произносит пастор (в исполнении Д. Баниониса ). Я вам не скажу за всю Одессу, но по крайней мере по отношению к вашему покорному слуге дело обстоит вовсе не так. Никакой такой «веры» у меня нет. Атеизм – это принцип невведения в свое мировоззрение идеи Бога (формулировка не моя, но я её принимаю). Никаких «доказательств» несуществования Бога у меня нет и быть не может. Просто я полагаю, что для принятия гипотезы (!!!) Бога нет достаточных оснований. Что-либо «доказывать» обязаны те, кто утверждает существование Бога, а не те, кому это безразлично – в соответствии с древним принципом «Ei incumbit probatio, qui dicit, non qui negat» (Бремя доказывания лежит на том, кто утверждает, а не на том, кто отрицает). А если кто-то мне скажет, что для веры не требуется вообще никаких оснований (то есть закон достаточного основания, провозглашённый ещё Аристотелем, отменён), то я такого умника поймаю на слове. Я предложу ему поверить в следующее высказывание (пример, мною неоднократно использованный): «На северном полюсе планеты X, обращающейся вокруг звезды Y в галактике Z, стоит трёхметровый шоколадный петух». После этого честный и способный к логическому мышлению человек обязан будет либо отказаться от веры в Бога, либо принять веру в Шоколадного Петуха. Ибо для обоих этих верований «достаточные основания» в точности одинаковы: равны нулю. А если кто-то считает, что для веры в Бога оснований все-таки побольше, то пусть их точно и сформулирует: национальная традиция, мнение родителей, хороших знакомых и т. д.

6. Каюсь: Л. И. Корочкин сказал немножко не так: «А чем другая вера лучше? Вера атеистическая, например! Или вера в то, что Земля плоская. Т. е. вера в то, что Земля плоская, не оспаривается, значит? Она, ведь, не религиозная!» Абзацем выше я уже сказал, что никакой «атеистической» веры не существует. Вера в плоскую Землю была хороша в качестве рабочей гипотезы. Достаточным основанием для неё были экспериментальные наблюдения. В каких-то ограниченных сферах гипотеза хороша и надёжно работала до тех пор, пока практика и логика её не опровергли. После чего в общечеловеческом знании возник твёрдо установленный факт: Земля шарообразна (приблизительно, впрочем). Так и движется наука: от одних гипотез к другим, более точным, а от более точных гипотез – к твёрдо установленным фактам. Религиозная вера плоха не тем, что она «религиозная», а тем, что она не подлежит уточнению и замене её на более адекватную. Вот Вам и вся разница, Леонид Иванович.

Кстати, чуть ниже Л. И. Корочкин обнаруживает не совсем правильное понимание аксиоматического метода, да и вообще места математики в научном познании мира. Цитирую уважаемого оппонента:

«Многократно подтверждали опытом геометрию Евклида и посему не верили, что может быть другая (и это не имело значения или имело?). А потом пришли Лобачевский и Риман».

Придётся сделать экскурс на постороннюю тему. Математика изучает не окружающий нас реальный мир, а свой – виртуальный (кстати, на этом основании Р. Фейнман вообще отказывает математике в звании «науки»). Математика сама себе устанавливает правила (аксиомы) и смотрит, что из них получится путём логического вывода (теоремы). Это как игры: можно играть в шашки, можно в шахматы, а можно в подкидного дурака. Точно так же можно изучать группы, в которых выполняется аксиома коммутативности (перестановочности) – такие группы называются коммутативными или абелевыми, а можно изучать такие группы, в которых эта аксиома не выполняется – такие группы называются некоммутативными. Точно так же можно изучать пространства, где выполняются аксиомы Евклида, а можно – такие пространства, где аксиома параллельных не соблюдается. Люди не сразу поняли, что обе геометрии одинаково непротиворечивы, и что их действительно можно изучать на равных правах. А вот что касается того, какая из геометрий лучше подходит для описания нашего реального (а не виртуального) мира, в котором мы живём, то это дело не математики, а физики. Так что не «Лобачевский и Риман» пришли, а Эйнштейн пришёл, который выяснил, что геометрические свойства пространства зависят от распределения тяготеющих масс.

Вера и закон достаточного основания

Повторю то, о чём уже писал. Всё научное познание – физика, химия, общая биология, генетика, астрономия и т. д. – для отдельно взятого индивида с его пространственно-временной, финансовой и интеллектуальной ограниченностью всего лишь вопрос веры, а не знания (по крайне мере на 99,99...9 %). Я верю (а не знаю), что до Луны примерно 384000 километров; верю, потому что сам это расстояние не измерял. Но я знаю, как его можно измерить. Этот крохотный кусочек научного знания сравнительно прост; в более сложных случаях придётся покопаться в литературе, чтобы узнать способы проверки той или иной информации (например, как был раскрыт механизм работы транспортной РНК). Но в каждом единичном случае «научной веры» действует аристотелевский закон достаточного основания. В чём достаточное основание верить (принимать за истину), что аденозинтрифосфат является переносчиком химической энергии в живом организме? Очень просто: в знании того, что есть литература, из которой можно почерпнуть сведения, как это проверить, и при желании фактически эту проверку выполнить.

Но ни в какой литературе вы не почерпнёте сведения о том, как проверить существование ада, рая или чистилища. Нигде вы не найдёте способа проверки того, что Библия была написана Богом, а не человеком: в это полагается слепо верить без всякой проверки, даже потенциальной.

Научный стиль мышления предполагает обязательное достаточное основание прежде чем принимать что-либо на веру (за истину). Без достаточного основания можно поверить лишь в Шоколадного Петуха на XYZ-планете.

Но вообще-то существуют религиозные утверждения (высказывания), которые проверке прекрасно поддаются, однако никогда ей не подвергаются. И в этом состоит лицемерие верующих и, в частности, двойные стандарты верующих учёных.

Двойные стандарты верующих учёных

Православный христианин верит, что святая вода обладает волшебными свойствами: способна уберечь от болезни, от несчастья и уж не знаю ещё от чего. А ведь проверить это по всем правилам науки – проще простого! Но подобная проверка верующим кажется кощунством. Во всяком случае, мне что-то не доводилось слышать, чтобы где-либо верующие взялись за такую проверку с использованием методов математической статистики – с вычислением вероятностей, дисперсии, среднеквадратического отклонения, доверительными интервалами и т. д. Точно так же можно было бы попробовать убедиться в волшебных свойствах святой воды, окропив ею местность вблизи Чернобыля и помолившись о снижении уровня радиоактивности до естественного фонового уровня. Однако никто из священников даже не пытается это сделать, как видно, в глубине души понимая, что игры с волшебными предметами и волшебными заклинаниями – это одно, а реальный мир с его законами природы, в частности, физическими законами – нечто совсем другое.

Л. И. Корочкин подписал обращение группы учёных, писателей и публицистов «Остановить ясновидцев!» – против шарлатанов от «народной медицины». Честь ему и хвала за это! Но возникает простой вопрос: в чём Леонид Иванович усматривает разницу между святой водой, «заряженной» Аланом Чумаком по телевизору, и святой водой, получившей этот титул в результате ритуальных действ какого-нибудь отца Фёдора? Я, например, никакой разницы не вижу. По-моему, и то, и другое – одинаковое шарлатанство, и «волшебные» свойства воды в обоих случаях одинаковы: равны нулю. Кто-то может обосновать другое мнение? Внимательно слушаю.

Ещё цитата, иллюстрирующая двойные стандарты:

(Г. Г. Шевелев): Какие элементы знания содержит религиозная вера? Без неё знание обходится запросто. Большинство учёных нерелигиозны, но это ничуть не мешает им в познании мира.

(Л. И. Корочкин): А такие. Более миллиона паломников со всей России, побывавших в Грушево, не ВЕРЯТ в то, что видели, а ЗНАЮТ, что видели, включая бывших ярых атеистов, которые в результате этого знания стали верующими, несмотря на принадлежность к КПСС.

Прежде всего заметим, что Леонид Иванович даже не считает нужным сообщить нам, что именно видели миллионы паломников в этом самом Грушеве. Наверное, какие-нибудь чудотворные исцеления с помощью святой иконы или что-то подобное. Но главное не в этом. Для Леонида Ивановича достаточным основанием является свидетельство этих паломников (которых он, впрочем, в глаза не видел, во всяком случае, всех). Но почему-то свидетельства точно таких же людей о чудесных исцелениях сеансами Кашпировского, святой водой Чумака, всякими пассами экстрасенсов и тому подобным – для Леонида Ивановича не указ. Это ли не двойной стандарт?

Религия (по терминологии Л. И. Корочкина – «религиозная религия») начинается там, где люди верят в то, что волшебные слова, волшебные предметы и волшебные действия способны изменить естественный ход событий (даже с нарушением законов природы). «Атеистическая религия» такой возможности не допускает. Но ведь экспериментальная проверка практически любой гипотезы такого рода никаких трудностей не представляет! Вот что, например, очень легко проверить на практике:

Крещение ребенка даёт ему в жизни преимущества, которых нет у некрещёного.

Освящение и окропление святой водой банка (казино, подводной лодки, парикмахерской,…) надёжно уберегает его (её) от пожара, рэкета, банкротства, катастрофы и т. д.

Молитвой можно вызвать или прекратить дождь, ликвидировать эпидемию и т. д.

С помощью двух жертвенных козлов можно погасить грехи страны и сделать её счастливой.

И ведь не только поддаётся проверке – всё это фактически многократно проверялось на практике, неизменно давая отрицательный результат! Так что «религиозная религия» – это не просто вера без достаточного основания, а вера вопреки фактам.

Конкурирующие гипотезы в науке и в религии

Вряд ли биолог Л. И. Корочкин нуждается в объяснении, как в науке принято выбирать из нескольких гипотез наиболее правдоподобную, наиболее близкую к истине. Напомню это другим читателям (которые, впрочем, тоже это знают). Тщательно планируется и подготавливается такой эксперимент, который должен будет привести к разным результатам в зависимости от того, какая из гипотез верна, а какая нет. Классическим примером может служить выяснение того, как происходит репликация молекулы ДНК при делении клетки. Когда уже было установлено, что молекула ДНК имеет структуру двойной спирали, возник вопрос, каким образом возникает её точная копия при делении клетки. Было высказано три гипотезы:

1. Консервативная гипотеза. Двойная спираль служит матрицей для копирования её второго экземпляра. Первоначальная спираль всё время сохраняет свою структуру.

2. Полуконсервативная гипотеза. Две спирали молекулы ДНК расходятся наподобие половинок застежки-молнии, на каждой половинке образуется недостающая вторая половина (комплементарная, т. е. дополнительная).

3. Дисперсивная гипотеза. Молекула ДНК распадается на короткие фрагменты, которые используются в качестве матриц для построения дополнительных фрагментов, после чего все фрагменты соединяются в две новые молекулы.

Какую из этих трёх гипотез выбрать? Метью Меселсон и Франклин Сталь в 1985 г. провели опыт, позволивший сделать этот однозначный выбор. Они вырастили бактерий какого-то одного вида в питательной среде, содержащей тяжелый изотоп азота – 15N. За это время сменилось несколько поколений бактерий, и в конце концов все бактерии содержали практически только 15N. Затем бактерий поместили в питательную среду с обычным изотопом азота – 14N. После этого бактерии стали размножаться, и необходимо было посмотреть, что произойдёт с атомами азота. Если верна первая, консервативная гипотеза, то множество молекул ДНК первого поколения должно состоять из двух фракций – каждая с атомами азота одного веса. Но этого не произошло, следовательно, консервативная гипотеза была на этой стадии эксперимента отвергнута. Если верна третья, дисперсивная гипотеза, то разделить молекулы ДНК на две фракции не удастся ни в каком из последующих поколений. Однако это разделение удалось сделать уже во втором поколении бактерий (после помещения их в среду с 14N). Так была отвергнута третья гипотеза, а вторая, полуконсервативная получила права гражданства.

Этот – повторяю, классический – пример показывает, как при настоящем поиске Истины добросовестно рассматриваются и испытываются различные гипотезы. Настоящий учёный – добросовестный искатель Истины – не подгоняет результаты эксперимента к заранее заданному ответу, а беспристрастно прислушивается к ответам Природы. А как обстоит дело в религии (в «религиозной религии»)?

Религий в нашем мире существует не две и не три, а десятки тысяч. Одних только христианских конфессий – около пяти тысяч. Каждая из этих религий – некоторая гипотеза о том, как устроен мир и какие действия необходимо предпринимать, чтобы в этом мире по возможности было побольше добра и поменьше зла (двумя или тремя перстами крестить лоб; в какие дни и месяцы поститься; в какую сторону повернуться, сотворяя намаз и т. д.). И что? – хоть кто-нибудь пытался спланировать эксперимент с предсказанием возможных вариантов результатов – с тем, чтобы если не свести число религий к одной, единственно «истинной», а хотя бы сократить их число, отсеяв заведомо «неправильные»? Никто и никогда таких экспериментов не предпринимал и предпринимать, похоже, не собирается. Правда, жестокая жизнь подобные эксперименты ставит изо дня в день, да только никто на них внимания не обращает. Даже трагические события 11 сентября 2001 года (и многие подобные, хотя и меньшего масштаба) не заставили никого задуматься о большей или меньшей «истинности» христианской религии по отношению к исламу.

Магистральный вектор развития науки – конвергенция. Это значит, что из противоречащих друг другу теорий и гипотез в конце концов остается одна, выдержавшая испытание экспериментом и логикой, а остальные постепенно сходят со сцены. И если в наше время находятся люди, «ниспровергающие» молекулярную генетику, теорию относительности или другие твёрдо установленные и проверенные научные теории, то это либо малограмотные невежды, либо откровенные шарлатаны.

Напротив, магистральный вектор религии – дивергенция. Проходят тысячелетия, а религий становится не меньше, а всё больше и больше (и каждая при этом – «единственно правильная»). Да, некоторые из них вымирают – религия древних эллинов, египтян, шумеров и других народов. Но зато на смену им в изобилии появляются всякие квакеры, мормоны, хлысты, мунисты, «Аум синрикё», «Белое братство» и прочая, и прочая, и прочая – несть им числа. Кто верит в Шоколадного Петуха, а кто – в Марципанового Деда Мороза, и – что характерно! – без достаточных оснований. Что уж там говорить, если даже Папа римский и Патриарх Всея Руси – верховные иерархи двух христианских конфессий – чего-то никак не могут поделить между собой (то ли Истины, то ли злачных полей, где пасутся нестриженые бараны)? И какого уж тогда согласия ожидать от католиков и протестантов Северной Ирландии, от Ариеля Шарона и Ясира Арафата?

Смеет ли христианин сомневаться хоть в одном слове Библии?

Л. И. Корочкин говорит, что он не верит, будто Иона три дня пребывал в чреве кита. Неверие Л. И. Корочкина, конечно, отрадный факт, но возникает маленький вопрос: а кто это дал право православному христианину Леониду Ивановичу не верить в это утверждение Библии, продиктованной, как хорошо известно, Самим Богом? Верующий человек, примкнувший к любой конфессии («воцерковленный»), себе не принадлежит. И его мировоззрение тоже ему не принадлежит. Он не имеет права судить и рядить по поводу того, где слово Священного Писания надлежит понимать буквально, а где иносказательно. Слово Бога обсуждению не подлежит! Сомневающийся хоть в одной буковке Слова Божия – опасный вольнодумец, без пяти минут атеист! Если Библия утверждает, что заяц жуёт жвачку, но копыта у него не раздвоены, то любой биолог обязан почтительно принять это к сведению и не умствовать. А если каждый мирянин начнёт всяк по-своему толковать Неприкосновенное, то что же тогда будет-то?! Один, видите ли, не верит, что Иона три дня пребывал в чреве кита, другой – что три отрока горели в печи огненной и не сгорали, третий – что Ной с семейством погрузил на ковчег миллионы биологических видов с запасом пищи на полгода, четвертый ещё в чем-нибудь дерзнёт усомниться – куда же мы придём тогда?! А вот туда и придём, где мы находимся сейчас: христианских конфессий на свете тысячи, и не только согласия между ними не видать, но даже перспективы когда-нибудь в обозримом будущем уменьшить их число. Повседневная жизнь свидетельствует, что христианские секты будут только плодиться и размножаться. Мы это видим всё время.

Сомнение – прерогатива свободно мыслящего человека, учёного, атеиста. Только он имеет право к любому литературному источнику подходить скептически, непредвзято, объективно, критически взвешивая все свидетельства и сопоставляя их с другими данными (с физикой, химией, биологией, наконец, просто со здравым смыслом). Для свободно мыслящего человека что Библия, что Коран, что сочинения Геродота, что мифы Древней Греции – просто объект изучения и только.

Нельзя сидеть между двух стульев, как нельзя быть «немножко беременной». Либо Библия – священная книга, и тогда никто не имеет права читать и толковать её выборочно. Либо она – такое же творение рук человеческих, как «Приключения барона Мюнхгаузена», «Песнь о Гайавате» или Эпос о Гильгамеше (все три упомянутых персонажа – лица исторические, реально существовавшие). Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ваша позиция, Леонид Иванович?

Какая разница между конфессиями?

Леонид Иванович Корочкин называет себя не просто верующим, а христианином, и не просто христианином, а православным христианином. Интересно было бы уточнить, что означает это утверждение. Поскольку господин Корочкин признался, что в трёхдневное пребывание Ионы во чреве кита не верит, то, надо полагать, не верит он также в возможность снять грехи и беззакония России при помощи двух жертвенных козлов. В таком случае очень хотелось бы знать (если это, конечно, не секрет), какие верования господина Корочкина отличают его: во-первых, от христиан других конфессий (католиков, протестантов, баптистов, староверов и т. д. и т. п.); во-вторых, от верующих не-христианских конфессий (мусульман, иудеев, кришнаитов и т. д.); и в-третьих, от атеистов. Что касается третьего отличия, то, пожалуйста, не надо приводить Десять заповедей. Мы, атеисты, как правило, тоже их блюдём, хотя и не все заповеди. Например, перечисление через запятую «не убий» и «соблюдай («наблюдай») субботу» нам, атеистам, кажется просто чудовищно безнравственным: ставить на одну доску убийство человека и подметание пола в субботу (или воскресенье – как-то христиане не договорятся о дне недели). Безнравственным также кажется нам, атеистам, упоминание в Десяти заповедях рабства, как чего-то само собой разумеющегося. Кроме того, помимо Десяти заповедей в Библии, как известно, рассыпаны в разных местах и другие: не есть зайчатину и свинину, не есть водных животных, у которых нет перьев и чешуи (т. е. раков, крабов, креветок, кальмаров и т. д.). Мы, атеисты, также не принимаем категорического повеления Господа убивать язычников и атеистов, снисходительного Его отношения к продаже дочери в рабство и многих других Его рекомендаций. Так что Декалог – это не то отличие православного христианина от атеиста, которое мне хотелось бы услышать (прочитать).

Конечно, в качестве отличительного «символа веры» (скажем так условно) Леонид Иванович мог бы сказать, что в отличие от католиков он верит в существование «на том свете» ада и рая, но не верит в существование чистилища. Но это не интересный отличительный признак – он не поддаётся верификации/фальсификации. Говоря проще, его нельзя проверить. А хотелось бы узнать что-то более земное, какое-то верифицируемое/фальсифицируемое высказывание (утверждение, предложение), которое Леонид Иванович как православный христианин считает истинным (высоко вероятным, правдоподобным, true), а католики (протестанты, кришнаиты, атеисты) – ложным (маловероятным, неправдоподобным, false). И наоборот: хотелось бы получить один-два примера утверждений, истинных (true) с точки зрения других конфессий и ложных (false) с точки зрения православия. Что-нибудь наподобие:

Православный (восьмиконечный) крестик на шее надежно уберегает от вражеской пули.

Католический (четырехконечный) крестик на шее надежно уберегает от вражеской пули.

Только священник, посвященный в сан по православному обряду, наделён настоящими полномочиями от Самого Господа Бога, а потому молитва (освящение воды, пасхальных яиц и т. д.) такого священника обладает магической силой.

Только священник, посвященный в сан по католическому обряду, наделён настоящими полномочиями от Самого Господа Бога, а потому молитва (освящение воды, пасхальных яиц и т. д.) такого священника обладает магической силой.

Только богослужение в православной церкви на русском (старославянском) языке обладает магической силой.

Только богослужение в католическом храме на латыни обладает магической силой.

Вот такие простые незамысловаты объяснения различий между различными «религиозными религиями» и «религиозным атеизмом» хотелось бы получить от православного христианина биолога Леонида Ивановича Корочкина. Впрочем, не только от него: от любого верующего учёного. И даже от любого просто верующего, не обязательно учёного. Да и вообще от любого человека. Единственное, чего бы очень не хотелось, – это услышать (прочитать) в тысячу первый раз догадки о моих анкетных данных, о том, в какой стране и при каком режиме я рос и воспитывался, у кого учился, что читал и чего не читал, что аргументы я краду у Емельяна Ярославского, состоял ли я в КПСС, в масонской ложе или в Ку-клукс-клане и т. д.

Серьёзные аргументы по существу дела – в студию!

 


VI – VII. Сколько же можно об одном и том же?

(Продолжение переписки Л. И. Корочкина и П. А. Тревогина)

Первоначальная цветовая маркировка этих двух писем заменена на шрифтовую,
которая использована и в дальнейших «смешанных» письмах:

Шрифт Times прямой – П. А. Тревогин,
шрифт Arial курсив – Л. И. Корочкин.

П. А. Тревогин – Л. И. Корочкину

17.06.02

Никто так не глух, как тот, кто не желает слушать

Дорогой Леонид Иванович!

Ваш ответ меня очень огорчил. Извините за резкость, но он трусливый и нечестный. Поверьте, мне очень непросто и больно писать такие обидные слова в адрес уважаемого учёного, тем более что у нас с Вами как будто стали намечаться неформальные отношения. Но, как говорится, amicus Plato, sed magis amica est veritas (в данном случае не столько Plato, сколько Leonides). Нечестность же Ваша состоит в том, что Вы старательно обошли молчанием практически все мои аргументы и вопросы. Мало того – Вы даже снова и снова поднимаете темы, которые я как бы закрыл. Если моё опровержение кажется Вам несостоятельным, то аргументируйте эту несостоятельность. А делать вид, будто я вообще об этом не писал, просто нечестно.

Я осудил argumenum ad hominem, а также ссылки на имена (как с плюсом, так и с минусом). Предложил каждому из нас двоих отвечать за своё собственное мировоззрение, не прячась ни за чью спину. Нет, Вам неймется – снова чёртова уйма имён. Тут и Аквинский, и Ленин, и опять Вавилов, и Лысенко, и Кураев, и Голубовский…

О лживом и демагогическом тезисе, что якобы христианская вера является сдерживающим моральным фактором, отсутствующим у атеистов – дорогой Леонид Иванович, ну сколько же можно?!!! Ведь я Вам уже дважды напоминал и о зверствах «святой» инквизиции, и о Крестовых походах, и об Иване Грозном, и о многом другом! И про Варфоломеевскую ночь Вам ничего не известно? А о том, что вытворяли испанские конквистадоры с коренным населением Америки – Вы тоже никогда не читали и не слыхали? О том, что они сжигали живьём индейских «языческих» младенцев? А о том, что происходит в Северной Ирландии, – Вам тоже ничего не известно? И о том, что цивилизованному миру брошен чудовищный вызов со стороны религиозного терроризма? Леонид Иванович, да откуда Вы к нам прибыли – с Луны? с Марса? или вообще из другой галактики? А может, Вы меня – а заодно и других своих оппонентов – считаете девственно невежественными и совершенно неосведомленными в вопросах истории человечества и современного состояния дел?

Ко всему прочему водораздел между «религиозной религией» и «атеистической религией» проходит не по линии добро – зло, а по линии истина – ложь (true – false). Водораздел проходит по линии «закон причинности» – «всё в руце Божьей». Водораздел проходит по линии «радуга есть Божье знамение» – «радуга есть оптическое явление, вызванное преломлением света в водяных каплях». Водораздел проходит по линии «возраст Вселенной измеряется несколькими тысячелетиями» – «возраст Вселенной измеряется десятками миллиардов лет».

В своём письме я говорил о законе достаточного основания и о том, что религиозная вера – это вера без достаточного основания, наподобие веры в Шоколадного Петуха на XYZ-планете. Другими словами – о бездоказательности религиозной веры. Вы отмолчались.

Я писал о двойных стандартах верующих учёных: святая вода, заряженная Чумаком, – это шарлатанство, а святая вода, заряженная попом, – настоящая святая вода. Свидетельствам паломников Лурда или Грушева верить можно, а свидетельствам исцелённых Кашпировским или филиппинскими хилерами – ни в коем случае. По поводу этих двойных стандартов Вы опять же отмолчались.

Я писал о магистральном векторе конвергенции науки и о векторе дивергенции в «религиозной религии»; о десятках тысяч религий – и обращаюсь как к глухому. В ответ молчание, как будто я не с Вами разговариваю.

Я провёл параллель: как принято в науке экспериментально испытывать конкурирующие гипотезы, и о том, что в «религиозных религиях» это никому даже в голову не приходит. В ответ – тишина. Возразить-то нечего, а признавать мою правоту не хочется.

Что касается терминов «религиозная религия» и «атеистическая религия», то я намерен и впредь употреблять их в полемике с Вами – до тех пор, пока Вы публично не отречётесь от своего нелепого тезиса «атеизм – разновидность религии».

А теперь полностью воспроизведу для читателей Ваше письмо с моими комментариями.

 

Л. И. Корочкин – П. А. Тревогину

09.06.02

Дорогой Петр Александрович!

Я не знаю, марксист-ленинист Вы или нет, но полемику ведёте вполне сходно с Владимиром Ильичом Лениным (см. «Материализм и эмпириокритицизм»).

А почему это Вы вдруг не знаете? Вроде бы я достаточно ясно дал понять: к «всепобеждающему учению» относился и продолжаю относиться, мягко говоря, с иронией. Насчёт сходства моей полемики с ильичевой – не знаю, не сравнивал. И «см.» его работы не собираюсь – у меня много более интересного чтения. Скажите прямо, дорогой Леонид Иванович: Вам есть что возразить на мою аргументацию? Конкретно, по существу? Вот и возражайте, а я послушаю. А тему «на кого я похож в фас и в профиль» давайте оставим как постороннюю.

До чего же всё-таки цепкий этот расхожий обывательский стереотип, примитивный и убогий – «Лоб не крестит – значит марксист».

Мне приписаны многие вещи, которые я не разделяю или которые мне вообще чужды. А за то, что Вы причислили меня к христианам православным, один из главных нынешних идеологов православия Андрей Кураев с удовольствием сжёг бы Вас на костре вместе со мною!

Прошу прощения. Я как-то по инерции назвал Вас «православным христианином», хотя Ваши подлинные слова: «Я же говорю открыто, что я – христианин». То есть православие я Вам уже от себя приписал. Ещё раз извините. Я не считаю Ветхий Завет богодухновенной книгой и не хуже Вас могу привести соответствующую аргументацию. Очень хорошо, значит, здесь мы с Вами сойдёмся. Только для христианина (хотя бы и не православного) позиция более чем странная. Это как раз то, о чём я писал, и что Вы благополучно обошли молчанием: если каждый будет по своему разумению читать Библию выборочно, то христианств будет тысячи. Что мы и наблюдаем.

Более того, я не считаю многие разделы Ветхого Завета соответствующими духу христианства, и также могу привести соответствующие аргументы. Но между прочим, наш известный генетик Михаил Давыдович Голубовский использовал методы генетики и доказал с их помощью историчность ряда разделов Ветхого Завета, что другим способом невозможно было сделать. Вот Вам и несовместимость науки и религии! Кстати, неплохо всю нашу полемику перебросить и ему (указать сайт Интернета, где она есть).

У меня никаких возражений. Я давно уже явочным порядком выставил её на публику.

А то я один работаю на два фронта – с одной стороны, ругаются «атеисты», с другой – православные ортодоксы. В прилагаемых ко мне «эпитетах» обе стороны успешно конкурируют друг с другом. Свойственный тем и другим догматизм заставляет смотреть на мои убеждения через тёмные очки, и они (убеждения) выстраиваются в ветряные мельницы, в коих ничего нет от меня! (Зато как легко «громить»).

Вообще-то я Вам ничего не приписывал. Кроме разве что православия. Высказывания типа «крестик на шее способен надёжно уберечь от вражеской пули» приводились не в утвердительном контексте, а в вопросительном. То есть я предлагал Вам самому сформулировать Ваше кредо в виде двух-трёх высказываний. И привёл несколько примеров, какими эти высказывания могли бы быть. При этом я заранее отмёл Декалог (но Вы вместо этого назвали заповеди Христа – это в такой же степени неприемлемо в качестве характерной черты религиозной религии, отличающей её от атеистической религии).

Я считаю христианином человека, который старается следовать Заветам Христа, и полагаю, что в этих Заветах, как и в образе жизни Самого Иисуса, Вы никаких изъянов не находите.

Стоп! А вот с этого места – поподробнее. Опять Вы вместо общепринятого русского языка предлагаете некий волапюк. Сначала о Заветах Христа. Принимаю, но не все. Например, подставлять поочередно щёки под оплеухи – не намерен ни в буквальном, ни в фигуральном смысле. И в образе жизни изъяны нахожу. Вселение бесов в бедных, ни в чём не повинных свиней не кажется мне высоконравственным поступком. Как и засушение бесплодной смоковницы. Но дело даже не в этом. Даже если бы я принял эти Заповеди целиком, это ещё не дало бы оснований называть меня христианином. А по Вашей терминологии в христиане попадают и Анатоль Франс, и Махатма Ганди, и многие буддийские монахи, и вообще все нравственные люди вне зависимости от мировоззрения. Дорогой Леонид Иванович! С прискорбием вынужден сообщить Вам, что подмена понятий, учетверение терминов – не самый чистоплотный приём в серьёзном споре. Если Вам очень хочется, чтобы мы как можно лучше НЕ ПОНИМАЛИ ДРУГ ДРУГА – ну что ж, называйте всякого порядочного человека христианином, а сковороду кочергой. Но это совершенно разные понятия.

Давайте все-таки пользоваться общепринятым русским языком. А в общепринятом русском языке христианином называют не просто приличного человека, а такого, который более или менее регулярно посещает церковь и участвует (пассивно и/или активно) в религиозных обрядах: крестит лоб, ставит свечки перед святыми иконами, молится о ниспослании дождя, носит в качестве волшебного талисмана крестик на шее, пользуется святой водой в качестве универсального волшебного средства, присутствует при освящении атомных электростанций, танков, банков, подводных лодок и других объектов. И не просто во всём этом участвует, а искренне верит в то, что все эти действа на самом деле способны как-то изменить естественный ход вещей – ДАЖЕ ВОПРЕКИ ЗАКОНАМ ПРИРОДЫ. Христианин обязан верить в загробную жизнь – в рай и ад в беспрекословном порядке, а в чистилище – это уж у кого как получится. Христианин обязан верить в ангелов и чертей. Христианин не вправе сомневаться не только в высокой нравственности Нагорной проповеди, но и во всех приключениях Иисуса Христа (наподобие приключений барона Мюнхгаузена) – в хождении по воде аки посуху, в насыщении огромных масс народа скудным количеством пищи и т. п. Христианин верит в конец света с последующим воскресением всех мёртвых в их прежних материальных телах. Ну и так далее и тому подобное.

Если Вы с таким определением христианина не согласны – спросите у любого батюшки. Думаю, он Вам всё это подтвердит, по крайне мере, в основных чертах. Так что давайте, дорогой Леонид Иванович, не путать понятия и не называть христианами Бернарда Шоу, Джавахарлала Неру, праведно живущих мусульман и прочих. Точность терминологии – это моя маленькая слабость. Пожалуйста, Леонид Иванович, будьте к ней снисходительны.

Вы постоянно смешиваете науку и веру (религию).

Неужели? Да что Вы говорите! Может, Вы мне ещё припишете, будто я смешиваю астрономию с астрологией? Или врачей с экстрасенсами? Я чётко их разграничил.

Сферы их действия совершенно разные и критерии, которые к ним прилагаются, тоже совершенно разные. Поэтому нечего их противопоставлять друг другу.

Почему же нечего? И наука, и религиозная религия вроде бы претендуют на одно и то же – на познание истины. И я Вам уже наглядно объяснил, что экспериментальная проверка гипотез одинаково могла бы служить установлению истины и отсеву заблуждений как в науке, так и в религиозной религии. Только если наука пользуется этим приёмом на всю катушку, то религиозная религия предпочитает верить вопреки фактам (например, освящение подводной лодки «Курск» не уберегло её от катастрофы).

Кстати, и Августин, и Фома Аквинский держались того же мнения. Как я пытался показать (и не только я) вера не мешает учёным заниматься их профессиональной деятельностью. А в коей-то мере даже и оказывается полезной, поскольку учёный-христианин в силу своей веры не допустит жульничества, подлогов, подлости в науке (наподобие атеиста Лысенко и марксистки Лепешинской, а также и многих их приспешников). Они не будут вести себя, как сказано в песне одного нашего выдающегося биолога-христианина: «Все позволено, все дозволено – Бога нет, Бога нет, Бога нет!» Это не значит, что все атеисты такие-сякие и будут вести себя аморально. Это Вавилов сказал: «На костре гореть будем, но от убеждений своих не откажемся». Однако в атеистической идеологии в общем-то нет того нравственно сдерживающего фактора, который есть в христианской. И на самом деле атеиста Вавилова можно отнести к стихийным христианам (выражаясь марксистским языком).

Я не разделяю людей на верующих и не-верующих. Я разделяю их на хороших и плохих. И если человек хороший, то для меня не имеет значения – христианин, он или атеист.

О несовместимости науки и религии. Я уже писал по этому поводу – а как же тогда монах Мендель создал генетику, священник Коперник – современную космологию, один из отцов Церкви бл. Августин заложил основы лингвистики, истории, экзистенциализма, и даже генетики поведения. А некоторые утверждают (профессиональные философы. НАШИ), что он сформулировал основные положения теории относительности! Собственно, этот список можно продлить до бесконечности.

Отвечу. Как я писал, у умерших уже не спросишь, как у них совмещалось научное мировоззрение с религиозным. Для меня очевидны их двойные стандарты – в науке они пользовались научными критериями истины, а в вере предпочитали не умничать, опасаясь в том числе инквизиции («Но в такой позиции / Я боюся, страх, / Чтобы инквизиции / Не донёс монах!» (Козьма Прутков)). Можно ещё пофантазировать на такую тему. На заре человечества все явления природы списывали на волю божью – смену времён года, дожди, засухи, разливы рек, солнечные и лунные затмения и т. п. По мере развития научных знаний разные явления стали постепенно получать естественное объяснение законами природы. Для божьей воли оставалось всё меньше места. Когда-то считалось, что радуга – это божье знамение (Быт. 9:13). Рене Декарт (верующий) построил физическую теорию радуги, тем самым отняв у Всевышнего крохотный кусочек Его власти. (Теперь-то радугу может устроить любой ребёнок: набрать в рот воды и, встав спиной к солнцу, прыснуть изо рта брызгами. А можно встать между городским фонтаном и солнцем и наблюдать радугу длительное время). Но (как можно предположить) для верующего Декарта всё-таки оставалось много непонятных ему явлений, и уж они-то точно находились в руках Божьих. Сейчас многие из них (вероятно, большинство) имеют естественнонаучное объяснение наподобие радуги, а если кому-то эти объяснения неизвестны или кажутся непонятными, то… воздержусь от дальнейших комментариев. Я не хочу сказать, что сегодня науке всё известно, конечно же, нет. Но неизвестное образует такие узенькие щёлочки (хотя и многочисленные), что в каждую их них Богу пролезть трудновато. Да и щёлочек всё убавляется и убавляется по мере развития науки.

А в связи с тем, что святой Августин якобы «сформулировал основные положения теории относительности», вспоминается анекдот времён «борьбы с космополитизмом и утверждения приоритета русской науки во всех областях». В анекдоте утверждалось, что рентгеновские лучи были изобретены задолго до Рентгена одним русским боярином, который сказал своей боярыне: «Я тебя, стерва, насквозь вижу!» Я хоть святого Августина и не читал (уже вижу, как Вы злорадно потираете руки), но позволю себе сомневаться, что он сформулировал эти идеи в чёткой математической форме. Скорее всего – в расплывчатом виде, допускающем толкования так и сяк. Хочу ещё напомнить, что атеист (хотя и не марксист, к Вашему сожалению) Лукреций в своей поэме «О природе вещей» тоже высказал много поразительно точных догадок (в том числе и о теории относительности, и о генетике). Однако при всём моём к нему уважении и даже восхищении я вынужден объективно констатировать, что все эти прозрения густо перемешаны с уймой наивных глупостей. Опять же – amicus Plato, sed magis amica est veritas. Никто его, впрочем, в этих глупостях не винит.

Что касается ссылок на разных авторов. Если Вы берётесь всерьёз полемизировать на темы, связанные допустим, с идеологией и теологией христианства, то нужно действительно вести эту полемику серьёзно, т. е. знать, о чём пишут классики в этой области. Иначе Вы уподобляетесь тем слесарям-расточникам и героям борьбы за урожай, которые не читая Солженицына или Пастернака, клеймили их позором на страницах советской печати.

Повторю ещё раз. Я полемизирую НЕ С ТЕОЛОГИЕЙ ХРИСТИАНСТВА, а с одним единственным человеком по имени Леонид Иванович Корочкин. Религиозное мировоззрение – это система личных мнений. А этих мнений столько, сколько на свете людей, именующих себя христианами, т. е. несколько миллиардов (или по крайней мере сотен миллионов). Так что на каждый чих не наздравствуешься. Каждый отвечает за своё мировоззрение – и только за своё.

Что же касается Солженицына и Пастернака, то… Боже мой, если бы Вы только знали, как мне этот унылый довод надоел (чтоб не сказать больше)… И, что характерно, каждый, кто его приводит, убеждён, что додумался до этого довода впервые и притом самостоятельно… Ещё из этого же арсенала: «Генетику с кибернетикой тоже считали лженауками» – это когда я воюю с астрологами.

Если Вы ничего не слышали про Грушево, то это тоже Ваша беда,…

(беда? или всё-таки вина?)

…ибо об этом писали даже в советской печати, через год после Чернобыля. И создавали комиссии из коммунистов, с членов которых брали подписку о неразглашении!

Что-то я не пойму. «Писали в советской печати» и при этом «брали подписку о неразглашении»? Довольно своеобразная «секретная гласность». Но дело не в этом. Так, Леонид Иванович, полемику не ведут. Если Ваш оппонент не знает какого-то факта, который Вы считаете важным для защиты Вашей позиции, то лучше не злорадствовать по этому поводу, а вкратце изложить сей факт. И если уж невежество оппонента настолько вопиюще, что он даже не знает, кто написал «Евгения Онегина», то в этом случае можно его слегка пристыдить, но всё равно сообщить: мол, написал некий поэт Александр Сергеевич Пушкин.

Вот такие вот дела!

Так что не надо приписывать мне того, о чём я не писал. И не нужно выдумывать какую-то мою позицию. Моя рукопись посвящена не изложению моей позиции вообще (этому посвящена, например, изданная в Санкт-Петербурге в «Логосе» моя книга «Свет и Тьма»), а изложению моего взгляда на отношения науки и религии и их роль в формировании мировоззренческой парадигмы (а она формируется в обществе и в этом формировании участвуют и наука и религия, хотите Вы этого или нет!)

Именно об этом мой манускрипт. Ваши замечания не по теме и ни одного серьёзного возражения я в Ваших комментариях не обнаружил. Они как раз свидетельствуют о правоте Пола Фейрабенда.

С приветом

Ваш Л. И.

P. S. А если Вас интересует вопрос о непорочном зачатии, то в принципе оно возможно (в принципе!) и не противоречит законам генетики и эмбриологии.

Да что Вы говорите! Не противоречит? Может, цветение папоротника тоже не противоречит? И вылупление щенка сенбернара из куриного яйца тоже не противоречит?

На сём закругляюсь и ещё раз прошу прощения за резкость. А чтобы Вы меня больше не обвиняли в том, что я Вам что-то приписываю, пожалуйста, сформулируйте сами, в какие из христианских чудес Вы верите.

С наилучшими пожеланиями
Ваш П. А.

 


VIII. Л. И. Корочкин – П. А. Тревогину

18.06.02

Дорогой Пётр Александрович!

Мы пишем о разных вещах. Вас более интересует мое кредо, нежели рукопись. Потому дискуссии не получается. Получаются взаимные обвинения в том-сём. Вы всё нажимаете на Библейские чудеса. Но я придерживаюсь аллегорической интерпретации Библейских сказаний, а не буквалистской (и в христианской литературе существуют и та и другая, а также взаимные анафемствования, что я не приветствую, а осуждаю).

Из Ваших посланий следует, что мои взгляды Вам неведомы, посему Вы приписываете мне то, о чём я не говорю, и что я вовсе не исповедую. Вы же сами пишете, что в христианстве существуют разные направления, а потом предписываете, как должен мыслить христианин – это неверно. Это догматики и ортодоксы, в том числе и в христианстве создают наборы догм, в которые требуется верить (кстати, и в науке так бывает – почитайте Фейерабенда).

В моей рукописи речь идёт о том, что в формировании мировоззренческой парадигмы принимают участие и наука и религия, хотим мы того или нет. И при этом, естественно, я не касался инквизиции, сталинизма и прочего (хотя и отметил, что разрыв духовной гармонии, фанатизм – любой религиозный или атеистический – к таким безобразиям приводит в конечном итоге). Я не касался также мусульманства и зверств восставших сипаев, сжигавших живьём детей и стариков. Я ясно высказался, что поскольку христианство не является наукой и не претендует на научное объяснение Мира и в основном придерживается этого научного объяснения (современное христианство!), то оно не противостоит науке.

А антинаука претендует на научное объяснение Мира и отвергает истинную науку, стремясь её подменить, потому она науке противостоит. Далее я даю классификацию извращений науки. И не понимаю, причём здесь ветхозаветные чудеса, о которых Вы с таким удовольствием пишете. Я хотел также показать, что участие религии в формировании мировоззренческой парадигмы ничуть не мешает развитию науки (а порою движется с ней совместно). Кстати, в разоблачении анти- и лженауки даже и официальная православная церковь поддерживает науку. И этим не следует пренебрегать! Она помогает отвратить массы верующих от пагубного действа всякого рода шарлатанов, общение с которыми нередко заканчивается психушкой. Я кстати, горжусь тем, что спас двоих молодых людей, проведя с ними длительные беседы и подарив свои книжки. Теперь один из них – приличный врач, другой – хороший священник, который учит свою паству творить добрые дела (и я не вижу в этом ничего плохого). И между прочим как среди учёных, так и среди священников есть разные люди – и хорошие и плохие.

И среди тех и других есть мракобесы.

Вас же похоже, интересует более всего моё кредо. Описать его в э-мэйле у меня сейчас, право, нет времени – пишу два учебника и популярную книгу по генетике для широкого круга читателей. Пишу также книжку об эволюции против креационистов из Сан Диего – достали уже!

Если интересуетесь моей, так сказать, парадигмой, – попросите у Баранцева почитать мои книги – «Свет и тьма» (на неё он напечатал рецензию – кстати, хорошую) и «Недогматическое христианское богословие» (пользовавшееся большим успехом среди новосибирских биологов). Там мои взгляды изложены и моя трактовка христианства даётся. Она, кстати, иная, не такая ортодоксальная, каковой придерживались, например, Налимов или Раушенбах или Лихачёв и придерживается Аверинцев или Бехтерева (надеюсь, Вы их всех уважаете).

А насчёт честности, трусости – ну, несерьёзно это и, право напоминает ленинские философские тетради («Ха-ха! Хе-Хе! Что попался мехзавец!» именно так писал Ильич в адрес Гегеля, например. А Энгельс именовал Ньютона индуктивным ослом). Но мы-то с Вами люди интеллигентные, что брать пример с этих товарищей!

Давайте будем более терпимыми. Хоть веры у нас и разные.

С приветом
Ваш Л. Корочкин

 


IX. Л. И. Корочкин – П. А. Тревогину

19.06.02

Дорогой Пётр Александрович!

Cообщаю о крупном провале наших астрологов-экстрасенсов. Величайший из них, некий Дадашев неосторожно предсказал в газете блестящее, невиданно яркое выступление российской сборной по футболу. Поскольку я в футболе кое-что понимаю (в 45 лет получил 3 разряд за игру вратарём) и по ТВ игры этой сборной видел, то взял да и вырезал эту заметку, так что теперь у меня в руках свидетельство сего провала.

С приветом

Л. Корочкин

Теперь дополнение к предыдущему письму. Насчёт того, что я якобы избегаю ответа. А сие трусливо и нечестно. Отвечать не на что!

Ещё раз сообщаю основные тезисы рукописи:

1. Христианство – не наука, но оно поддерживает современную науку, а не противостоит ей. Науке противостоят её извращения, классификацию которых я даю.

2. Христианство, наряду с наукой, принимает участие в формировании мировоззренческой парадигмы.

3. Смещение в триаде Баранцева вызывает изменения мировоззренческой парадигмы.

Вот и всё! Возражений серьёзных по этому поводу я не обнаружил, а подмену темы дискуссии осуществлял как раз не я, но Вы. Вы поднимаете вопросы, которых я не касаюсь. Например, о теодицее. Это совершенно самостоятельная и сложная и серьёзная проблема, требующая специального обсуждения. Далее, Вы рассуждаете о религии вообще, я же касаюсь только христианства, на которое Вы обрушиваетесь с критикой (и даже с оскорблениями). А между прочим наилучший наш философ Пиама Павловна Гайденко в своей книге «Эволюция понятия науки» утверждает, что современная наука выросла именно из христианства. Она профессионально исследовала эту проблему, и её аргументация меня убеждает.

Мне странно, что Вас раздражает тезис о том, что надо прочитать прежде то, о чём судишь. Для учёного мне представляется это азбучной истиной. Я, например, прошёл все стадии в своём развитии – от воинствующего атеиста, через позитивизм к христианству, побывав в шкуре каждого. При этом представляю каждое направление не по советской литературе, а по первоисточникам. Гегеля, Маркса («Капитал»), Ленина, Сталина, а также классиков материализма, включая Лукреция Кара, а также Джордано Бруно и прочих читал ещё школьником. В последующем освоил позитивистов – Маха, Авенариуса, Петцольда, российских и др. Русских философов читал всех, люблю Фейерабенда и Поппера, Карнапа и Лакатоса.

Уверен, что Вы читали Библию. Но ведь её писали в определённое время и для определённого круга людей. Посему существует множество толкований.

Я их читал. А Вы? Вероятно, Вам незнакома и история христианской церкви, например, Евсевия и многих других, многочисленные истории русской церкви.

А труды Плотина, Оригена, Василия Великого, Григория Нисского, Немезия, Августина Иоанна Дамаскина, Паламы и др. Я не понимаю, как можно судить о христианстве на основании Справочника атеизма. Оно – сложное явление, несомненно переломный момент в истории человечества.

О чём, между прочим, свидетельствуют и такие видные гуманитарии как ваш Лихачёв и Сергей Аверинцев.

Роль христианства в развитии человечества нельзя отрицать. Были и негативные явления, противоречащие самой сути христианской религии. Чтобы во всём этом разобраться, всё это оценить, с моей точки зрения надлежит всё же ознакомиться с богатейшим литературным и историческим наследием, с источниками разных позиций. И всё это осмыслить, а не с кандачка решать. Конечно, раньше было принято читать антирелигиозные лекции в каком-нибудь сельском клубе не на основе знакомства с фактическим материалом, а по тексту из райкома КПСС. Но мы-то не можем уподобляться таким лекторам. А между тем тезисы некоторых докладчиков с прошедшей в Москве конференции по борьбе с лженаукой напоминали весьма такого рода выступления (и не имели никакого отношения к борьбе с лженаукой!).

С сердечным приветом,
Л. Корочкин

19.06.02. P. S. А насчёт непорочного зачатия Вы зря иронизируете. Есть, между прочим, такое явление как партеногенез!

 


X. П. А. Тревогин – Л. И. Корочкину

23.06.02

Дорогой Леонид Иванович!

Вы напрасно на меня обижаетесь. Я высказался хоть и резко, но по существу. Вы ведь действительно уклоняетесь от разговора – не хотите признать водораздел между атеистической религией и религиозной религией: с одной стороны – тезис атеистической религии: «Мир управляется только законами природы и больше ничем», а с другой стороны – тезис религиозной религии: «Мир управляется, м. б., законами природы, но главным образом Божьей волей, на которую человек может воздействовать: молитвами, святой водой, целованием икон, свечками, освящением атомных электростанций, крестиками на шее и т. п.».

Вот главное различие между нами. А вовсе не в образе жизни. Я ведь тоже не убиваю, не краду, никого не насилую и человеческим мясом не питаюсь.

Ещё раз сообщаю основные тезисы рукописи.

Простите, тут, видно, какое-то недоразумение. Я никакой Вашей рукописи не видел и не читал. (Двойное недоразумение. Очевидно, «рукописью» Леонид Иванович называет свою статью «О роли науки и роли религии…», которую я читал в электронном виде.) Полемика наша началась с Вашего письма, которое мне переслал Шевелёв.

1. Христианство – не наука, но оно поддерживает современную науку, а не противостоит ей.

Неужели? Целебные и волшебные свойства святой воды – это поддержка современной науки? Учение о загробной жизни, о Страшном суде и о воскресении всех мертвецов в их прежних материальных оболочках – это поддержка современной науки?

Науке противостоят её извращения, классификацию которых я даю.

Думаю, что этих «извращений» – ровно столько, сколько христианских конфессий, т. е. тысяч пять.

2. Христианство, наряду с наукой, принимает участие в формировании мировоззренческой парадигмы.

Испытывает ли христианство свои гипотезы путём эксперимента, как это делает наука и как я это описывал в предыдущей статье (с одной стороны – экспериментальная проверка гипотез о репликации ДНК, а с другой – гипотезы об эффективности освящения)?

3. Смещение в триаде Баранцева вызывает изменения мировоззренческой парадигмы.

No comment.

…обрушиваетесь с критикой (и даже с оскорблениями).

Приведите примеры моих оскорблений.

Мне странно, что Вас раздражает тезис о том, что надо прочитать прежде то, о чём судишь.

Повторяю ещё раз. Споря о науке, её нужно хоть немного знать. Но говоря о мировоззрении конкретного человека, нужно знать только мировоззрение этого человека. А не зная о мировоззрении этого человека (или зная не всё), нужно спрашивать этого человека. Что я и делал: просил Вас самому сформулировать своё кредо.

…литературе, а по первоисточникам. Гегеля, Маркса («Капитал»), Ленина, Сталина, а также классиков материализма, включая Лукреция Кара, а также Джордано Бруно и прочих читал ещё школьником…

С Вашего разрешения опускаю остальное перечисление читанных Вами авторов. Мы что – соревнуемся, кто из нас больше читал? Без боя, с большим удовольствием уступаю Вам пальму первенства.

Я не понимаю, как можно судить о христианстве на основании Справочника атеизма.

Причём тут Справочник атеиста (религиозного атеиста, добавлю я Вам в угоду)? Без всяких справочников я каждый день вижу и слышу по телевизору, как молятся о том о сём, освящают подводные лодки и совершают прочие действа, призванные волшебным способом изменить естественный ход событий. А Вы, дорогой Леонид Иванович, нежелание некоторых людей (Вашего покорного слуги в т. ч.) участвовать в этих постыдных играх взрослых образованных детей – называете разновидностью религии.

Роль христианства в развитии человечества нельзя отрицать. Были и негативные явления, противоречащие самой сути христианской религии.

Очень трогательная формулировка. Можно ещё добавить, что при Ленине и Сталине были и негативные явления, противоречащие самой сути коммунизма. И для меня лично нет вопроса, от кого больше невинных людей погибло при «негативных явлениях» – от христиан или от коммунистов.

Леонид Иванович! Чтобы Вы меня больше не обвиняли в том, что я Вам что-то «приписываю», пожалуйста, ответьте сами – верите ли Вы: в загробную жизнь? в ангелов и чертей? в ад? в рай? в чистилище? в целебную силу молитвы и молебна? в целебную силу святой воды? в магическую силу крестика на шее? Пожалуйста, Леонид Иванович, не играйте больше в детскую игру «Чёрное с белым не берите, ДА и НЕТ не говорите». Я прошу у Вас как раз обратного: прямо и честно говорить ДА или НЕТ.

Ваш П. А.

 


XI. Л. И. Корочкин – П. А. Тревогину

24.06.02

Дорогой Пётр Александрович!

Тогда получается, что произошло недоразумение. Я-то полагал, что мы дискутируем о моей рукописи, а Вы её не читали и потому слали мне вопросы, не имеющие к рукописи никакого отношения. Естественно, у меня они вызывали недоумение, поскольку не имели никакого отношения к тому, что я высказывал в рукописи. У Вас же из-за этого создалось впечатление, будто я боюсь ответить на Ваши вопросы! Право, это смешно, в своё время КГБ не боялся, 15 лет невыездным был… Мою мировоззренческую парадигму Вы найдёте в моих книгах «Христианство и судьбы человечества», «Свет и тьма» и «Недогматическое христианское богословие (Рассуждения учёного о Боге, мире и природе добра и зла)». Они все есть у Баранцева, который, как мне показалось, многие мои взгляды разделяет. Ответы на Ваши вопросы смотрите ниже – как раз под Вашими вопросами.

Отвечаю, раз уж это Вас так интересует, только эти ответы не имеют никакого отношения к сути моей рукописи.

«…в загробную жизнь?»

В жизнь после жизни да, и тому есть определённые свидетельства.

«…в ангелов и чертей?»

В моих книгах (философских) есть специальный раздел, где я выражаю несогласие с иерархической системой псевдо-Дионисия и отвергаю существование дьявола (и соответственно чертей). Такую мою точку зрения осуждает, например, Аверинцев и многие мои верующие знакомые учёные.

«…в ад?»

То же относительно ада и чистилища.

«…в рай?»

Что касается рая, то это означает то же что и первое – жизнь после жизни.

«…в чистилище? в целебную силу молитвы и молебна?»

Вопрос более сложный. Молитва – наш диалог с Богом и средство духовного очищения, приближающего нас к Богу. Это не значит, что если что-то просить в молитве, то будет непременно дадено. Сие означало бы копирование языческого «управления» Волей Божией.

«…в целебную силу святой воды?»

Святая вода «приготавливается» путём погружения серебряного крестика, а целебная сила серебра известна.

«…в магическую силу крестика на шее?»

Такая сила может проявиться.

В свою очередь, мне интересно, что Вы думаете о Туринской плащанице, о Фатиме, о Грушево.

Расскажу «на посошок» случай. Один сотрудник Ин-та биологии развития повадился в моей лаборатории каждодневно рассказывать кощунственные анекдоты, направленные против христианства. Слушал я слушал, а потом сказал ему; «Смотри, Костя, не кощунствуй, а то плохо это кончится!» Он посмеялся, а через пару дней приходит с выпученными глазами:

– Всё, Леонид Иванович. Больше никогда не буду рассказывать такие анекдоты.

– А что случилось, Костя?

– Ехал на машине, перевернулся, в кювет свалился, едва живой остался. Пока переворачивался – покаялся.

С приветом,
Л. Корочкин

 


XII. П. А. Тревогин – Л. И. Корочкину

12.07.02

Дорогой Леонид Иванович! Простите, долго не отвечал – был занят.

У Вас же из-за этого создалось впечатление, будто я боюсь ответить на Ваши вопросы! Право, это смешно, в своё время КГБ не боялся 15 лет невыездным был…

Это «боязнь» совсем другого рода. Разумеется, в отличие от КГБ я Вас не могу (да и не хочу) лишить свободы или каких-то благ. Речь о другом. Взрослому образованному человеку (тем более – заслуженному учёному) стыдно открытым текстом признать, что он (взрослый образованный человек) разделяет постыдные суеверия тёмных невежественных людей. Поэтому Вы и уклоняетесь от прямых ответов на прямо поставленные вопросы. Например, о законе достаточного основания и о том, что гипотеза Бога имеет точно такие же «достаточные основания», что и гипотеза Шоколадного Петуха на XYZ-планете, то есть нулевые. Вместо прямого ответа на вопрос о непорочном зачатии Вы написали мне о партеногенезе, который у млекопитающих, в частности, у Homo sapiens, никогда не бывает. Как видно, Вы рассчитывали на мою неосведомленность в этом вопросе. Это, по-Вашему, честно и мужественно?

Вы отмалчиваетесь, когда я напоминаю Вам об экспериментальной проверке конкурирующих гипотез в науке и о том, что в религиозных религиях подобные проверки никто и не думает делать. И это при том, что, во-1-х, конкурирующих гипотез (т. е. религиозных религий) десятки тысяч, и во-2-х, такая проверка не составляет ни малейшего труда (например, проверка эффективности освящения АЭС, банка или подводной лодки). Это то самое, что я называю двойным стандартом!

Мою мировоззренческую парадигму Вы найдёте в моих книгах «Христианство и судьбы человечества», «Свет и тьма» и «Недогматическое христианское богословие (Рассуждения учёного о Боге, мире и природе добра и зла)». Они все есть у Баранцева…

Имею это в виду на будущее.

…обрушиваетесь с критикой (и даже с оскорблениями).

Приведите примеры моих оскорблений. Вы этих примеров так и не привели.

Роль христианства в развитии человечества нельзя отрицать.

Нельзя. Христианство полтора тысячелетия активно тормозило науку, поскольку свободная мысль противоречит библейским догмам (чтоб не сказать – глупостям).

«И для меня лично нет вопроса, от кого больше невинных людей погибло при «негативных явлениях» – от христиан или от коммунистов».

И для меня нет – в инквизицию едва тысячи наберёшь, а от коммунистов десятки миллионов!

По моим сведениям, одна только инквизиция истребила миллионов эдак 60. Но, конечно, это сведения «с той стороны баррикад», а потому в Ваших глазах доверия не заслуживают. Ещё одна иллюстрация двойных стандартов.

«…в загробную жизнь?»

В жизнь после жизни да, и тому есть определённые свидетельства.

И Вы как учёный считаете эти свидетельства достаточными? А есть ли «жизнь после жизни» у собак? у овец? у окуней? у лягушек? у морских звёзд? у муравьёв? Мне кажется, для биолога все эти существа представляют не меньший интерес, нежели Homo sapiens. И биолог просто не вправе от подобных вопросов отмахиваться. В противном случае мы снова имеем дело с двойными стандартами.

«…в ангелов и чертей?»

В моих книгах (философских) есть специальный раздел, где я выражаю несогласие с иерархической системой псевдо-Дионисия и отвергаю существование дьявола (и соответственно чертей).

Не понял: так Вы отрицаете только иерархическую систему ангелов и чертей или вообще их существование как таковых? Это ведь разные вещи. Можно не соглашаться с иерархической классификацией, скажем, ювелирных камней, но невозможно отрицать их существование.

То же относительно ада и чистилища.

«…в рай?»

Что касается рая, то это означает то же что и первое – жизнь после жизни.

Снова: где достаточные основания?!!! Мнение знакомых? Предков?

«…в целебную силу молитвы и молебна?»

Вопрос более сложный Молитва – наш диалог с Богом и средство духовного очищения, приближающего нас к Богу. Это не значит, что если что-то просить в молитве, то будет непременно дадено. Сие означало бы копирование языческого «управления» Волей Божией.

В переводе на русский язык: молитва может сбыться, а может и не сбыться. Как и поступление в вуз абитуриента, родители которого дали взятку мошеннику, пообещавшему шепнуть слово членам приёмной комиссии, но при условии «пусть ваше чадо всё-таки готовится как следует». А если парень не поступит, то «честный» мошенник взятку (целиком или частично) возвращает родителям.

«…в целебную силу святой воды?»

Святая вода «приготавливается» путём погружения серебряного крестика, а целебная сила серебра известна.

Мне тоже известна. Маленькое уточнение: выдавать физико-химический эффект за божественный – заурядный обман. Жульничество. Чтобы понимать это, вовсе не надо быть марксистом.

В свою очередь, мне интересно, что Вы думаете о Туринской плащанице, о Фатиме, о Грушево.

О Грушеве Вы меня так и не сочли нужным просветить. По моим сведениям (опять же, для Вас не имеющим доказательной силы) возраст Туринской плащаницы около 1500 лет, а «кровь» – краска на основе охры. Насчёт прочих чудес (им несть числа) повторю только одно. Настоящему учёному должен быть свойствен здоровый скептицизм. К любым сообщениям о феноменах, противоречащих твёрдо установленным законам природы, учёный должен относиться скептически, требуя тщательных, беспристрастных, объективных и независимых проверок. А если он требует таких проверок только от филиппинских хилеров, от Чумака, от Кашпировского и от прочих экстрасенсов, а точно такие же сомнительные религиозные сообщения безоглядно принимает на веру, то это всё тот же двойной стандарт.

Расскажу «на посошок» случай. Один сотрудник Ин-та биологии…

– А что случилось, Костя?

– Ехал на машине, перевернулся, в кювет свалился, едва живой остался. Пока переворачивался – покаялся.

Мне даже неловко напоминать заслуженному учёному азбучные истины. На земном шаре с 6-миллиардным населением можно привести тысячи подобных эпизодов. Как и десятки тысяч других – когда любое, самое циничное кощунство и богохульство оставалось безнаказанным. Можно привести тысячи случаев, когда кому-нибудь дорогу перебежала чёрная кошка, и у этого человека через неделю (через месяц, через год, через 10 лет) украли кошелёк. И что это доказывает – что примета насчёт чёрной кошки свидетельствует о наличии реальной причинно-следственной связи в мире? Сколько бы подобных эпизодов Вы мне ни приводили, я буду повторять один и тот же вопрос: ну и что?!!!

Ваш П. А.

 


XIII. Л. И. Корочкин – П. А. Тревогину

15.07.02

Дорогой Пётр Александрович!

Я не избегаю прямо отвечать на вопросы, ибо не считаю постыдным для современного интеллигентного человека веру в Бога. В Бога верил ваш питерский интеллигент Лихачёв (и говорил об этом по ТВ, кстати, он и в чёрта верил!), в Бога верил И. П. Павлов, в Бога верили все наши великие российские философы, крупнейшие учёные – как Воронцов, Нейфах, верит ваша питерская Бехтерева, нобелевские лауреаты Экклс и Пенфилд (Пенфилд приводит даже научные данные в пользу существования духовной субстанции), верил Луи де Бройль и многие другие микрофизики, верит Ваш друг Баранцев, замечательные архитекторы (и интеллигенты) – питерский Шмелёв и Шевелёв из Костромы. И вообще, если Вы думаете, что учёные (по крайней мере биологи, по крайней мере отечественные) в основном атеисты – Вы глубоко заблуждаетесь! И они не стыдятся верить. А такие события, как явление в Грушево, я видел лично и многие мои коллеги тоже (Вы, между прочим, не высказались ещё насчёт Туринской плащаницы).

Стыдно, по-моему, следуя своим твёрдым атеистическим убеждениям, закрывать глаза на те явления, которые имеют место и свидетельствуют в пользу бытия Божия. Впрочем, мне кажется, и на Вас найдёт просветление, и Вас посетит благодать. И Вы поймёте, насколько чище и лучше становится человеку, когда он верует. Уж какие атеисты были Нейфах и Воронцов, а уверовали!

У Гумилёва:

Есть Бог, есть Мир, они живут вовек,
А жизнь людей мгновенна и убога,
Но всё в себя вмещает человек,
Который любит Мир и верит в Бога.

Или для Вас и Гумилев – тёмный? Не кажется ли Вам странным, что науку и искусство (да и политику) и вообще прогресс обеспечивают в основном такие вот, тёмные (с Вашей точки зрения) люди, которым не стыдно верить в Бога! А вот Лысенко и все его последыши были атеистами! Почитайте книгу нашего выдающегося генетика А. П. Акифьева «Генетика и судьбы» (М. Центрполиграф, 2001).

А что касается опытов, то я ведь утверждаю, что религия – НЕ НАУКА! О каких опытах может идти речь в таком случае. Относительно партеногенеза. Я писал, что в ПРИНЦИПЕ возможен. Данные в пользу этого получал российский биолог Тихомиров. Так что речь не идёт о какой-то выдумке, рассчитанной на неосведомленность. Не в моих правилах рассчитывать на чью-то неосведомленность.

 


XIV. П. А. Тревогин – Л. И. Корочкину

21.07.02

Дорогой Леонид Иванович!

И снова я вынужден читать перечисление Ваших знакомых (и не очень знакомых) верующих. Извините, Леонид Иванович, но я уже начинаю понемногу закипать. Ну сколько можно об одном и том же!!! Ведь я уже не раз и не два писал Вам: давайте каждый отвечать за своё мировоззрение! Давайте не прятаться за дяденькины и тетенькины спины! Нет – Вам по-прежнему неймётся. Да как Вы не можете понять простую истину: мнение даже очень большого количества даже очень хороших и уважаемых людей никакой доказательной силы не имеет!!! Вы говорите, что такие-то и сякие-то люди верили (или верят) в Бога? Ну и на здоровье, пусть верят, это их личное дело. Но я-то веду диспут не с ними, а с одним единственным человеком по имени Леонид Иванович Корочкин! А отвечать за его мировоззрение, объяснять и аргументировать это его мировоззрение – не в праве ни Лихачёв, ни Баранцев, ни Бехтерева, а только один человек, и имя этого человека – Леонид Иванович Корочкин! Когда же Вы научитесь, наконец, жить своим умом, а не чужим?!

Сейчас в моде словечко «соборность», не имеющее точной дефиниции. Я предпочитаю слово «стадность», которое гораздо точнее передает суть дела. И есть ещё одно понятие: «коллективная ответственность». Это когда шайка хулиганов бьёт прохожего чем ни попадя – кто сапогом, кто водопроводной трубой, кто кирпичом, заранее зная, что ответственность за убийство будет размазана по всему «коллективу». Обидное сравнение? Согласен, очень обидное! Но Вы сами на него напросились. Вы меня просто вывели из терпения своим поразительным упрямством. Ведь я почти в каждом своём письме призываю Вас жить своим умом и отвечать за свои взгляды единолично. И всё как от стены горох!

Я не избегаю прямо отвечать на вопросы…

Именно это Вы и делаете. Я Вам сколько раз писал о законе достаточного основания – где Ваши соображение по этому поводу? Я Вам сколько раз писал о двойном стандарте верующего учёного, о том, что фокусам Чумака и Кашпировского верить нельзя, а точно таким же поповским фокусам – можно и даже нужно. Где Ваш ответ на это? Я неоднократно писал о том, что водораздел между религиозной религией и религиозным атеизмом (или атеистической религией) проходит не по линии «добро – зло», а по линии «истина – ложь», по линии «причина землетрясений – физические законы» – «причина землетрясений – Божья кара». Где Ваши соображения по этому поводу?

Я Вас не раз, не два и не три загнал в тупик, в угол. Возразить Вам нечего, и Вы предпочитаете «храбро и мужественно» отмалчиваться, как будто я не к Вам обращаюсь.

А такие события, как явление в Грушево, я видел лично и многие мои коллеги тоже.

Несмотря на мои неоднократные просьбы объяснить мне, тёмному, в чём это явление состоит, Вы так и не снизошли до каких-либо разъяснений.

(Вы, между прочим, не высказались ещё насчёт Туринской плащаницы).

Высказался. Радиоуглеродный анализ показывает: её возраст около 1500 лет. Химический анализ показал: «кровь» – краска на основе охры. Вы плохо читали моё предыдущее письмо. А вот Вы так и не высказались о том, что РПЦ ещё раз позорно продемонстрировала своё мракобесие и враждебность подлинной науке, отказавшись признать результаты генетической экспертизы «екатеринбургских останков». Снова двойной стандарт! И снова отмалчивание!

Вы привели пример с Вашим знакомым – «обращением Савла в Павла». Я разобрал его с точки зрения научного стиля мышления и сказал, что таким способом можно «доказать» и справедливость приметы о чёрной кошке. Вместо того, чтобы признать, что Вас загнали в угол, что наивность Вашего примера годится разве только для какой-нибудь тёти Глаши, Вы предпочли отмолчаться. Возразить-то нечего!

Воспроизвожу фрагменты из моего предыдущего письма.

«Поэтому Вы и уклоняетесь от прямых ответов на прямо поставленные вопросы. Например, о законе достаточного основания и о том, что гипотеза Бога имеет точно такие же «достаточные основания», что и гипотеза Шоколадного Петуха на XYZ-планете, то есть нулевые. Ну что, нечего ответить? Вы отмалчиваетесь, когда я напоминаю Вам об экспериментальной проверке конкурирующих гипотез в науке и о том, что в религиозных религиях подобные проверки никто и не думает делать. И это при том, что, во-1-х, конкурирующих гипотез (т. е. религиозных религий) десятки тысяч, и во-2-х, такая проверка не составляет ни малейшего труда (например, проверка эффективности освящения АЭС, банка или подводной лодки). Это то самое, что я называю двойным стандартом!»

И на это Вы так ничего и не ответили. Только написали: «А что касается опытов, то я ведь утверждаю, что религия – НЕ НАУКА!» Простите за резкость, но это просто демагогия. Да, религия – не наука. Но она претендует на то же самое, что и наука: на знание истины о том мире, в котором мы живём. А природа истины одна и та же. И если истинность утверждения «это лекарство эффективно против такой-то болезни» проверяется экспериментально, то и истинность утверждения «молитва эффективна против той же болезни (или против других несчастий)» тоже может (и должна!!!) проверяться экспериментально. Иначе – снова двойной стандарт!

«…в загробную жизнь?»

В жизнь после жизни да, и тому есть определённые свидетельства.

«И Вы как учёный считаете эти свидетельства достаточными? А есть ли «жизнь после жизни» у собак? у овец? у окуней? у лягушек? у морских звёзд? у муравьёв? Мне кажется, для биолога все эти существа представляют не меньший интерес, нежели Homo sapiens. И биолог просто не вправе от подобных вопросов отмахиваться. В противном случае мы снова имеем дело с двойными стандартами».

И на это всё Вы храбро и мужественно отмалчиваетесь. Где же Ваша совесть биолога? Я Вам прямо задаю вопрос: есть ли бессмертная душа у шимпанзе? у хомячка? у вороны? у медузы? у парамеции? А в какой момент душа появляется у Homo sapiens – у сперматозоида? у оплодотворённой яйцеклетки? у трёхдневного эмбриона? у трёхмесячного? у девятимесячного? у новорожденного ребёнка?

Я понимаю, что исчерпывающих ответов Вы дать не в состоянии. Но хотя бы правдоподобные ответы, гипотезы у Вас есть? Вы до меня размышляли на эти темы?

«…в ангелов и чертей?»

В моих книгах (философских) есть специальный раздел, где я выражаю несогласие с иерархической системой псевдо-Дионисия и отвергаю существование дьявола (и соответственно чертей)…

«Не понял: так Вы отрицаете только иерархическую систему ангелов и чертей или вообще их существование как таковых? Это ведь разные вещи. Можно не соглашаться с иерархической классификацией, скажем, ювелирных камней, но невозможно отрицать их существование».

Опять Вы отмалчиваетесь. Если Вы в принципе допускаете существование ангелов, то любопытно знать Ваше мнение (как биолога): есть ли у этих существ внутренние органы (сердце, печень, лёгкие, почки, мочевой пузырь, кишечник и т. д.)? Впрочем, репродуктивные органы у них, по-видимому, имеются (Быт. 6:2 – 4). Интересен ещё вопрос об ангельских крыльях (с точки зрения биолога). У птиц это трансформированные передние конечности. А у ангелов? У них, выходит, три пары конечностей? И ещё: если у ангелов есть физиология, то у них возможно и её нарушение – радикулит, близорукость, запор, псориаз, инфаркт, пиелонефрит? Всё это очень интересно с биологической точки зрения.

Леонид Иванович, я очень ценю то, что Вы продолжаете со мной дискутировать (вместо того, чтобы послать меня… не буду уточнять куда именно). Но мне очень грустно, что мы с Вами как-то топчемся по кругу: всё время одни и те же аргументы с Вашей стороны (в частности, перечисление фамилий хороших верующих и гадких атеистов); всё время повисают в воздухе одни и те же вопросы с моей стороны, остающиеся без Ваших ответов.

Попытаюсь покороче сформулировать свои тезисы, по которым хотел бы узнать Ваше мнение. Ещё раз напоминаю (о чём уже писал): термины «религиозная религия» и «атеистическая религия» я буду употреблять в разговоре с Вами до тех пор, пока Вы публично не отречётесь от демагогического тезиса «атеизм – разновидность религии».

Тезис 1. Есть закон достаточного основания, который никто не отменял. Разумеется, его невозможно (да и не нужно) доказать: это всего лишь некий руководящий философский принцип, а не закон природы, наподобие закона Ома.

Тезис 2. Научно мыслящий человек обязан чётко разграничивать утверждения трёх типов: а) Более или менее твёрдо установленные факты (пример: закон всемирного тяготения). б) Более или менее правдоподобные гипотезы (пример: любая из гипотез вымирания динозавров). в) Абсолютно безосновательные гипотезы (пример: Шоколадный Петух на XYZ-планете).

Тезис 3. Любая религиозная религия (в частности, христианство) нагло и бесстыже лжёт, выдавая ГИПОТЕЗЫ (причём безосновательные) за достоверные ФАКТЫ.

Тезис 4. Атеистическая религия вовсе не состоит в том, что «несуществование Бога» выдаётся за факт. Атеистическая религия просто-напросто: а) исходит из твёрдо установленных фактов (признаёт их, руководствуется ими), б) осторожно принимает к сведению правдоподобные гипотезы и в) не принимает к сведению безосновательных гипотез до тех пор, пока в пользу этих гипотез не будут приведены хоть какие-нибудь аргументы.

Тезис 5. Тезис Достоевского о том, что якобы «Если Бога нет, то всё позволено» – не заслуживающий серьёзного обсуждения демагогический вздор. К реальной действительности этот лживый тезис не имеет ровным счётом никакого отношения. (См. также ниже Тезис 13).

Тезис 6. Нам дана только одна Вселенная. Возможно, есть какие-то другие вселенные, но вопрос об их реальности беспредметен, поскольку всё равно с нашей единственной Вселенной они никаких каналов связи (ни односторонних, ни двухсторонних) не имеют.

Тезис 7. Наука и религиозная религия пытаются (каждая в меру своих сил и возможностей) описать эту самую – одну и ту же – Вселенную. А потому любые попытки объявить незаконными одинаковые подходы к науке и к религиозной религии – чистейшая демагогия и двойной стандарт. Спрос с науки и с религиозной религии должен быть одинаковым. В частности, проверяемые утверждения религиозной религии должны экспериментально проверяться точно так же, как и научные (например, утверждение о том, что освящение подводной лодки гарантированно убережёт её от любых катастроф).

Тезис 8. Религиозная религия (любая, в том числе христианская) враждебна науке, свободной мысли. Религиозная религия исходит из незыблемых догм и преследует каждого, кто осмеливается в них сомневаться. Так, христианство полторы тысячи лет тормозило свободную мысль, поскольку она противоречила наивным и невежественным Библейским россказням. Какими способами оно это делало – напоминать излишне. В настоящее время Русская Православная Церковь ещё раз позорно продемонстрировала враждебность науке, демонстративно начхав (чтоб не сказать больше) на результаты нескольких независимых генетических экспертиз «екатеринбургских останков».

Тезис 9. Религиозных религий в современном мире существуют десятки тысяч, причём каждая считает себя «единственно правильной». Ни одна из этих десятков тысяч религиозных религий не в состоянии привести вразумительных доводов в свою пользу, аргументированно обосновав, что именно она-то и обладает истиной, а все прочие религиозные религии прискорбно заблуждаются.

Тезис 10. Наука одна и та же – для русских, для финнов, для итальянцев, для евреев, для арабов, для бушменов, для японцев и для всех остальных.

Тезис 11. Магистральный вектор развития науки – конвергенция. Это значит, что некоторые разногласия между учёными по отдельным вопросам носят временный характер и постепенно сглаживаются.

Тезис 12. Магистральный вектор развития религиозных религий – дивергенция. Это значит, что расхождения между религиозными религиями постоянно растут, а их число не только не уменьшается, но, наоборот, имеет тенденцию к постоянному увеличению и размножению.

Тезис 13. Вести приличный образ жизни можно и не ожидая награды от Деда Мороза или страшась наказания от Змея Горыныча (см. Тезис 5).

Тезис 14. Предложение Л. И. Корочкина считать «христианином» каждого, кто ведёт приличный образ жизни, абсурдно – хотя бы на примерах Конфуция или Ганди. Называть «христианами» людей других вероисповедований – типичный демагогический новояз, противоречащий общепринятому языку.

Тезис 15. Можно взять за образец поведения какого-нибудь Ивана Петровича Пупкина, восхищаться его образом жизни, его благородными поступками, брать с него пример и призывать других к тому же. Но религиозной религией это ещё не будет. Религиозная религия начинается с веры в то, что магические слова, магические предметы и магические действия способны изменить естественный ход вещей.

Тезис 16. Христианство как раз подпадает под определение религиозной религии. Вот лишь некоторые из его магических верований: а) крещение младенца надёжно убережёт его от всяческих бед; б) волшебный амулет (крестик на шее) надёжно спасёт солдата от вражеской пули; в) обрызгивание АЭС (подводной лодки, банка, казино, обувного магазина…) святой водой с одновременным пением святых молитв и размахиванием кадилом – надёжно убережёт его (её) от катастрофы (пожара, рэкета, разорения…); г) целование святых икон, возжение свечек и т. п. тоже способно благотворно повлиять на дальнейший ход событий; д) в момент произнесения спец. человеком спец. слов хлебобулочное изделие и вино волшебным образом превращаются в тело и кровь Иисуса Христа; е) надёжным средством против эпидемии (например, чумы или оспы) является молебен (а вовсе не вакцинация); ж) избавить государство от «грехов» можно с помощью двух козлов (жертвенного козла и козла отпущения); и так далее и тому подобное.

Тезис 17. Для взрослого образованного человека всерьёз верить в эти (и ещё в сотни подобных) утверждения, а также принимать участие в первобытном каннибальском обряде «вкушения плоти и крови Господней» – просто постыдно.

К сожалению, «покороче» не получилось. Это письмо ввиду его важности я рассылаю по нескольким адресам. Надеюсь, Вы ничего не имеете против – ведь и до сих пор наша переписка была на виду.

С надеждой на честный и откровенный разговор, без умолчаний и без ссылок на авторитеты – Ваш П. А.

 


XV. Л. И. Корочкин – П. А. Тревогину

22.07.02

Дорогой Пётр Александрович!

Я уже тоже начинаю закипать, ибо не прячусь ни за чьи спины, а имею своё мнение, которого держусь не потому что оно совпадает с чьим-то, а потому что я к нему много лет шёл. И материалистом-атеистом был, и СЧАСТЛИВ, что эту глупость преодолел! И ни в какой угол Вы меня не загоняли (и никогда не загоните, ибо то, что Вы пишете – не аргументация, а вера, или, если хотите – религия, только атеистическая!).

Фамилии же очень известных и уважаемых людей я приводил вовсе не для того, чтобы спрятаться за чьи-то спины (у меня и своя спина неплохая), а лишь для того, чтобы продемонстрировать совместимость науки и веры. Если вера не мешает (а порою способствует) научным исследованиям, значит, она совместима с наукой! И не такое сейчас у нас время, что кто-то должен стыдиться своей веры – приведённые мною фамилии об этом тоже говорят. И ещё раз отвечаю – если Вам очень интересно моё мировоззренческое кредо в подробностях, возьмите у Баранцева мою книгу или книги почитать. В конце концов, пришлите адрес, по которому я мог бы выслать одну из моих книг на этот счёт. А расписывать детали по e-mail у меня просто нет времени – очень много чисто НАУЧНОЙ работы. А Чумака и Кашпировского, кстати, православная церковь осуждает с не меньшей ожесточённостью, нежели атеисты. А астрологию гораздо раньше материалистов «разоблачил» епископ Августин. А человечеству (и науке) наибольший вред нанесла между прочим марксистско-ленинская преступная банда, и в первую очередь такие мерзавцы как Маркс и Ленин.

С приветом Л. Корочкин

 


XVI. П. А. Тревогин – Л. И. Корочкину

24.07.02

Дорогой Леонид Иванович!

Извините, что отнял у Вас много времени. Больше не смею отвлекать Вас от научной работы. Полагаю, что наша полемика будет поучительна для многих читателей Интернета и журнала «Скепсис». Надеюсь, Вы ничего не имеете против публикации? Во всяком случае, 09.06.02 Вы написали: «Кстати, неплохо всю нашу полемику перебросить и ему (указать сайт интернета, где она есть)…».

В настоящее время я занят приведением всего нашего материала в читабельный вид. Если Вы против публикации с использованием Вашего полного имени – сообщите, я заменю его инициалами или даже псевдонимом.

…то, что Вы пишете – не аргументация, а вера, или, если хотите – религия, только атеистическая!

Кто это там громче всех кричит: «Держи суевера!»?

И ещё раз отвечаю – если Вам очень интересно моё мировоззренческое кредо в подробностях, возьмите у Баранцева мою книгу или книги почитать. В конце концов, пришлите адрес, по которому я мог бы выслать одну из моих книг на этот счёт.

Спасибо за предложение, но, думается, не стоит этого делать. Вряд ли в Ваших книгах я найду ответы на те вопросы, которые безрезультатно задавал Вам на протяжении нескольких месяцев (о критерии выбора из нескольких десятков тысяч религиозных религий одной – единственно истинной; о волшебных талисманах и магических обрядах, в частности, о людоедском ритуале «причастия» и о многом другом). Вряд ли я найду там подробный анализ семнадцати тезисов, которые я предложил на Ваше суждение в своём последнем письме. Или если не анализ, то хотя бы краткое Ваше отношение типа «согласен – не согласен».

А расписывать детали по e-mail у меня просто нет времени…

Какая жалость. А будь у Вас время, Вы бы мои 17 тезисов, несомненно, разбили в пух и прах.

А человечеству (и науке) наибольший вред нанесла между прочим марксистско-ленинская преступная банда, и в первую очередь такие мерзавцы как Маркс и Ленин.

Мысль, конечно, интересная. А главное, – новая и свежая. До сих пор Вы мне об этом, кажется, ещё не писали?

Итак, наша дискуссия завершена. Пусть теперь читатели судят, чья аргументация сильнее, кто из нас в ладах с логикой и фактами, а кто не очень.

С наилучшими пожеланиями – Ваш Пётр Александрович Тревогин.

 


 

«После драки». Небольшое дополнение к дискуссии

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru